2016-05-17T11:17:12+03:00

Высокая снаружи — полая внутри

Благодаря Land Rover мы проникли в подземный город внутри горы Таврос в Балаклаве
Поделиться:
Комментарии: comments2
Тоннель уходит вглубь горы. Фото Владимира ГавриловаТоннель уходит вглубь горы. Фото Владимира Гаврилова
Изменить размер текста:

Когда смотришь на Балаклаву с вершин окрестных гор, то рядом с пирсами пограничников виден гигантский вход в рукотворную пещеру. Раньше это был секретный объект, способный вмещать четыре десятка подводных лодок.

На таких Land Rover Discovery Sport мы заползли на вершины окрестных гор, чтобы с высоты птичьего полета полюбоваться на Балаклаву и на гору Таврос.  Фото Владимира Гаврилова

На таких Land Rover Discovery Sport мы заползли на вершины окрестных гор, чтобы с высоты птичьего полета полюбоваться на Балаклаву и на гору Таврос. Фото Владимира Гаврилова

Его строительство началось почти сразу после войны. Когда Турция вошла в блок НАТО, власти задумались над обеспечением баланса сил в регионе. От ядерного удара требовалось спрятать подводный флот. Решили, что лучшим местом является гора Таврос. Здесь-то в 1947 году и начали рыть подземный комплекс, включающий не только стоянки, но и ремонтный завод, арсеналы и сопутствующие им помещения.

Балаклавская бухта издавна славилась скрытным положением. Сначала там прятались пираты, затем держали флот римляне и византийцы. Ну а советские моряки прятали там подводные лодки.  Фото Владимира Гаврилова

Балаклавская бухта издавна славилась скрытным положением. Сначала там прятались пираты, затем держали флот римляне и византийцы. Ну а советские моряки прятали там подводные лодки. Фото Владимира Гаврилова

Когда-то вход в комплекс закрывался маскировочной сетью, имитирующей каменный край скалы. Над ним на бетонном козырьке встали бутафорские двухэтажные домики. При фотографировании с самолета, да и с окрестных скал казалось, что внизу стоят хозяйственные помещения и казармы.

На плане хорошо видны подземные сооружения. Для туристов открыты лишь 30% помещений. Фото Владимира Гаврилова

На плане хорошо видны подземные сооружения. Для туристов открыты лишь 30% помещений. Фото Владимира Гаврилова

Не для кого не секрет, что один из главных ядерных ударов предназначался для Севастополя и Балаклавы. Большим шиком считалось положить бомбу прямо в бухту между окрестных гор, как в большой стакан. Тогда вертикальные склоны не оставляли шанса на спасение кораблям на открытых стоянках. Зато ворота в подземелья должны были сдержать удар.

орота закрывали вход в рабочие помещения базы.  Фото Владимира Гаврилова

орота закрывали вход в рабочие помещения базы. Фото Владимира Гаврилова

В целом, здесь были трое гигантских изогнутых ворот. Полукруглая форма позволяла снять энергию взрывной волны. Первые и вторые ворота с метр толщиной образовывали шлюз. Третьи ворота построены герметичными, чтобы зараженный воздух не попадал внутрь базы. За бронированными шлюзами следовал 600-метровый коридор с проложенными рельсами для платформ с грузом, который изгибался на 30 градусов. Считалось, что волна сорвавшая ворота с петель и ворвавшаяся внутрь базы, должна полностью погаситься за счет хитрого закругления.

В длинных тоннелях разместились стенды с информацией.  Фото Владимира Гаврилова

В длинных тоннелях разместились стенды с информацией. Фото Владимира Гаврилова

В скрытых бетонных казематах персонал базы мог находиться 30 дней. Именно в такой срок радиоактивная пыль оседает, и воздух очищается. Тогда люди могли выйти на поверхность. При этом подводные лодки после расчистки завалов должны уходить из Балаклавы другим выходом с противоположной стороны таврической скалы, не пострадавшего от прямого попадания ядерного заряда.

На старых фото видна повседневная жизнь базы.  Фото Владимира Гаврилова

На старых фото видна повседневная жизнь базы. Фото Владимира Гаврилова

В 90-е годы база потеряла стратегическое назначение. Ядерное оружие отсюда вывезли, а правительства соперничающих государств на время отложили разговоры о ядерной войне. Часть базы, где работали гражданские специалисты закрылась. Однако военные сохраняли свою часть подземелий, где оставались арсеналы и оборудование жизнеобеспечения. Сейчас они остаются в полной сохранности, что и позволило в подземельях базы устроить музей Военно-морского флота.

Канал внутри горы закруглялся, чтобы сбить взрывную волну ядерного взрыва.  Фото Владимира Гаврилова

Канал внутри горы закруглялся, чтобы сбить взрывную волну ядерного взрыва. Фото Владимира Гаврилова

Спустившись с горы на экспедиционных Land Rover мы попали на относительно пригодную для стоянки площадку у пограничных пирсов. Здесь можно оставить машину и купить билет на экскурсию. База и пограничная часть перестали считаться секретными.

