Происшествия

Шейха Афанди взорвала актриса Русского театра

«Комсомолка» узнала подробности биографии смертницы, устроившей теракт в Дагестане
Аминат Курбанова

Аминат Курбанова

- Найти и уничтожить! Другого выхода у нас нет! - жестко прокомментировал громкий теракт в селе Чиркей глава Дагестана Магомедсалам Магомедов. - Надо найти тех, кто направил ее в этот дом, тех, кто организовал это все, тех, кто таким образом толкает народ на бесчеловечные акции.

Она - это 30 летняя Аминат Курбанова, в девичестве - Сапрыкина (по отцу, мать зовут Мелковская Вера Павловна). В минувший вторник она приехала в село Чиркей, где духовный лидер мусульман Дагестана Саид Афанди в своем доме принимал паломников.

Шейха Саида Афанди взорвали в собственном доме

Шейха Саида Афанди взорвали в собственном доме

О том, как она проникла внутрь, нам рассказал источник в силовых структурах республики: «Войдя во двор Аминат сказала охранникам - родственникам шейха - что беременна. И попросила принять ее побыстрее. Саид Афанди в этот момент разговаривал со слепым мужчиной и его 12-летним сыном. Войдя в дом, она сразу сказала, что русская и хочет принять ислам. Услышав это, шейх попросил подойти ее вместе с переводчиком - он в основном разговаривает на аварском языке. В помещении находились и дети, но Аминат это не смутило, и она привела в действие взрывное устройство». Погибли, напомним, семь человек.

У Курьбановой-Сапрыкиной, к слову, тоже есть ребенок от первого брака. Однако воспитывает его мать первого мужа, который давно пал на «пути джихада». Хотя поначалу их семейная жизнь ничем не намекала на такую развязку.

Марат Курбанов и Аминат познакомились в Русском театре Махачкалы, где оба работали актерами. А еще вместе выступали в танцевальном коллективе «Снеч», репертуар которого был далек от народных кавказских мотивов. Вместе с друзьями они танцевали брейкданс.

Брат Аминат Виктор, кстати, тоже танцор. Правда несколько иного жанра - он трудится в московском клубе стриптизером. А вот старший брат Марата решил связать себя с борьбой за «чистый ислам». Псоле его уничтожения, Марат Курбанов вдруг исчез, перейдя на нелегальное положение.

За ним последовала и супруга. В 2009 году во время спецоперации Курбанов умирает, и Аминат выдают замуж за другого актера Русского театра и участника группы «Снеч» Тимура Курбанмагомедова. По совместительству он подряжался пособником террористов и поджигал магазины, торгующие алкоголем.

Однако попался, получил условный срок, прошел через комиссию по адаптации бывших боевиков и в эфире местного ТВ отказался от своих прежних идеалов. Гордая Аминат в ответ отказалась от своего «малодушного» мужа. И снова обзавелась «брутальным» супругом - Магомедом Ильясовым, который, впрочем, в 2011 году тоже отправился в «рай моджахедов», подорвавшись на своем же фугасе.

А Аминат сдружилась с будущими шахидками Динарой Бутдаевой и Загрой Кадимагомадовой (обе уничтожены в этом году - «КП» подробно писала о них). И попала на «подготовительные курсы» к Рустаму Асильдарову, прославившемуся подготовкой таких «кадров», как «русские ваххабиты» Виталий Раздобудько и Мария Хорошева.

В понедельник, к слову, Асильдаров был назначен Умаровым «амиром Дагестана». Судя по всему, дерзкий теракт в доме самого уважаемого в регионе исламского деятеля был его экзаменом на «профпригодность».

Прихожане всегда собирались у шейха дома.

Прихожане всегда собирались у шейха дома.

Шейх Саид Афанди в своих проповедях не только выступал против радикальных течений в исламе, но и пытался примирить салафитов со своими последователями, исповедующими суфизм. Массовые драки стенка на стенку между воинствующими мусульманами и умеренными в Дагестане не редкость.

Однако в этом году Афанди удалось даже провести совместный исламский форум. Конечно, ваххабитам такое мероприятие пришлось не по душе. Не случайно основную версию убийства Следственный комитет связывает с религиозной деятельностью шейха, на похороны которого во вторник вечером в село Чиркей съехались около 150 тысяч человек.

Оголтелые неофиты

«Русские ваххабиты» в рядах кавказского бандподполья - явление не такое уж и редкое. «Перебежчики» были во время чеченских войн, когда отдельные пленные солдаты предпочитали поменять веру и направить свой автомат против бывших сослуживцев.

Появились новообращенные и после окончания КТО в Чечне. Можно вспомнить процесс над Виктором Двораковским и Владимиром Скирко в Ставрополе. Приняв ислам, они решили исповедовать его самые радикальные формы, агитировали за ваххабизм и готовили теракты. Или Виталий Раздобудько, подорвавший себя у полицейского поста в селе Губден.

Русские женщины, принимающие ислам на Кавказе, тоже явление если не массовое, то вполне привычное для тех мест. Однако до недавних пор в оперативных сводках они не фигурировали. А в прошлом году вдруг прогремело в буквальном смысле имя Марии Хорошевой, жены Раздобудько, взорвавшей себя все в том же Губдене.

Как правило, последовательницами ваххабизма девушки становятся под влиянием своих благоверных - участников террористического подполья. Идея «чистого ислама» им внушается на контрасте общего культурного и социально-экономического упадка как благостная альтернатива.

После чего, потенциальная шахидка проходит через несколько шариатских «мужей» и единственным ее «билетом в рай» остается самоподрыв. Эксперты отмечают, что идейной твердости и верности исламским канонам новообращенных могут позавидовать «коренные» мусульмане. Свой внутренний комплекс неполноценности (все-таки неофитов ваххабиты до конца своими не считают) они окупают показной набожностью, а преданность «делу джихада» - бессмысленной жестокостью. Что и продемонстрировала во вторник Аминат Курбанова, по строгому плану дойдя до цели и хладнокровно подорвав себя.

КОМПЕТЕНТНО

Роман Силантьев, религиовед:

- Убитый был ведущим духовным лидером Дагестана, и основная часть, лидеров традиционного ислама в этой республике - его ученики. Если проводить аналогии с РПЦ, по своему уровню он приблизительно соответствует уровню духовника патриарха. Это ближайшая, но не самая точная аналогия. Погибший имел десятки тысяч мюридов - учеников и последователей, пользовался огромным авторитетом.

Он вырастил несколько поколений традиционных духовных лидеров, которые последовательно отстаивают интересы России на Кавказе. По инициативе властей, они были втянуты в диалог с салафитами, чем это закончилось - мы видим. Этот диалог салафитов только приободрил и легализовал салафизм. Этот диалог дает возможность салафитам захватить власть над всей исламской общиной Дагестана. Сейчас они устраняют последних людей, которые могут этому помешать. Это далеко не первая смерть - он стал 26 убитым в Дагестане духовным лидером.Хотелось бы надеяться, что за погибших отомстят, если не власти, то хотя бы мюриды.

- Это еще один шаг к гражданской войне в Дагестане...

- Много чести считать террористов полноценной стороной в гражданской войне. Это не гражданская война, а война с терроизм.

Записал Дмитрий СТЕШИН

Читайте также:

Теракт в Дагестане: Шейха Саида Афанди взорвала русская террористка-смертница

В ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

Кто стоит за волной терактов и убийств в Дагестане и Татарстане

В Дагестане зреет новая российская гражданская война. На Северном Кавказе радикальные исламисты убивают всех религиозных деятелей, которые проповедует примирение