2018-08-14T23:42:40+03:00

Эдуард Успенский: «Героиню «Жаб Жабыча» я срисовал с жены»

«Комсомолка» встретилась с детским писателем на семинаре в Тарханах.
Поделиться:
Изменить размер текста:

Эдуард Успенский гостил в музее-заповеднике «Тарханы» три дня. Здесь, на пятом Всероссийском семинаре детских писателей, он стал руководителем мастер-класса. В перерывах между лекциями и экскурсиями нам удалось пообщаться с человеком, на книгах которого выросло не одно поколение.

«Тарханы - фантастическое место!»

- Каждый год семинары проводятся в разных заповедниках - имениях известных писателей. Эдуард Николаевич, какое впечатление произвели на вас Тарханы?

- В ваших краях я не первый раз. В Пензе, будучи студентом, проходил практику. Хорошее было время… Тогда больше всего запомнилась почему-то река Сура. Сейчас меня поражают удивительные просторы, бескрайние поля вашей области. В Подмосковье такого уже давно не встретишь. В Тарханах раньше не был. Могу сказать про них только одно: фантастическое место.

- Говорят, что здесь чувствуешь единение с классиком?

- Я вообще никогда не понимал, как Лермонтов мог в столь молодом возрасте так удивительно писать. А единения с классиками я, к сожалению, пока не чувствую. Видимо, осознание того, что меня можно так назвать, не пришло.

Писать детские книжки - занятие серьезное

- Сейчас многие спорят о том, есть ли современная детская литература. Что вы думаете об этом?

- Писать для детей вообще очень сложно. Как раз этого многие не понимают. Думают, что сочинил какую-нибудь маленькую сказочку - и ты уже писатель. На самом деле создание детской книжки можно сравнить с изготовлением сложнейшего технического прибора. Так же нужно рассчитать габариты, соблюсти все пропорции, чтобы получилась серьезная, разумная вещь. Должен быть строго определенный объем, тема, сюжет. Если во взрослой литературе можно сослаться на какое-то оригинальное видение и понимание мира, то с детьми это не проходит.

- А можно ли вообще научить человека творчеству?

- В любом деле сталкиваешься с тем, что учишь двадцать человек, а из них остается потом три-четыре талантливых, остальные разбредаются. Сейчас есть несколько приличных детских писателей. Например, Станислав Востоков, Ольга Златогорская.

«Какого цвета Чебурашка, не имеет значения»

- Над чем вы сейчас работаете? Планируется ли продолжение знакомых всем историй про крокодила Гену и Чебурашку, обитателей деревни Простоквашино?

- Дело в том, что я сам никогда ничего не планирую. Как-то все само приходит или в издательстве дают интересное задание. Недавно предложили придумать историю семьи. Сейчас уже готов черновой вариант первой повести. Недавно у меня вышла новая книжка «Жаб Жабыч метит в президенты». Не забываю старых героев, например, один из последних рассказов про того же крокодила Гену называется «Гена - лейтенант милиции». Я стараюсь, чтобы мои истории звучали современно и сюжет был смешной. Добряк Чебурашка даже пистолет в одном эпизоде выхватывает, чтобы защититься от похитителей.

- А как вы относитесь к тому, что вашего героя Чебурашку сделали символом нашей сборной? Чувствуете ли себя в какой-то степени «олимпийцем»?

- Когда Чебурашка первый раз был выбран символом сборной, все было решено устно. Потом, когда выяснилось, что эта игрушка может приносить хороший доход, со мной заключили официальный договор. Чебурашка сначала был коричневым, потом белым, сейчас вот красный. Я к такой «смене окраса» отношусь совершенно спокойно. Вообще, от спорта я далек. Мне кажется, что соревнования неправильные. Какая-то страна обогнала другую, значит, она хорошая, а та - плохая. Это вызывает нездоровые эмоции. Но, что ни говори, Олимпиада - это зрелище, и оно стоит того, чтобы люди смотрели его. Наверное, я все-таки немножко поболею за наших.

«С фамилией, как у Фрекен Бок, на работу не устроишься»

- Эдуард Николаевич, расскажите о вашем переводе книги про Карлсона. Многие неоднозначно отнеслись к трактовке, в которой знакомые герои выражаются далеко не литературным языком.

- Неоднозначно относятся те, кто не читал новую книгу. А те, кто прочел, восприняли ее вполне однозначно - им понравилось, потому что написано современным живым языком. Привычные переводы Брауде, Лунгиной - хорошие пересказы и только. Но ведь нужно передать именно то, что есть в оригинале. Астрид Лингрен вообще была очень хулиганистой писательницей, и в шведском тексте это четко прослеживается. Я постарался раскрыть те моменты, которые наши переводчики не донесли. Вот, например, фамилия фрекен Бок переводится как… «козел». Именно козел, даже не коза! И женщина, которая приходит устраиваться на место домоправительницы, жалуется, что с такой фамилией работу не найдешь. Детская книжка должна быть динамичной. Поэтому я копался до последнего, пока не находил нужные слова, помогающие передать этот темп.

- Правда ли, что вы своих героев списываете с реальных людей?

- Далеко не всегда. Есть, конечно, отдельные герои, которые напоминают моих знакомых. Недавно свою жену Элеонору вывел в том же «Жаб Жабыче». С ее фотографии и рисунок карикатурный нарисовали. Сначала она даже обижалась, а потом стала всем друзьям с гордостью его показывать. А в советское время я вывел многих партийцев в книге «Клоун Иван Бултых».

- Кроме написания книг, вы занимаетесь выпуском музыкальной программы «В нашу гавань заходили корабли...». Как удается отдыхать при таком насыщенном ритме жизни?

- Я не люблю отдыхать вообще. Только иногда зимой катаюсь на горных лыжах. Это дело мне нравится - так азартно, интересно.

Еще больше материалов по теме: «Эдуард Успенский: досье KP.RU»

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также