2018-05-04T19:50:32+03:00

Фабрика смерти в Собибуре

"Комсомольская правда" первой написала о лагере смерти Собибур. Читайте архивный материал "КП" 1944 года
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Целый угол Польши немцы превратили в огромный застенок, где после неописуемых мучений погибли миллионы людей всех стран Европы. Сейчас приоткрыт только край завесы, стала известной, быть может, только сотая часть злодеяний, сотворенных в этом застенке. Но то, что уже стало известным, не может не наполнить ужасом, гневом, жаждой мести душу каждого честного человека.

Советские люди знают уже о Люблинском лагере уничтожения. Мы видели там печи с истлевшими останками человеческих костей, рвы, где захоронены бесчисленные тысячи людей, огороды, удобренные человеческим пеплом, склад обуви погибших – сотни тысяч детских, женских, мужских ботинок.

Но Люблинский лагерь – не единственный. Фабрики массового истребления людей были еще в Собибуре, Треблинке, Белжице, Освенциме и под Хелмом.

Мы повидали в Хелме несколько уцелевших узников Собибура. Они рассказали нам обо всем, что видели, что пережили за колючей проволокой немецкого концлагеря на станции Собибур Люблинского воеводства. Вот рассказ юноши из Варшавы Б.Фрайберга, побывавшего в этом лагере и чудом уцелевшего.

Конвейер истребления

«Меня пригнали в Собибур в мае 1942 года. Лагерь начал функционировать 15 мая 1942 года.

Что собой представлял Собибур? Он занимал огромную площадь и делился на три лагеря. В первом находились различные мастерские; здесь ремесленники-заключенные выполняли заказы немцев – шили обувь, платья, делали мебель. В этом лагере работало 100 человек. Меня оставили работать во втором лагере, где помещались магазины и склады. В нашем лагере работало 120 мужчин и 80 женщин. Когда привозили новую партию пленников, немцы выстраивали их на площади нашего лагеря и предлагали раздеться. Обершарфюрер Михель говорил им:

- Вы едете на Украину работать. Сейчас надо пройти баню, а потом поедете дальше. Вещи можете оставить, через полчаса возьмете их обратно.

Люди раздевались. Для женщин построено было три барака. В первом они снимали обувь, во втором одежду, в третьем им стригли волосы, и там же волосы складывали в мешки, а потом отправляли в Германию на какие-то фабрики. Из второго лагеря людей перегоняли в третий.

Вход в третий лагерь нам, заключенным первых двух лагерей, был строжайше запрещен. Но мы знали, что делается там. Никто из входивших туда уже больше никогда не возвращался обратно. Там стояло кирпичное здание с тяжелыми железными воротами. Обершарфюрер Гетдингер всегда стоял у этих ворот и следил за порядком. Когда человек 800 входило в помещение, двери плотно закрывались.

В пристройке работала электрическая машина, нагнетавшая в помещение удушливый газ. Обычно через 15 минут все находившиеся в помещении погибали. Окон здание не имело. Только сверху было стеклянное окошечко, и немец, которого называли в лагере банщиком, следил через него, закончен ли процесс удушения. По его сигналу поступление газа прекращалось, пол в помещении механически раскрывался, и трупы падали вниз в подвал, где стояли вагонетки. Несколько десятков обреченных людей складывали сюда трупы. Вагонетки вывозились из подвала в лес третьего лагеря. Там был вырыт огромный ров, в него сбрасывались трупы и засыпались землей. Тут же немцы расстреливали людей, которые вывозили трупы из подвала.

Когда обреченные на смерть раздевались, мы собирали все вещи и разносили их по магазинам: обувь отдельно, верхнее платье отдельно и т.д. Потом вещи сортировали и упаковывали для отправки в Германию.

Ежедневно в Собибур прибывало 8-10 эшелонов, в каждом было 800-1000 человек. Но количество заключенных не увеличивалось. Всех прибывающих раздевали и гнали в третий лагерь, где они умирали мучительной смертью.

На моих глазах из Белостока пришел эшелон, набитый до отказа совершенно голыми людьми. Здесь были живые, полуживые и мертвецы. Людям в дороге не давали ни есть, ни пить. Живых вместе с мертвыми обливали хлорной известью, и люди переносили страшные мучения. Это было в июне 1943 года.

