2018-04-11T17:31:13+03:00

Сергей Лукьяненко: Фантасты — как попугайчики

11 апреля знаменитый писатель отмечает 50-летие
Поделиться:
Комментарии: comments17
На фестивале маэстро вел бурную и веселую деятельностьНа фестивале маэстро вел бурную и веселую деятельностьФото: Евгения КОРОБКОВА
Изменить размер текста:

Накануне своего дня рождения писатель Сергей Лукьяненко отказал в интервью всем изданиям. Корреспонденты «КП», страшно опечаленные, отправились горевать на фестиваль фантастики «Роскон», который состоялся в пансионате «Лесные дали». И именно там, в футболке с изображением волка, с короной, собственноручно сооруженной из разодранной фанатами на клочки афиши «Черновика» (грядущий фильм по одноименному роману Лукьяненко) перед нами предстал именинник. На фестивале маэстро вел бурную и веселую деятельность. Днем учил начинающих авторов писать фантастику, по ночам пел песни с Вадимом Степанцовым. И, несмотря на отказ в интервью, ответил на несколько вопросов, которые корреспондентам «КП» удалось задать в разные промежутки жизни Лукьяненко.

- Как праздновать будете?

- С сырым мясом. Отмечу день рождения Стейком тар-тар.

- Почему вы всем отказали в интервью?

- А зачем оно надо? Вот выйдет фильм «Черновик» — тогда все расскажу. А в интервью ко дню рождения смысла не вижу. Самовосхваление какое-то.

- Вам фильм самому понравился?

- Знаете, что я вам скажу? А вот понравился! Это хорошо. Актеры реально хорошо играют, порадовали. Я уже забыл то ощущение, когда смотришь на актера и видишь второй слой. Там есть замечательный Женя Ткачук, который играет вторую мужскую роль, эдакого оболдуя, приятеля главного героя. Есть в фильме совершенно потрясающие моменты, когда у оболдуя меняется взгляд. И зритель понимает: ешкин кот, а казачок-то засланный! Но при этом тот, кто не читал книжку, не поймет до самого конца.

Обложка романа Сергея Лукьяненко "Черновик".

Обложка романа Сергея Лукьяненко "Черновик".

- Многие настороженно относятся к фильму...

- Вы, наверное, спросите: «Откуда матрешки»? Матрешки — это киборги. В книжке это были обычные тренированные люди. В кино их решили сделать более страшными. Что может быть страшнее матрешки с пулеметом? Я когда увидел — вспотел.

- Как вы относитесь к таким изменениям?

- Если бы меня спросили, я бы задал вопрос, почему не медведь с ядерным реактором и лучом смерти из балалайки? На самом деле, я нормально все принимаю, единственный есть момент, который мне не сильно нравится. В книге все было раскидано по пространству и времени, а в фильме сведено в Москве, и миру Нирваны приделали несколько постсоветский антураж: развалины башен, звезды… Я честно сказал, что это мне не нравится. Хотя понимаю логику создания постсоветского мира — это для продажи на западный рынок.

11 апреля знаменитый писатель отмечает 50-летие. ФОТО личный архив

11 апреля знаменитый писатель отмечает 50-летие. ФОТО личный архив

- Вы сами играете небольшую роль сердобольного мужика из метро...

- Да, это режиссерская задумка. По сценарию герой едет в поезде и ему становится плохо, он вываливается, а я с еще одним пассажиром его тащу. Снимали мы это в метро, в обычный будний день. Не все понимали, что происходит, а некоторые бабушки качали головами и говорили: «Ну надо же, такой молодой, а с утра так нажрался!».

- Будете ли снимать вторую часть, «Чистовик»?

- А это от зрителя зависит. Окупится первая часть — снимем вторую. Задача-то простая, нам же поле расчищали, чтобы мы ни с кем не конкурировали… Вот, расчистили, выходим одновременно со «Звездными войнами» (фильм «Хан Соло: Звёздные Войны. Истории» - Ред.).

- «Эффект Паддингтона» сработал...

