Почему мы опоздали на войну?

«КП» возвращается к трагическим событиям грузино-осетинского конфликта 2008 года [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments190
В армии многие не верили, что Саакашвили развяжет на югоосетинской границе настоящую войнуВ армии многие не верили, что Саакашвили развяжет на югоосетинской границе настоящую войнуФото: Анатолий ЖДАНОВ
Изменить размер текста:

Показанный недавно по ТВ документальный фильм «Потерянный день» (он был приурочен к годовщине грузино-российской войны в августе 2008 года) и прозвучавшие в нем откровения военных во многом разрушили официальные версии и хроники тех трагических событий. Бывшие в ту пору «при власти» генералы утверждают, что руководство военного ведомства медлило с принятием решений, когда армия Грузии напала на Южную Осетию. Член фракции ЛДПР в Госдуме Василий Журко так впечатлился сенсационными признаниями, прозвучавшими в фильме, что решил направить запросы председателю парламента России и главам правоохранительных органов с просьбой разобраться, почему же все так случилось и кто виноват? С депутатом побеседовал военный обозреватель «КП» Виктор БАРАНЕЦ.

«КП»: - Василий Васильевич, что вас сильнее всего царапнуло в фильме?

Василий Журко (В. Ж.): - Искренность и смелость военных, не побоявшихся сказать неудобную правду о той войне. А еще - их желание честно разобраться в ситуации, достучаться до верхов, чтобы там сделали выводы... Особенно запомнились слова нашего генерала Кулахметова. О том, что почти все знали, что грузины нападут... А когда они напали - день прошел, прошла ночь, и еще день, а помощи миротворцам не было. Я хочу знать, почему? Это основная цель моего запроса «вверх».

«КП»: - Но вы же наверняка и до фильма немало знали про войну 08.08.08. Почему же молчали?

В. Ж.: - Вы хотите сказать, что прошло столько времени, и только сейчас Вася Журко проснулся? Да, у меня еще в августе 2008 года было много вопросов, на которые я не имел ответов. Но тогда было бы нелепо сразу терзать вопросами военных, власть, правоохранительные органы. Я ведь не враг своей стране. Тогда шли боевые действия. Глупо было приставать к Минобороны со своими вопросами.

«КП»: - Когда политики, эксперты, аналитики узнали о вашем запросе, тут же посыпались обвинения в том, что вы спекулируете на этой теме.Что на это скажете?

В. Ж.: - Я депутат, избран народом, и у меня есть свое мнение. И говорить: «Депутат, цыц, молчать. Мы будем идти строем», и всю жизнь попадать в ловушки я не собираюсь. Я не хочу, чтобы наша страна, все мы попадали в очередную ловушку.

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

«В 6 часов вечера нам навстречу пошла грузинская техника в каких-то ужасающих количествах»

Я, спецкор отдела политики «КП», прибыл в Грузию поздно вечером 06.08.08. У меня было три задания. Первое - выяснить, почему и за что в Грузии так любят Саакашвили. Сделать репортаж из грузинской армии, якобы реформированной по натовским стандартам. Сделать репортаж с границы Грузии и Южной Осетии, после чего перей­ти через погранпост в Цхинвал.

С первым пунктом я разобрался довольно быстро и выяснил, что Саакашвили все-таки удалось привести в чувство государственную машину. Возможно, и самим грузинам надоели преступность и коррупция. Поэтому все у Мишико получилось. Грузинская армия в лице пресс-секретарей мин­обороны Грузии наотрез отказалась со мной общаться - за сутки до начала боевых действий! Догадываюсь, за кого меня там приняли. А вот «альтернативное» правительство Южной Осетии под руководством Дмитрия Санакоева охотно пошло на контакт. Днем 7 августа я оказался на приграничных территориях, в нескольких километрах от Цхинвала и даже сделал с объездной дороги последний снимок-панораму мирного города. Из приграничных сел уже уходили первые беженцы. Судя по звукам, перестрелки шли по всей приграничной территории, при мне минометным огнем была повалена вышка сотовой связи. Граница была закрыта с грузинской стороны, и мне пришлось вернуться в Тбилиси. Около 6 часов вечера нам навстречу пошла грузинская военная техника в каких-то ужасающих количествах (смотри видео на kp.ru/1812). Я снимал ее, пока не закончился объем флешки в фотоаппарате. У меня зазвонил телефон, и я отвечал, продолжая снимать: «Да, Юра». Это звонил бывший «комсомолец» Юрий Снегирев, который находился в этот момент в Цхинвале и ждал меня. Разумеется, я сообщил ему о переброске техники. Он пошутил: «Ты к нам, похоже, на грузинских штыках приедешь». В Тбилиси я передал в Москву заметки, фото, даже загнал на сайт один из видеороликов с техникой. А в 23.05 мне еще раз позвонил Юрий Снегирев и сказал: «...дец, у нас началось, послушай». Я послушал - сомнений не было, а потом связь пропала на долгие три дня.

