2018-04-02T14:17:50+03:00

Владимир Войнович: «Жить хочу только в России, хоть у нас люди хмурые»

Сегодня писатель отмечает 80-летие [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments48
Владимир Войнович в числе немногих писателей, чей литературный персонаж, как Иван Чонкин, удостоился личного музея.Владимир Войнович в числе немногих писателей, чей литературный персонаж, как Иван Чонкин, удостоился личного музея.
Изменить размер текста:

За несколько дней до торжества «Комсомолка» застала его на фестивале «Киношок» в Анапе в роли председателя жюри. Утром перед конкурсными просмотрами Войнович сбегал на пляж - позагорать и искупаться. Спортивный, подтянутый, улыбчивый. Начать разговор Владимир Николаевич предложил прямо в море.

«МЫ, СЕРБЫ, - НАРОД ВОИНСТВЕННЫЙ»

- Я море люблю. Дельфины меня удивили, стоял на мелком месте, а они на большой скорости, почти около моей руки. Очень ловкие, здоровые такие, представляю, если такая туша заденет человека - собьет с ног точно, а то и убьет.

- Говорят, что они мыслящие существа.

- У меня в одной повести была такая шутка. Девушка спрашивает парня: «А правда, что дельфины мыслящие существа?» Он говорит, нет, если бы они были мыслящие, то они в трусах бы плавали.

- Вы в юности написали много стихов. Песня на ваши стихи «Четырнадцать минут до старта» стала гимном космонавтов, а о море есть стихи?

- Да, было в ранней юности. Вот, например, это, про вечернее море. «Далеко-далеко тарахтит катеришко измызганный. Загорелся маяк, и выходит, качаясь, луна, тихо падают вниз звезды первые, белыми брызгами. И на мокрый песок их выносит слепая волна». Мне было лет двадцать тогда.

- Всю жизнь вы боретесь с несправедливостью, с режимом, в 80-х пришлось из страны уехать, тяжело это - именно так, в борьбе, проживать свою жизнь?

- Характер такой. В юности я занимался борьбой - для самолюбия важно было, чтобы меня не положили на лопатки. Когда меня бьют, надо защищаться. То же было и с советской властью. Она начинала со мной воевать, а я сопротивлялся.

- У вас даже фамилия располагает к борьбе - Войнович.

- Родоначальник моей фамилии - прапрадед Воин - был воеводой в Сербии. А сербы вообще-то народ воинственный.

- Вы очень свободный по характеру человек, всегда в жизни делали то, что хотели?

- Нет, конечно, в юности я пас телят. Я не люблю командовать и не люблю, чтобы мной командовали. Моя строптивость всегда имела оборонительный характер.

«Я ЗА РАВНОПРАВИЕ В СЕМЬЕ»

- Вы когда-то говорили, что ради любви мужчина способен пойти на все, до сих пор так считаете?

- У кого какие обстоятельства. Я никогда не влюблялся так, чтобы - увидел девушку и побежал за ней. Женщина меня привлекает своим видом, своим голосом, своими словами. Я редкий в нашей стране человек - сторонник равенства в семье. Не считаю, что мужчина должен зарабатывать, а женщина сидеть дома. Цивилизация ушла от этого пещерного поведения, когда мужчина должен идти на мамонта. Сейчас и женщины другие. Вон жена у Лужкова - даже сам бывший мэр не мог с ней соревноваться в предприимчивости. Но равенство должно быть разумным, конечно. Когда я работал путевым рабочим, видел, что тяжелую работу наравне с мужчинами делали женщины, вот этого не надо.

- А писателей-женщин уважаете?

- Конечно! Улицкая, Петрушевская, Токарева. У нас в стране много хороших писателей-женщин. Женщины-политики очень хороши. Маргарет Тэтчер воевала с Аргентиной и победила, Индира Ганди, Голда Меир - замечательные. У нас Старовойтова была очень хорошая.

- В девяностых вы вернулись из эмиграции, преисполненный надежд, оправдались ожидания?

