2018-06-26T18:17:38+03:00

Убить по-русски в Занзибаре

Виноваты ли в убийстве русского мальчика двое россиян, приговоренных в Танзании к смертной казни? Наш корреспондент проводит расследование
Поделиться:
Комментарии: comments3
Изменить размер текста:

Единственное, что в этом деле с самого начала не вызывало абсолютно никаких сомнений, - так это то, что 15-летний Алеша Сотников был мертв.

Его нашли сразу после того, как пожарные разбили стекла и сорвали с окон москитные сетки. Дым из черного, рассеиваясь, превратился в серый, и из него медленно выплыли очертания безжизненного тела. Лешка лежал, уткнувшись носом в каменный пол и неловко вывернув связанные полотенцем руки. Больше в квартире ничего не сгорело, только это тело, замотанное старыми тряпками. По улице, называемой «китайским кварталом», понеслась страшная новость. Белых людей на острове Занзибар не убивали по крайней мере последние сорок лет.

Что такое остров? Это люди

Это только кажется, что на остров есть один путь. На самом деле попадают сюда по-разному. Врачи Ираида и Виктор Сотниковы приехали на Занзибар по линии ООН, поработав до этого на соседнем острове Пемба. Их коллега Марина Очирова перелетела в Танзанию из Мозамбика, где по такому же ооновскому контракту работал ее муж. Еще на острове Занзибар жили семьи моряков, обслуживавших катера на воздушных подушках, и несколько русских женщин, вышедших замуж за африканцев. Вот вам и вся русская колония.

Не жизнь, а курорт: местное население относится прекрасно - многие учились в СССР, расовой дискриминации нет и в помине, и даже ислам на Занзибаре ненавязчивый и беззлобный. Здесь не закидывают камнями за обнаженные плечи и не отрубают руки за воровство. Но с преступниками в случае чего разбираются как следует. Сами. Потому что это остров, а на островах не принято ни воровать, ни запирать двери.

Ираиду Сотникову можно было, пожалуй, назвать «хозяйкой» острова - во-первых, была она здесь старожилом, во-вторых, прекрасно говорила на суахили, в-третьих, работала гинекологом, что в стране, где аборты строжайше запрещены, являло особую ценность. Два ее сына были при ней: старший, Сергей, отдыхал от российских реалий в местных барах, а младший, Лешка (здесь его быстро переименовали в Алекса), был для матери наградой: и иностранные языки знал, и на гитаре играл, и вообще рос парнем серьезным, не в пример старшему, которому местные девушки нравились явно больше армии и институтских лекций. Друзья у братьев были общие: сын доктора Марины 18-летний Ваня Очиров и 19-летний Дима Косяков, у которого в судоходной компании «Си Экспресс» работал отчим. На разницу в возрасте никто внимания не обращал, потому что других русских ребят на острове не было.

Служили три товарища

«Ванька, это 1000 и одна ночь!» - восторженно позвонила Марина Очирова сыну, когда впервые увидела Занзибар, старинный город с узкими улицами и резными арабскими воротами. Ваня остался было с отцом в Мозамбике, но тут приехал погостить к матери и увлекся дайвингом. Да так серьезно, что через несколько месяцев вернулся на остров опять, решив заняться подводным плаванием профессионально. Особенно его приезду радовался Лешка Сотников. Копировал до смешного - и волосы-то начал отращивать, как и он, и португальский язык пошел изучать, все ходил и переспрашивал: «А это как сказать?» Кроме языков, в Африке учиться было нечему, а возвращаться в Россию и идти работать никому не хотелось. Уж чему-чему, а последнему было научиться нетрудно: это здешний стиль жизни - сидеть на корточках и лениво пялиться на жизнь.

Три семьи - как три разных мира. Иру Сотникову эта всеобщая бездеятельность страшно злила. «Сидят у меня на шее, а еще мужики!» - ворчала она на сыновей. Марина Очирова денег на сына не жалела: пятиступенчатый курс дайвинга обошелся ей, например, в 2 тысячи долларов, но на что только не пойдешь, если ребенок единственный... А у Димы Косякова, приехавшего на этот сказочный остров из маленького поселка в Приморье, и возможности, и запросы были скромными. Мотоцикл вот родители справили - и спасибо, потому что без транспорта на острове - труба.

В конце ноября 1997 года Ира с Мариной поссорились. Глупо и совершенно по-бабски. Вроде бы Сотникова заявила Очировой так: «Вот ты своему сыну все позволяешь, а мой Лешка сказал, что Ванька тебя обманывает. И не плавает он вовсе в океане, как говорит, а ворует шоколадки в китайском ресторане и пьет алкоголь с Димкой Косяковым. Вот так». В тот же вечер Марина устроила сыну допрос с пристрастием. «Посмотри в дневник аквалангиста, там же после каждого заплыва печати ставят!» - обиделся Ваня и потребовал объяснений. Ира привела Лешку. «Ну подумаешь, соврал», - легко признался тот. «Убить тебя мало!» - разозлился Иван. Ерунда какая-то, в общем. Поругались - помирились, как в коммуналке.