Сверхмалая лодка «Тритон-1М» предназначалась для диверсантов. При глубине погружения в 40 м. она имела скорость в 6 узлов и радиус действия в 35 миль. На черном море служили две таких субмарины. Фото Владимира Гаврилова

Сверхмалая лодка «Тритон-1М» предназначалась для диверсантов. При глубине погружения в 40 м. она имела скорость в 6 узлов и радиус действия в 35 миль. На черном море служили две таких субмарины. Фото Владимира Гаврилова

Когда попадаешь в гражданскую часть базы, где ремонтировались суда, слышишь разлетающееся по бетонным стенам ухо. Однако в более глубоких казематах с эхом боролись. В арсеналах стенки коридоров и залов покрывались изогнутым шифером, чтобы снизить акустические отражения. Хорошей слышимости отводилась большая роль, так как работа с опасным грузом требовала четких приказов и столь же четкого их понимания.

Такие дизельные подводные лодки базировались под землей.  Фото Владимира Гаврилова

Такие дизельные подводные лодки базировались под землей. Фото Владимира Гаврилова

На базе выставлены макеты кораблей и подводных лодок, которые до сих пор несут службу на морях и океанах. Часть из них базируется в Севастополе. Кстати, для охраны севастопольской бухты от диверсантов применяли боевых дельфинов. Их тренировали обнаруживать аквалангистов и срывать с них маски, выталкивая на поверхность. Причем, наличие чужаков в воде дельфины чувствовали без визуального контакта за счет природного эхолокатора. Животные подавали сигнал и их выпускали в море.

У подземных причалов ныне лишь малые катера и лодки местных жителей. Фото Владимира Гаврилова

У подземных причалов ныне лишь малые катера и лодки местных жителей. Фото Владимира Гаврилова

По большому счету, подземные казематы все еще стоят на вооружении флота. Подавляющая часть помещений не показывается туристам и остается в законсервированном виде. Все системы там функционируют исправно. Но надобности в базе уже нет. Подводные лодки настолько выросли в размерах, что не помещаются в подземные судоходные каналы. Ставка флота делается на другие вооружения, Другими словами, объект в течение 50-летней истории выполнил боевую задачу сдерживания и сейчас вышел на пенсию. Теперь он радует детвору.

Скромные инженеры из «Черноморца» спроектировали это циклопическое сооружение.  Фото Владимира Гаврилова

Скромные инженеры из «Черноморца» спроектировали это циклопическое сооружение. Фото Владимира Гаврилова

Ядерные заряды транспортировались на тележках в тонну весом исключительно вручную. Колеса покрыты медью во избежание высечения искр. Лозунг на стене напоминал офицерам и мичманам о превратностях жизни.  Фото Владимира Гаврилова

Ядерные заряды транспортировались на тележках в тонну весом исключительно вручную. Колеса покрыты медью во избежание высечения искр. Лозунг на стене напоминал офицерам и мичманам о превратностях жизни. Фото Владимира Гаврилова

За этой дверью, на глубине нескольких сотен метров хранился арсенал ядерного оружия черноморского флота. Фото Владимира Гаврилова

За этой дверью, на глубине нескольких сотен метров хранился арсенал ядерного оружия черноморского флота. Фото Владимира Гаврилова

Боеголовки могли размещаться на крылатых ракетах Х-22 (Буря).  Фото Владимира Гаврилова

Боеголовки могли размещаться на крылатых ракетах Х-22 (Буря). Фото Владимира Гаврилова

Макеты подводных лодок и позволяют оценить грандиозность этих судов.  Фото Владимира Гаврилова

Макеты подводных лодок и позволяют оценить грандиозность этих судов. Фото Владимира Гаврилова

Фрагмент борта субмарины показывает продуманность конструкции. Фото Владимира Гаврилова

Фрагмент борта субмарины показывает продуманность конструкции. Фото Владимира Гаврилова

Манекены в спецодежде показывают, как снаряжались торпеды ядерными зарядами. Обслужить боеголовки в обычной форме запрещалось. Фото Владимира Гаврилова

Манекены в спецодежде показывают, как снаряжались торпеды ядерными зарядами. Обслужить боеголовки в обычной форме запрещалось. Фото Владимира Гаврилова

Торпеды стали частью экспозиции музея.  Фото Владимира Гаврилова

Торпеды стали частью экспозиции музея. Фото Владимира Гаврилова

Неприметные ворота в скале скрывают за собой многоэтажный подземный город. Фото Владимира Гаврилова

Неприметные ворота в скале скрывают за собой многоэтажный подземный город. Фото Владимира Гаврилова

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также