В мире

Дурная бесконечность «дела Литвиненко»

Затейники «полониевого скандала» теперь обвиняют Лондон в том, что он «танцует под дудку Кремля»
Александр Гольдфарб с вдовой Александра Литвиненко Мариной Литвиненко

Александр Гольдфарб с вдовой Александра Литвиненко Мариной Литвиненко

Фото: REUTERS

Официальное коронерское дознание по «делу Александра Литвиненко» было запланировано на май этого года, однако, как заявил на днях судья-коронер сэр Роберт Оуэн, из-за «сложности», может быть отложено на более поздний срок. Таков очередной промежуточный итог дела, которое началось после смерти Литвиненко в Лондоне в ноябре 2006 года, и в котором до сих пор нет даже официального заключения о том, что смерть была насильственной.

Пикантность свежего поворота заключается в том, что на этот раз под подозрение попало английское правительство. Дело в том, что министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг обратился к коронеру с просьбой не раскрывать секретные документы британских спецслужб, которые могут нанести вред национальным интересам страны. В ответ ряд британских СМИ, в частности, газеты «Гардиан» и «Файнэншл таймс», а также Би-би-Си, направили коронеру представление, что сокрытие чувствительной информации подорвет доверие к результатам расследования. В конечном счете, коронер оставил за собой право рассматривать некоторые документы в закрытом порядке.

Как человек, изучающий реакцию СМИ на это дело с момента его возникновения, я не могу не испытывать ощущения дежавю. Кто первым поднял тревогу, заподозрив английское правительство в том, что оно продалось Кремлю за выгодные коммерческие сделки? Конечно же, Александр Гольдфарб, близкий сподвижник Бориса Березовского. Тот самый Гольдфарб, который рассказывал всем, что Литвиненко надиктовал ему свою предсмертную записку с обвинениями Путина, а потом признал, что сочинил ее сам.

Или вот в прессе приводятся слова адвоката вдовы Литвиненко Бена Эммерсона, что английское правительство «пляшет русскую тарантеллу», иначе говоря, сговорилось с Кремлем. В устах Эммерсона упреки в сговоре звучат особенно убедительно. Дело в том, что некогда он и Кен Макдональд, впоследствии прокурор, выдвинувший версию о причастности российских властей к смерти Литвиненко, стали соучредителями одной адвокатской конторы, куда Макдональд благополучно вернулся, покинув государственную службу. А услуги самого Эммерсона, как мало кто сомневается, с самого начала дела оплачивались все тем же Березовским.

И как тут не вспомнить, что Литвиненко был еще жив, а в заголовках британских газет кочевали слова Березовского: «Путин пытался убить моего друга». И именно эту его версию с тех пор муссируют и британское правосудие, и мировая пресса.

Эпиграфом ко всему «делу Литвиненко» я бы поставил оценку, данную Березовскому в прошлом году судьей Высокого суда: он «прирожденно ненадежный свидетель». Более уничижительного определения с точки зрения британского правосудия представить невозможно.

В свете последних событий, в деле, которое с самого начала носило трагифарсовый характер, фарс уже явно преобладает над трагедией.

Полный текст статьи Уильяма Данкерли на английском языке

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Березовского проверят на причастность к смерти Литвиненко?

По мнению депутата Госдумы Лугового, олигарх финансировал деятельность «всех подлецов и беглецов» (далее)

МИД Великобритании: «Дело Литвиненко» не влияет на развитие отношений Лондона и Москвы

Однако Британия продолжит требовать «торжества правосудия» (далее)