Обоим им оставалось жить две недели. Ване - на свободе, а Лешке - на этом свете...

И тут рассеялся дым...

Утром 15 декабря Ираида Сотникова, уходя на работу в госпиталь, закрыла дверь на ключ. Лешка пробормотал сквозь сон, что экзамен в школе языков он сдал накануне и поэтому сегодня никуда не пойдет. Было восемь утра.

Ваня с Димой, наоборот, вскочили рано - у первого перед отъездом в Мозамбик была масса дел (забрать у Сотниковых русско-португальский словарь, попрощаться с инструктором по дайвингу, заплатить за последний курс, понырять напоследок), а второй вызвался ему помогать, поскольку пешком да еще по дикой декабрьской жаре Занзибар не обежать. Если верить словам Диминой мамы Клавдии Яцуненко, дальнейшая картина выглядела так: примерно в половине девятого Дима вскочил на мотоцикл и уехал. Через минут 20 - 25 вернулся вместе с Ваней, сказав, что Лешки нет дома. Все вместе позавтракали. Потом Клавдия ненадолго прилегла, потому что болела, мальчишки смотрели телевизор, пока соседка не пришла попросить терку для кокосовых орехов. Пришлось встать. Потом парни опять ненадолго уехали, кажется, в мозамбикское консульство, Дима просился туда на Новый год, потом снова примчались - так и мелькали все утро, хлопая дверьми.

В начале одиннадцатого Ираиду Сотникову разыскали медсестры и, не объясняя причин, велели срочно ехать домой. Из окон ее квартир валил дым, соседи возбужденно кричали, и заливался истеричным лаем пес. Рядом с открытой дверью растерянно топтались пожарные, не решаясь зайти вовнутрь. Она решительно распахнула дверь и схватила за ошейник собаку. И тут дым рассеялся...

Один глаз у Лешки вытек, наверное, от огня. На шее, голове и предплечьях открывались жуткие раны. Скорее всего, их нанесли пангой - это такой большой нож, который есть в каждом доме и которым местное население испокон веков рубит сучья. Меньше всего это походило на несчастный случай. Ираида Сотникова бросилась в спальню. Там было все перевернуто. «Мы не знаем, КАК она могла пройти мимо тела своего сына, но она прошла...» - потрясенно обсуждали потом соседи.

- У меня исчезли 18 600 долларов, - ледяным голосом успела произнести Ираида Алексеевна, прежде чем обессиленно опустилась на диван...

Буквально сразу же полиции удалось установить, что примерно час или полтора назад от дома Сотниковых на бешеной скорости отъехал мотоцикл, на котором сидели двое белых.

«Вы арестованы!»

О том, что случилось, коллеги Ираиды Сотниковой узнали днем. «Едем к ней!» - тотчас вскинулась Марина Очирова. Но вышла от подруги заплаканной: «По-моему, Ира чокнулась. Она говорит, что ее Лешку убил мой сын...» В тот момент сама эта мысль действительно казалась абсурдом.

«Где Иван?» - испугалась Марина. Накануне ему снился страшный сон: акулы вынырнули из черной воды и вдруг напали. «Я подумал, что переплавал!» - смеясь, рассказал ей Ванька. Утром она достала из сейфа 900 долларов - столько стоил последний курс дайвинга - и отдала ему в руки. А сейчас - день, и его младший друг Лешка лежит на полу, прикрытый одеялом, а его мать произносит страшные слова «гроб и похороны».

Белая лодка с надписью «Дайвинг-клуб» весело причалила к берегу. «Мам, ты что - шутишь?» - побледнел Иван, когда Марина рассказала ему последние новости. Димка - тот вообще выпал в осадок. Ему, бедолаге, и так каждый раз после моря тошно - укачивает, - а тут еще это... По дороге заехали к врачу, объяснили: у человека погиб друг. Доктор сделал успокаивающий укольчик. Вроде помогло.

...Полицейская машина вынырнула из густой зелени, как акула. «Вы арестованы по подозрению в убийстве», - объявил офицер, и автоматчики потащили мальчишек в машину. «Слышь, скажи своему сыну, чтоб даже не рыпался, не то забьют!» - подсказал Марине водитель такси. Она ехала за полицейским фургоном и кричала: «Ваня, Дима, только не распускайте руки!»

Лучше бы они сопротивлялись...

Продолжение

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Галина САПОЖНИКОВА

 
Читайте также