2018-02-22T01:22:58+03:00

Добровольцы-общественники: «В московских подвалах не должно быть рабов!»

Москвичи начали бороться с нелегальной миграцией самостоятельно, но в рамках законов [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments190
Изменить размер текста:

На днях корреспонденты «КП» вместе с неравнодушными горожанами из организации «Светлая Русь» отправились в рейд по ночлежкам и схронам.

Подземный патруль

Впервые про добровольных борцов с мигрантами стало известно после скандала с нашими летчиками, задержанными в Таджикистане. В газетах писали страшное: мол, «Светлая Русь» - это тайные «эскадроны смерти» Федеральной миграционной службы, спешно созданные для давления на Эмомали Рахмонова. Чуть ли не с огнеметами они чистят московские подвалы от трудолюбивых гастарбайтеров, и там, где прошла «Светлая Русь», трава больше не растет. Все оказалось проще. Весной прошлого года группа инициативных москвичей, в большинстве своем студентов-старшекурсников, объединилась с помощью социальной сети и начала свои рейды по «местам проживания и скопления» нелегалов. Схема работы оказалась проста: обнаружение нелегалов - вызов милиции, доставка задержанных в отдел, их проверка, выявление разыскиваемых преступников, наложение штрафов.

Поздним вечером мы встретились с общественниками у станции метро «Улица 1905 года». Качественный состав участников - то, что сейчас называется социально-активная, или неравнодушная, молодежь. Студенты старших курсов, парень-таможенник, сотрудник МЧС с рюкзаком, набитым инструментами для вскрытия дверей и альпинистской снарягой. Был и мужик слегка за тридцать, в котором неуловимо угадывался боевой опыт, полученный в каком-то непростом подразделении.

Странно, но мы не почуяли обычного отчуждения. Нам объяснили, почему: журналисты - такие же жители столицы, которую в последнее время все чаще злые языки называют Москвабадом. Лишь один здоровенный парень, из так называемого «заградотряда», который блокирует запасные и тайные выходы из подвалов, персонально попросил его не снимать. Остальные сказали нам, что им скрывать нечего, тем более все рейды и так фиксирует на видео штатный оператор. Парни проверяют фонарики, кто-то достает из рюкзака и раздает одноразовые перчатки. Нам объясняют:

- Заразу подцепить неохота, сейчас полюбуетесь, где и как ОНИ живут.

Не удержавшись, спрашиваем собравшихся:

- Не любите азиатов?

Ответ получаем неожиданный:

- Наоборот, мы им хотим сделать хорошо. Не должны люди жить в скотских условиях. Не должно быть в нашей стране рабов и рабовладельцев. Согласны?

Ждем организатора и вдохновителя всей этой движухи Игоря Мангушева, члена Общественного совета при ГУВД Москвы. По-сути, его удостоверение - единственное, что официально подтверждает наши полномочия. С другой стороны, как бы пафосно это ни звучало, мы - граждане своей страны, платим налоги, живем на своей земле. И долг любого гражданина, если кто забыл, пресекать правонарушения или информировать о нарушении порядка и закона полицию. Нас заверяют, что мы будем только информировать. Даже в случае сопротивления информаторов и информируемых... После прибытия Игоря наш небольшой отряд оживился, как группа партизан, которой наконец-то подвезли патроны. Игорь действительно чем-то оказался похож на партизана из Латинской Америки - такой пламенный русский Даниель Ортега, поехавший в родную Никарагуа «землю крестьянам отдать». Действовал он на мигрантов-нелегалов как удав на кроликов - они затихали, переставали галдеть и старательно шевелили губами, пытаясь выговаривать мудреные русские слова.

«Банкиры» из подземелья

Первый объект - высотка-брежневка на задворках клуба «16 тонн». Жильцы сообщили, что в подвале у них проживают какие-то люди. Вообще, по словам участников рейда, все сигналы о подвальных ночлежках они получают через Интернет от обычных горожан, отчаявшихся достучаться до полиции. Были и парадоксальные случаи, когда сами полицейские писали в «Светлую Русь» и жаловались, что их начальник крышует гастарбайтеров.

Мы быстро шагаем по раскисшему снегу, и на ходу Игорь рассказывает нам:

- Проверяли один сигнал о ночлежке. Встретил нас здоровенный мужик... Ну вы даже не представляете, какой он здоровый! Фанат ЦСКА. Я его спрашиваю: «Ты сам не мог их выселить? Друзей-фанатов позвать? Ты в своем праве! Это твой дом, они мало того что незаконно проживают в подвале, у них еще нет никаких документов и разрешений!» А мужик что-то мне промямлил, мол, я здесь живу, у меня тут машина стоит во дворе...