- Я сторонник демократии западного типа. В Европе, где соблюдают права человека, люди живут и материально лучше. Там дороги лучше, улицы чище, там не писают в подъездах, там, где не заставляют людей разбивать лбы, и религиозные чувства прочнее. Я надеялся, что наша страна идет в эту сторону. Но нефть нас развращает. Я писал статью такую однажды: «Богатство - причина бедности» - как раз об этом. Но жить я хочу только здесь, в нашей стране. Хотя и люди у нас хмурые, особенно утром. Поднимаешься по эскалатору, лица - мрачная серая стена навстречу. Сейчас уже редко езжу на метро, вожу машину. А недавно так даже самолет водил. Учился когда-то в аэроклубе, но летчиком не стал. Накануне моего дня рождения мы поехали за город, в частный аэроклуб. В первый раз после 60-летнего перерыва я летал и обнаружил, что могу.

С моделью самолета самарцы немного промахнулись, но Войнович на неточности не обиделся: благодарен за инициативу!

С моделью самолета самарцы немного промахнулись, но Войнович на неточности не обиделся: благодарен за инициативу!

КРУГЛАЯ ДАТА

Музей Чонкина - гордость писателя

В Хворостянском районе Самарской губернии уже год работает музей имени Владимира Войновича.

Именно в этих местах родилась идея написания романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина».

Писатель в Самарской губернии прожил всего два года, это был тяжелый период эвакуации, 1942 - 1944 годы. Володя жил с отцом и матерью у своей родной тетки в поселке Управленческий, который относился к совхозу им. Масленникова Хворостянского района. Но именно там 12-летним подростком увидел приземление кукурузника на поле и, по его признанию, запомнил этот момент на всю жизнь.

- У меня роман про солдата Чонкина начинается с того, что в село Красное до войны приземляется самолет, - рассказывает сегодня Владимир Войнович. - Так на самом деле и было. Тогда весь наш поселок Управленческий сбежался туда, стали щупать этот самолет и летчика вместе с ним. Но никак не ожидал, что на этом месте еще и музей появится.

Правда, реального прототипа Чонкина, по признанию автора, он увидел уже в Польше через несколько лет, во время своей службы в армии, да и деревню Красное описывал, вспоминая Вологодскую землю, а совсем не Самарскую, но все эти несовпадения писатель легко простил сельчанам. Ведь они все это совместили в одном музее, посвященном ему самому и главному герою. И как не простить, ведь никто до них не додумался посвятить экспозицию всенародно любимому персонажу, а в Самарской области сообразили! Правда, указав на раскрашенный картонный макет самолета, установленный возле музея, Владимир Войнович все же поправляет организаторов:

- Только самолет был не Ил-2, не военный штурмовик, а двухместный кукурузник.

Но в целом доволен:

- Теперь если кто-то захочет посвятить музей Чонкину, мне придется признаться, что такой уже есть.

Этим летом писатель в музей Чонкина в Самарской губернии привез с собой целую киногруппу. Режиссер-документалист Валерий Балаян снимал фильм к 80-летию писателя. В фильме Войнович посещает «знаковые» места биографии, встречается с людьми и делится воспоминаниями о житье-бытье.

- А меня вы не помните? - подошел Войнович к старушке на улице. - Я 1932 года рождения, но здесь жил всего год, как раз когда самолет приземлился.

- Нет, ты меня младше на четыре года, я с пацанами тогда не общалась, - гордо ответила местная хранительница истории. - А те, кто тебя мог помнить, уже давно померли, одна я осталась.

- Я летом здесь целые дни коров пас и читал книги, - с ностальгией оглядывал улицы Владимир Николаевич. - В первый год мне было велено пасти стадо телят. Как только я выводил их на открытую полянку, их начинали кусать слепни, и телята, задрав хвосты, разбегались в разные стороны, вот я за ними и бегал с утра до вечера. А когда мне доверили стадо коров - это для меня был настоящий курорт! Рогатые спокойно паслись на одном месте, а я валялся в траве и читал книги. Помню, приходил в местную библиотеку и выбирал самые замусоленные экземпляры. Я был уверен, что если затертые, значит, самые интересные!

Марина БАРКОВА («КП» - Самара»)

Еще больше материалов по теме: «Владимир Войнович: досье KP.RU»

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также