2018-02-21T17:29:18+03:00

Воронежец Алексей Миненков, раненый в Южной Осетии: Там эту войну все ждали...

Наш земляк получил снайперскую пулю на подступах к Цхинвалу
Поделиться:
Комментарии: comments1
Светлана ДРУЖИНИНА («КП-Ростов-на-Дону»).
Изменить размер текста:

Для подполковника Миненкова, из своих 34 лет прослужившего ровно половину, это была первая «горячая точка». Его полк - радиотехнический. В боевых действиях как таковых не участвует - только снабжает высшее командование информацией о противнике. Поэтому когда Алексей сам просился в ту же Чечню - не позволили: «Выполняй свои прямые обязанности, а с пушкой и без тебя есть, кому бегать». На этот раз проситься не пришлось. В прошлом году его направили во Владикавказ замом командира. Две недели назад оказалось, что все прежние 17 военных лет на самом деле - ничто. Что настоящая война - вот она. Вот эта отметина на спине справа, на уровне чуть выше сердца...

- Когда 8 августа Грузия начала бомбить, в Джаву сразу выехала группа рядовых, прапорщиков и офицеров нашего полка. Я там был на следующий день. Туда нагнали столько российских войск! Поэтому разрухи не было, - с Алексеем мы общаемся по мобильному. Сейчас он в военном госпитале в Ростове. - Нам поступил приказ: выбрать новую позицию на окружной дороге. Мы все сделали и 11-го выехали на место.Для него все привычно, поэтому картинку «рисуем» вместе. Точнее, «рисую» я - по газетным снимкам, телесюжетам. И он вдруг точно заново открывает для себя детали, которые тогда казались рутиной. Обычным рабочим фоном.

- Двигались по объездной трассе в горах. Груды разбитых машин... Их было ну очень много, сожженных до неузнаваемости, до пыли... Страшно представить, если там находились люди... Люди? Они ехали - беженцы - нам навстречу, на автобусах. Мы передвигались в основном ночью, поэтому лиц было не разглядеть. Но их тоже - много. Колонны автобусов, а внутри, наверное, сотни и тысячи беженцев. И постоянные обстрелы - с нашей стороны, с грузинской. Не умолкали ни на минуту. Грузинская артиллерия методично уничтожала Цхинвал. Наши войска подавляли огневые точки грузин. Цхинвал я не видел. Мы не дошли до него километров десять.

... Они давно приметили этот самолет. Он маячил на небольшой высоте, но чей - наш? грузинский? - не разобрать. Хотелось думать, наш, и они так и думали. А НЛО начал бомбежку. Группа Миненкова бросилась в укрытие на обочине и там без потерь переждала бомбовый дождь. Но вот когда уже отходили, у Алексея вдруг потемнело в глазах. Подполковник не сразу понял: резкая боль в спине справа, спереди кровь... Подбежали ребята, засуетились... Пуля прошла навылет.

Рану тут же перевязали. Солдата отправили сначала в Джаву, а 12 августа - в Ростов. Из-за того, что рана сквозная, операцию делать не пришлось, однако первые пару дней Алексей был прикован к постели. Зато потом быстро пошел на поправку, сейчас уже снова рвется в бой и, хоть улыбается в трубку, с досадой ругает себя:

- А-а-а, сам виноват! Надо было знаки отличия оторвать - звездочки подполковника. Там, похоже, снайпер сидел в засаде. А эти товарищи метят ведь прежде всего в руководство, понимаете? Так что никакого геройства не было...

Возможно, он прав. Но с другой стороны, наверное, героем там был каждый российский солдат.

...Я в разговоре постоянно повторяла: «Война, война...» Подполковник вдруг меня поправил: «Не было никакой войны. Был локальный конфликт». Но я упрямо говорила: «Война». И он больше не возражал. Лишь заметил:

- На самом деле там к этому шло и не стало новостью. Только... Казалось, поначалу все-таки как-то скомканно сработали наши войска, было ощущение неорганизованности, непродуманности... Но просто так неожиданно это началось... И без них мирного населения погибло бы гораздо больше.

Полк Миненкова никого не потерял и никто, кроме него, серьезных ранений не получил.

Звонок родственникам

Когда Алексея Миненкова ранили, его близкие гостили у родных на Кавказе, в Карачаевске. Они там до сих пор. Я долго не могла дозвониться на мобильный маме, Клавдии Ивановне. Однажды она сама ко мне пробилась, но связь была отвратительной, и женщина, как на беду, расслышала только обрывки фраз и - «ранение». Все. Ее телефон «умер». Я кидала sms-ки. Одну за другой. Одну за другой. «Ничего не случилось, не волнуйтесь!» И вдруг мне позвонил Рустам, младший брат Алексея:

- У нашей мамы слабое сердце. Она не знает... А вы тут такой переполох подняли!Еще бы... О несчастье семье сообщили из части. Позвонили и по-военному скупо выдали информацию. Чтобы рассказать матери что да как, речь даже не велась. Рустама вдруг неожиданно «вызвали на работу», с ним «по делам» поехала сестра Карина. Убедившись в госпитале, что с Лешей порядок, решили: вернемся, догостим как ни в чем не бывало, а это - потом когда-нибудь узнается.

Во Владикавказе подполковника Миненкова ждут жена Ольга и 13-летний сын Женя.

Кстати

Алексей Миненков сейчас нечасто бывает в Воронеже. Здесь он родился, здесь в 1991-м призвался в Череповецкое высшее военно-инженерное училище радиоэлектроники. Но родителей, работавших на ВАСО, в свое время отправили в командировку в Москву. Там они и остались. После училища Алексея мотало по стране - Калининград, Смоленщина - служил и в Югославии, в составе миротворческих сил. Но родной город подполковник не забывает:

- В Воронеже у меня много друзей. Воспоминания о нем самые светлые. Как только появляется возможность, обязательно приезжаю. Правда, не был уже лет пять, но, надеюсь, скоро опять получится увидеть родину...

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также