Игорь огорченно машет рукой, и ребята из «заградотряда» понимают это как сигнал к действию. Одна группа обегает дом по периметру и блокирует второй выход из подвала. Мы зажигаем фонари и спускаемся к «парадному». Стучим:

- Проверка миграционного режима! Вы проживаете в подвале незаконно. Открывайте!

Открывать, конечно, не хотят. Гвоздодер с хрустом проворачивается в ухе замка, дверь распахивается - на пороге нас встречает здоровенное и буйное «лицо азиатской национальности» с ломом наперевес. По законам «чистой» журналистики один из корреспондентов «КП» должен был пасть смертью храбрых во имя толерантности, но предпочел самооборониться и самооборонить сограждан, находящихся рядом, с помощью баллончика с газом. Буйный мигрант, выронив лом и потеряв тапки, все-таки вырвался из подвала, пробежал метров десять и обессиленно повис на дверях жэковской диспетчерской. Она располагалась совсем рядом с нелегальным убежищем, и, разумеется, там знали, кто и где проживает. Но дверь диспетчеры своему нелегалу не открыли, а на его истошные крики о милиции пробормотали через домофон что-то невнятное. Один из корреспондентов принес обмякшему нелегалу его обувь - чтобы не стоял босым на снегу, а Игорь его успокоил: «Не кричи, сейчас подъедет милиция, мы уже вызвали». По его словам, после их многочисленных рейдов по району милиция все-таки привыкла к общественникам и теперь приезжает за нелегалами мгновенно, а раньше ехали и три часа, и шесть! Мы попытались расспросить мигранта, но русский язык он знал слабо, и, кроме реплик «Я подъезд!» и «Помогаю!», мы ничего от него не добились.

Спускаемся в подвал. Окон нет, высота потолка - метра полтора, и мы сразу же измазываемся в какой-то пыли и побелке. Но выгороженный жилой отсек очень чистенький и застелен ковром, на котором сидит женщина. На вешалке ее вещи - дорогое пальто с меховым воротником, дорогая кожаная сумка, обувь - под стать. Спрашиваем:

- Вы откуда, кто и где работаете?

- Из Киргизии. Кимбердиева Арзыкан Гуриналиевна, 1977 года рождения. В одном известном банке...

Парни бегло просматривают документы. Игорь комментирует:

- Фальшивое, опять фальшивое. О! Фото на документ сканировали прямо со скрепкой! Однако! В общем, тут только справка о регистрации похожа на настоящую. Кстати, женщина, где находится улица Марксистская? Ну, вы же там проживать должны?

Женщина молчит, зато с улицы кто-то кричит: «Милиция приехала!» Один из участников рейда отправляется вместе с задержанными в отделение - писать заявление. Нам здесь делать больше нечего, мы едем в центр, на задворки Тверской - отработать еще два адреса.

Тихо шифером шурша...

По дороге разговариваем с Игорем о бизнесе на мигрантах. По его словам, у него дома хранится «трофейная» тетрадь из одной ночлежки, где проживали сразу около 100 нелегалов. В тетради велась вся бухгалтерия и имелась специальная графа расходов: «участковый» - 150 рублей в месяц с человека.

- Игорь, вот Евгений Ройзман со своим фондом сделал великое дело - развеял миф о могущественной и кровожадной наркомафии. А вы сталкивались с крышей? ЖКХ - там же огромные деньги! Или это тоже миф?

По словам Игоря, когда они расселяли ночлежку в доме 17 на Тверской, подъезжали какие-то дагестанцы, но, оценив соотношение сил, быстро уехали. А вообще есть что-то общее с работой екатеринбургских наркоборцев:

- У бизнеса, занимающегося «коммуналкой», начинается паника, поскольку они не знают, откуда исходит угроза. И что мы от них хотим в конечном итоге. Поэтому они начинают пугаться, предлагают деньги. Но главное в том, что, не понимая, что нам нужно, они не могут выстроить систему противодействия!

- А что вам нужно?

- Нам нужно, чтобы в России были только те мигранты, которые ей реально необходимы. Мое частное мнение - 90% находящихся здесь экономике не нужны, а лишь выгодны их нанимателям. Мы требуем, чтобы у них были такие же условия труда и такая же оплата, как и у коренных жителей. Тогда бизнесу выгоднее будет нанять местного жителя. А ситуация, когда некий босс покупает себе сорок рабов и поселяет их в Москве, в подвале, нас совершенно не устраивает.

За разговором мы вскрываем еще один подвал, где-то на задворках Тверской. Внутри три молодых парня - один из Узбекистана, двое из Киргизии. Говорят, что нигде не работают и разрешений на работу нет, даже липовых. Пришли якобы в гости. Игорь говорит нам:

- Вот чем эти люди занимаются в Москве? Одеты хорошо. Кто их кормит? Где берут деньги? Сумки у женщин дергают, телефоны?