Утром 08.08.08 я был в Гори, от которого до Цхинвала добивает «Град», и оставался там почти до прихода Российской армии.

Переброска грузинских войск.

ДОСЛОВНО

Андрей КАЗАЧЕНКО, в августе 2008-го - командир 693-го полка:

«Сигнал Генерального штаба был дан в ночь на 8 августа в 0 часов 20 минут»

- На 8-е в 0 часов 20 минут был дан сигнал Генерального штаба о начале движения батальонной тактической группы. Конечно, такими сигналами не шутят.

- Начать движение в сторону Цхинвала?

- Конечно. Я этот сигнал переуточнил у командующего армией, получил утвердительный ответ, и ровно в 2 часа мы начали движение. Войска были натренированы таким образом, что мы даже перекрыли нормативы. Батальонная тактическая группа - это усиленный мотострелковый батальон. Практически там находится полполка. Это мотострелковый батальон, усиленный танковой ротой, артиллерийской батареей. Личного состава там было около 500 - 600 человек, техники было порядка 150 машин. Грузовых, машин подвоза и т. д., включая боевую технику. Ночью мы начали движение и в 6 час. 30 мин. мы уже дошли до населенного пункта Джава. Где-то с 6.40 до 7 часов батальон подвергся налету грузинской авиации. Нас уже бомбили.

Полный текст интервью с Андреем Казаченко.

МНЕНИЯ ОФИЦЕРОВ

Александр КОЗИЧЕНКО, полковник запаса, на момент начала войны - старший офицер штаба Северо-Кавказского военного округа (СКВО):

«Мало кто верил, что Саакашвили отважится на авантюру»

- Легко говорить о «запоздалой реакции», сидя в Москве. Сначала штабу округа надо было довести до высших должностных лиц страны информацию о ситуации на грузино-юго-осетинской границе. В Москве нашу информацию должны были проанализировать и принять решение. Ведь начинался не мелкий «вооруженный конфликт», а война! К тому же требовалось вводить российские войска на территорию другого государства, просчитать все международные последствия такого шага! Что же касается «неподготовленности армии», то за несколько дней до войны 58-я армия проводила учения, войска, что называется, были «разогреты». И мало кто - от генерала до рядового - верил, что Саакашвили отважится на военную авантюру. И когда стало понятно, что воевать придется всерьез, стали готовиться, загружать боеприпасы - на это тоже потребовалось время.

Владимир САМОЙЛОВ, капитан, командир гаубичной самоходно-артиллерийской батареи:

«Еще за неделю до начала войны жили ее предчувствием»

- Я хорошо помню, что еще за пару дней до начала войны командир части отдал приказ готовить орудия и боеприпасы. Сказал, что «сверху» поступила информация, что Саакашвили «что-то затевает». Потом нас перебросили на полигон - ближе к границе с Южной Осетией. Там один из штабных офицеров проговорился: «Возможна война с Грузией». Так оно и случилось. Моя батарея вскоре передислоцировалась на новое место, уже в Южной Осетии, заняла позиции и, получив приказ, открыла огонь по сосредоточению грузинских танков. Конечно, это можно было сделать и раньше. Но ведь приказа не было. Но о «небоеготовности» своей части, да и других, я не могу сказать. Офицеры и солдаты еще за неделю до начала войны жили ее предчувствием и были готовы к ней...

Александр КУЗНЕЦОВ, полковник запаса, бывший старший офицер Главного оперативного управления (ГОУ) Генштаба:

«Минобороны и Генштаб «тянули резину»

- Журко прав, когда сказал, что Мин­обороны и Генштаб «тянули резину». Войска СКВО ждали от нас оперативных и четких приказов, а как они могли их получить, если в Генштабе в тот момент затеяли бестолковый ремонт, офицеры сидели на чемоданах из-за переезда, если был дефицит оперативных телефонов, если старая гвардия оперативников была разогнана в результате «оргштатных» кадровых перетрясок?..

Беседовали Александр КОЦ и Дмитрий СТЕШИН, ранее не публиковалось.

Смотрите видеогалерею «Грузино-осетинская война: хроника»

Цхинвал перед войной.

Еще больше материалов по теме: «Грузино-осетинский конфликт: хроника»

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также