Дом. Семья

В Москве пересчитали водоплавающих птиц: самое большое потомство дали кряквы

Всего родился 861 птенец
Водоплавающие птицы в столице как отдельный клан со своим внутренним патриархальным устройством. Их права в Москве никто не попирает.

Водоплавающие птицы в столице как отдельный клан со своим внутренним патриархальным устройством. Их права в Москве никто не попирает.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Водоплавающие птицы в столице как отдельный клан со своим внутренним патриархальным устройством. Их права в Москве никто не попирает. И даже наоборот - уток кормят как на барском дворе, снимают про них сюжеты, пишут заметки и даже перекрывают шоссе (когда пернатая семейка, ничего не боясь, шагает строем по городу, меняя, например, дислокацию).

Во время пандемии, когда людей на улице почти не было, утки распоясались до такой степени, что стали обивать пороги музеев и театров, топтаться в клумбах и даже залезать на скамейки. При этом зимовать в теплые края улетают далеко не все. Во-первых, вес не позволяет (благодаря нашему хлебушку, многие крякалки становятся похожи на борцов сумо - с заплывшей шеей и отвисшим брюхом). А во-вторых, в Москве есть водоемы, которые не замерзают даже при минус пятнадцать. И птицам там весьма комфортно.

Специалисты «Мосприроды» провели очередную перепись водоплавающих птиц. Точнее, их выводков. Итог - 861 птенец. 732 из них - кряквы.

УТИНАЯ ПОРА, ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ

Подкармливать уточек на городском пруду стало уже национальной забавой. Люди собираются в парк - и заодно берут с собой остатки всякой пищи. Чтобы пополнить плюсиками собственную карму. Жаль, что часто это черный хлеб, от которого птица, если переест, умирает мучительной смертью. Желудок просто неспособен переварить забродившее месиво. Если уж хотите угостить во благо, тащите фрукты, пшено, разваренные крупы, перемешанные с творогом и сырой печенью

Недалеко от бывшей усадьбы Узкое (в Ясеневе) есть совершенно волшебное место, похожее на собранный пазл. Всё рядышком, впритык - лес (дикий и густой), березовая роща (необыкновенной красоты), луг с ароматным разнотравьем и четыре пруда (три из них огорожены забором, а один - самый северный - свободен для посещений). Подкармливать крякв сюда приезжают специально на машине. Так, что утки стали почти ручными. По-розенбаумовски разжиревших я не заметил. И это чудесно. Резвые кряквы рассекают гладь воды словно хоккеисты. Соревнуются в скорости. Наматывают круги. Ныряют. При мне женщина принесла белый хлеб. Причем подсушенный, как положено. Такой уткам давать можно.

- Зимой пруд замерзнет и птицы перекочуют в другое место, - рассказала она.

Каких-то редких водоплавающих в этих краях замечено не было. Если не считать двух лебедей, живших тут лет десять назад. В такой же осенний денек одного из них загрызла собака. Ну и второй куда-то тоже исчез. Видимо, улетел, ошалев от страданий.

НАЛЕТАЙ, ТОРОПИСЬ! ПРОВЕДЕМ ПЕРЕПИСЬ

Итак, общее число утят 861 (в прошлом году было 1109).

Среди них:

кряква - 732 птенца (126 выводков);

огарь - 53 птенца (11 выводков);

чомга (большая поганка) - 26 птенцов (11 выводков);

хохлатая чернеть - 24 птенца (5 выводков);

лысуха - 15 птенцов (4 выводка);

камышница - 11 птенцов (4 выводка).

ГДЕ МОЖНО ПОЛЮБОВАТЬСЯ НЕ ТОЛЬКО КРЯКВАМИ

- природно-исторические парки «Измайлово» и «Косинский»;

- лесопарк Кусково;

- Серебряный бор;

- «Покровское-Стрешнево»;

- фаунистический заказник «Долгие пруды»;

- природные заказники «Долина реки Сетунь» и «Долгие пруды».

Во время пандемии, когда людей на улице почти не было, утки распоясались до такой степени, что стали обивать пороги музеев и театров, топтаться в клумбах и даже залезать на скамейки.

Во время пандемии, когда людей на улице почти не было, утки распоясались до такой степени, что стали обивать пороги музеев и театров, топтаться в клумбах и даже залезать на скамейки.

Фото: Олег ЗОЛОТО

СПРАВКА «КП»

Всего в столице около 30 тысяч водоплавающих птиц.

Кряква. Самый многочисленный вид. Зимовать в российской столице начали в середине прошлого века, когда их перестали рассматривать как ужин (в отличие от первых послевоенных лет). Вид неприхотливый, а потому популярный в домашнем хозяйстве. Селезень имеет жгуче-зеленый окрас головы и фиолетовую полоску на крыле. Самки - коричневато-бежевые.

Огарь. Прибыли к нам из южных степей, где гнездились в звериных норах и расщелинах. Целые скопления этой оранжевой птицы можно наблюдать в Московском зоопарке. Потомство выводят на чердаках. После чего птенцы, чуть окрепнув, падают на землю камушками и шлепают за родителями к озеру. Один раз для такой семьи даже Садовое кольцо перекрыли (разумеется, временно - на пару минут).

Хохлатая чернеть. Поменьше, чем кряква. Самцы черные с фиолетовым отливом и белыми боками (у самок оперение рыжевато-бурое). Любят открытые пространства и широкие водоемы. Умеют нырять на глубину четыре метра. По суше передвигаются неуклюже - как Чарли Чаплин.

Чомга. Она же большая поганка. Тонкая шея, длинный клюв. Буровато-рыжая спина, брюхо и шея белые. Весной на шее появляется рыжий воротничок, а на голове пучки перьев, похожие на ушки. Особенно интересно наблюдать, как чомга добывает водоросли, становится в позу пингвина и, держа добычу в клюве, предлагает ее подруге или другу (короче, другой чомге).

Лысуха. Темная лошадка с белым клювом и белой блямбой на лбу. Очень много времени проводит в воде. Самка голосистая как Ротару. Издает звук, похожий на «тьек-тьек». Любит пресную воду. Гнездится на мелководье - близ зарослей камыша и осоки.

Камышница. Эту еще называют болотной курочкой (потому что на курицу похожа). Любит дикие болота и заросшие берега, противница всякого обустройства. Окрас чаще всего буровато-черный, реже - серый. Клюв короткий, на лбу красное пятно. Крик напоминает щебет сороки.

КСТАТИ

Кроме этого, в Москве встречаются совсем единичные экземпляры. Это красноголовый нырок, серая утка, гоголь, чирок-свистунок, луток, морянка, шилохвость, пеганка и утка-мандаринка.