В разговор вступает парень-таможенник, попросивший не называть даже его имени:

- Да я знаю, на что они тут живут. Мы летом в «Домодедово» каждые сутки с авиарейсов снимали до 20 «глотателей»-таджиков! У каждого - от пятисот до 750 граммов героина в брюшной полости. Десять килограммов за рейс. Привыкание к героину - со второй инъекции. Почему нет визового режима с этой страной? Вот это - что такое? Значит, мы, граждане России, обязаны ходить с паспортом. А им необязательно?

У таможенника в руках миграционные карточки наших нелегалов, и он в сердцах дает нам краткий мастер-класс:

- Поля на ламинате должны быть одинаковы с обеих сторон. Здесь сверху торчит бумага. Фотокарточка не того формата. Сам документ, судя по цвету и рисунку, сканирован и распечатан на обычном цветном принтере. Плотность бумаги не соответствует. На обороте должна быть подпись должностного лица ФМС, выдавшего документ. Ее нет вообще. Почем покупали? Семь тысяч?

Один из нелегалов выдавливает:

- Двадцать...

Под дружный смех во двор заезжает пафосный полицейский микроавтобус «Мерседес». Кто-то вздыхает:

- Вот это круть! Сразу видно: Тверская управа! С комфортом прокатятся!

«Кто виноват?» и «Что делать?»

Ближе к полуночи мы отправляемся в последний на сегодняшнюю ночь подвал. Расположен он прямо напротив Тверской ФМС, что, как говорится, символизирует. Общественники были в нем уже раз пять, что породило у нас естественный вопрос:

- Может, все, что вы делаете, - борьба с ветряными мельницами?

Но ребята не согласны и наперебой начинают перечислять подпольные общаги, которые они закрыли. У них даже появились «любимые объекты» - общежитие Московской консерватории в Среднем Кисловском переулке и усадьба Трубецких и Волконских на Тверском бульваре, то есть памятники архитектуры. В Кисловском есть подъезд, в котором больше всего ребят поразила ванная, где на трубе висит 50 кипятильников. У каждого свой личный! Неудивительно, что общаги эти постоянно горят. Но примерно 60% всех осмотренных ночлежек прекратили свое существование. То есть, наоборот, милиции оказалось проще их закрыть, чем раз за разом приезжать на вызовы общественников и оформлять по 50 мигрантов зараз. Игорь вздыхает:

- Было бы нас в Москве человек 500 - 600, мы бы уже переломили ситуацию!

Нельзя сказать, что нас ждали и в этом подвале, но открыли почти беспрекословно. В подвале оказалась миловидная и наглая барышня, судя по всему, занимающаяся «этнической» проституцией, и два молодых человека с традиционно сомнительными документами. Один из них оказался сотрудником весьма элитного ресторана «Дон Карло». По словам общественников, примерно 80% «детей подземелья» работают в московском общепите.

А чуть позже появилась крыша - крепкий азиат со сломанным носом и с такими же липовыми документами. Крыша очень хотела «поговорить с глазу на глаз со старшими». Поговорили. Ребята пришли с этого разговора довольными:

- Ну, Восток! Он нам сдал восемь подпольных общаг в этом районе, а взамен попросил не трогать эту!

- А вы?

- А мы сначала с восемью разберемся, а эту все равно додавим. Мы же не за зарплату работаем!

С официантом «элитного» общепита мы отправились к нему на работу. Просто чтобы поставить какую-то логическую точку в этом рейде. В тесном предбаннике служебного входа на специальной доске висело многозначительное объявление: «Сотрудникам, не имеющим санкнижек, срочно их сделать!» К объявлению прилагался список из тридцати сложнопроизносимых фамилий. Учитывая, что от системы здравоохранения в республиках бывшего СССР остались рожки да ножки, смотрелось это объявление просто зловеще. Мы долго ждали начальство: в недрах элитного кабака решали, кого отрядить на неприятный разговор. Хотя разговора, по сути, не было. К нам вышел мужчина со сложным лицом, бледным от грядущих переживаний.

- Вы знаете, что сотрудник вашего элитного ресторана проживает в подвале с тараканами?

- Это не входит в мою компетенцию.

- Вы знаете, что у него все документы поддельные? А санкнижка у него настоящая? Он здоров?

- Это компетенция отдела кадров.

Уже уходя, один из корреспондентов «КП» на секунду задержался и обратился к вспотевшему администратору:

- У вас дорогой ресторан, хорошие зарплаты. Неужели нельзя было нанять ребят из российской провинции?

- Это не в моей компетенции.