- Да я не в претензии, не люблю игру в поддавки. Если зритель пойдет на «Черновик» — снимем и «Чистовик». Не пойдет — будем смотреть «Звездные войны».

Писатель о съемках фильма по роману "Чистовик" : "От зрителя зависит. Окупится первая часть — снимем вторую."

Писатель о съемках фильма по роману "Чистовик" : "От зрителя зависит. Окупится первая часть — снимем вторую."

- На фестивале вы вели мастер-класс по фантастике, на котором постоянно призывали народ больше читать.

- У начинающих фантастов есть проблема малого чтения. Если вы хотите писать фантастику, нужно читать классику. Не нужно бояться читать вещи, написанные в пятидесятые годы прошлого века. Все основное написали тогда. Основной базис фантастики наработал Герберт Уэллс, а все остальное наработали в США в 50-е годы прошлого века, в золотой век американской фантастики.

- Многие критики говорят, что этим обусловлен кризис жанра. Он нынче не особо в чести, потому что самим фантастам не о чем писать.

- Знаете, у меня дома есть попугайчик. Он сначала клюет корм из мисочки. Потом в мисочке остается шелуха, но попугайчик и в ней иногда что-то находит. Фантасты — и есть эти попугайчики. К сожалению, крайне редко находится птичка, которая находит новую кормушку, полную еды. Но иногда такие птички все же появляются.

- Например, Джордж Мартин с «Игрой престолов»?

- Что вы, что вы! Мартин ничего не придумал. Он сделал банальный перевертыш: нарушил табу и стал убивать своих героев и детей. Нарушить табу очень просто. Я считаю, что кормушку нашел, например, Дэвид Брин. Это ученый, физик и писатель, который смог найти несколько замечательных концепций. У него есть цикл космической фантастики, где накидана огромная куча фантастических идей. Причем накидана настолько щедро, что, например, фантаст Володя Васильев даже написал несколько романов, где поклевал зерна, которые ел Брин.

- А вы что клюете?

- Мне нравится его идеи в романе «Глина». Там замечательный мир, где каждый человек может за очень небольшой прайс создать свою копию. Вот, понимаете, мне надо ехать на фестиваль «Роскон», а мне не хочется. Поэтому я создаю за сто рублей копию, которая сюда едет, поет с Вадимом Степанцовым ночью песни, гуляет, залезает в Фейсбук и ругается с кем-нибудь. А потом ведет мастер-класс и, наконец, возвращается домой и сливается со мной. Но вот вопрос — где я на самом деле? Это я, это копия или это наш симбиоз?

- Сумасшествие какое-то.

- Вот об этом и книга. А еще мне очень нравится знаменитый цикл «Война за возвышение». Там воюют цивилизации между собой и права быть цивилизацией заслуживает только та, которая смогла неумную цивилизацию поднять до уровня разума. Все из себя крутые - и вдруг появляется Земля! Ее хотят взять под опеку, но вдруг оказывается, что люди довели до ума дельфинов. И все эти суперцивилизации, с ужасом почесав затылки, сказали: «Блин. Придется с ними играть на равных».

- А вы у Брина поклевали?

- Отчасти да. Общее понятие сильных и слабых цивилизаций какое-то влияние, однозначно, оказало. Я пытался по-своему это переработать. Но вообще, я же сказал, когда попугайчик находит отличную кормушку, не грех к ней тоже прилететь.

СПРАВКА КП

25 мая в прокате появится фильм «Черновик», основанный на одноименном романе Сергея Лукьяненко. Фильм и книга рассказывают о молодом дизайнере компьютерных игр Кирилле, которому уготована загадочная и опасная судьба – он должен стать таможенником между параллельными мирами, коими оказывается насыщена Вселенная, и разгадать важную тайну: действительно ли Земля – лишь «черновик», не существующий в подлинной Реальности? Режиссером фильма стал Сергей Мокрицкий («Битва за Севастополь», «Четыре возраста любви»).

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Евгения КОРОБКОВА

 
Читайте также