ДОСЛОВНО

Залина КОРНИЛОВА, руководитель пресс-службы ФМС: «Одни мы далеко не уедем»

- Мы заинтересованы в том, чтобы нам помогали люди по вопросам, касающимся наведения порядка. Мы всегда прислушивались и прислушиваемся к обращениям граждан. Одни мы далеко не уедем, это естественно. Ни одна организация, которая будет дистанцироваться от помощи граждан, в том числе и от общественной помощи, в конечном счете долго не протянет. Для этого в том числе и создан общественный совет при ФМС.

ОТ РЕДАКЦИИ

Как ни странно, этот малосодержательный разговор и ответил на два сакральных вопроса нашего исконного бытия: «Что делать?» и «Кто виноват?». Редкие пессимисты никогда не верили в социальную ответственность бизнеса и даже под хохот оппонентов ссылались на цитату, приписываемую Карлу Марксу: «При 100 процентах (прибыли. - Прим. корр.) он (капитал. - Прим. корр.) попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». Так оно и вышло - прибыль от мигрантов получают сотни москвичей, а вся остальная прелесть - нагрузка на инфраструктуру, болезни, наркотики, изнасилования, грабежи - милостиво достается остальным десяти миллионам горожан. Приятного аппетита!

МНЕНИЕ ЗА

Народный контроль - в действие!

Что мы имеем в сухом остатке? На мой взгляд, попытку становления одного из элементов того самого гражданского общества, о необходимости которого нам постоянно твердят демократы. Которые наверняка сейчас будут обливаться слезами над якобы «расправой «тонтон-макутов» и «расистов-фашистов-националистов» над бедными гастарбайтерами». Не удивлюсь, если тем же нелегалам они предложат «дать бой» активистам, чтобы отстоять «попранное достоинство», причем, что характерно, никто из этих доброхотов сам на подмогу гастарбайтерам не кинется, а будут негодовать и давать советы со стороны. Не отдавая себе отчета, что ничто так не попирает ничьего достоинства, как нынешняя ситуация, когда десятки тысяч людей существуют в «крысиных» условиях.

Инициативу «Светлой Руси» можно было бы только приветствовать. При одном условии: с ними должны ходить чины из ФМС и МВД. Иначе рано или поздно эта общественность или сама устроит неприятности, или нарвется на них. Но дело-то в том, что без таких активных и ответственных сограждан наши официальные органы не чихнут и не кашлянут. Частично - от занятости бумаготворчеством, частично - из-за своей коррумпированности.

Были в СССР Народный контроль и Добровольная народная дружина (ДНД). Про них принято говорить, что они-де являлись помощниками. Верно, но не только. Они были еще и формой контроля граждан за теми, кто осуществлял властные полномочия от имени государства. Элементом гражданского общества, о необходимости которого сейчас твердят на каждом углу. Почему бы не возродить? А уж как будет называться - дело десятое.

Александр ГРИШИН

МНЕНИЕ ПРОТИВ

Луч «Светлой Руси» в темном подвале

Фантазия у меня бесконечна, поэтому с легкостью представляю следующую картину. Полтора десятка молодых людей стучат в дверь подвала, а когда их впускают, чинно встают рядком и говорят примерно следующий текст:

- Уважаемые господа! Мы вынуждены просить вас уехать на родину, потому что, живя здесь, вы лишаете нас заработков и мечты. Вот этот молодой человек вынужден работать таможенником, а ведь он мечтал долбить лед и убирать снег в московских дворах. А вот этот, вместо того чтобы укладывать асфальт на столичных улицах, просиживает штаны в вузе. А вот он с детства готовился стать ассенизатором и получить свои трудовые 8500 рублей в месяц...

Тут, как написано у авторов, «под дружный смех во двор въезжает полицейский микроавтобус» и визитеры, откланявшись, удаляются стучаться в двери других подвалов.

Но я смотрел видеозапись, и реальность была куда мерзее. Крепкие ребята высадили дверь в подвал, ворвались внутрь, напугали его обитателей до смерти и начали откровенно их унижать. На всю компанию - один документ общественника, не дающий права ни на одно из этих действий. Как у Высоцкого: «На их стороне хоть и нету законов, поддержка и энтузиазм миллионов».

Этому парню с ломом огреть бы инициативную группу, а потом уж спрашивать: «Кто вы, собственно, такие и по какому праву чините самосуд?» А потом еще вызвать полицию и сдать погромщиков представителям ЗАКОННОЙ власти. Не огрели, не вызвали - покорно предъявили документы.

Сергей ЧЕРНЫХ

Добровольцы: В московских подвалах не должно быть рабов!.Москвичи начали бороться с нелегальной миграцией самостоятельно, но в рамках законов.Дмитрий СТЕШИН

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также