Я видел, как немцы поднимали детей, бросали их на землю, били сапогами. Я видел, как на беззащитных людей натравливали голодных собак. Собаки разрывали людей в клочья. В нашем лагере был страшный палач немец Гомерский, боксер из Берлина. Он одним ударом палки убивали человека и хвалился этим. Другой немец – шофер Пауль наспециализировался одним ударом топора отсекать головы, руки и ноги.

«Продукция» фабрики смерти

В конце 1942 года в третьем лагере стали сжигать трупы. Были сложены рельсы, под которыми горели костры. Немцы привезли специальную землекопную машину, которая раскапывала громадный могильный ров и сбрасывала кучи трупов на рельсы. Каждый день сжигались тысячи трупов. Костры горели днем и ночью. Пламя от них поднималось высоко в небо. Запах был такой, что ни есть, ни дышать не было возможности. Трупы, вывозимые из подвала кирпичного здания, уже не закапывались, а сразу сжигались. К рельсам были приделаны приспособления для сбора человеческого жира.

Иногда людей жгли на кострах живьем.

Я был в Собибуре 17 месяцев и в октябре 1943 года, когда произошло восстание, бежал вместе с другими заключенными».

У юноши, который рассказал все это, - старческие усталые глаза. Они видели слишком много страдания, чтобы быть молодыми.

Полтора года день и ночь работала фабрика смерти в Собибуре. Грохотали составы по рельсам железных дорог Европы. Они везли в Собибур сотни тысяч людей. Немцы всех их душили газом и сжигали. Из Собибура железнодорожные составы увозили в Германию страшную продукцию фабрики смерти – ящики пепла, бочки человеческого жира, мешки женских волос, вагоны одежды и обуви.

Статья "Фабрика смерти в Собибуре" в "Комсомольской правде"

Статья "Фабрика смерти в Собибуре" в "Комсомольской правде"

Восстание в лагере

Смертники Собибура не покорялись гитлеровцам. Узники Собибура до конца своих дней не забудут красивую девушку из Влодавы. Перед смертью она крикнула немцам:

- За нас отомстят! Вам, бандитам, не будет пощады.

Палачи долго били девушку прикладами, а потом застрелили ее.

Бежать из Собибура было трудно. Лагерь был обнесен колючей проволокой в три ряда. Над проволокой поднимались дозорные вышки. За проволокой – глубокий ров шириной в 3 метра. Потом шли заминированные поля. И все же попыток к побегу было много. В июне 1943 года голландский журналист организовал побег 72 заключенных. Почти всех их немцы поймали и убили. Заключенные, которые работали у адских печей, чтобы уйти из лагеря, стали делать подкоп под землей. Они прорыли уже тоннель в 30 метров, но немцы выследили заговорщиков, и обершарфюрер Нейман сам расстрелял их.

Так было не раз. Но настоящее восстание сумели подготовить и поднять советские люди, как только они оказались в числе заключенных.

Столяр из Любомля Х. Поврозник рассказывает:

«В августе 1943 года к нам в Собибур пригнали из Минска 600 военнопленных офицеров и солдат Красной Армии. 80 человек из них немцы отделили и оставили работать, остальных удушили и сожгли. В числе оставшихся в живых был молодой офицер. Фамилии его никто из нас не знает, звали мы его Сашко, родом он из Ростова. С первых дней своего пребывания в лагере он задумал и стал готовить восстание и массовый побег. Сашко очень осторожно подбирал участников заговора. План его состоял в том, чтобы в один момент порвать в лагере связь и сигнализацию, убить немцев-охранников и вырваться всем из заключения. В кузнице тайно по ночам делали мы ножи и небольшие топоры, которые удобно было прятать.

Восстание было назначено на 14 октября 1943 года. Во втором лагере многие из мастеровых назначили на заранее установленный час – 5 часов вечера – примерку костюмов и обуви своим клиентам-немцам. В этот час заключенные порвали линию связи лагеря. Когда начальник команды охраны обершарфюрер Грейшут пришел к сапожнику, тот его тут же в дверях убил топором. Охранника Клятта убили в той же сапожной мастерской. Портной во время примерки стукнул немца топором по голове, а труп его спрятал под кровать. То же самое происходило и во втором лагере. Унтершарфюрера Вольфа и его брата убили в складе одежды. Унтершарфюрер Бекман отстреливался, но его убил Генрих Энгель, молодой человек из Лодзи.

Заключенные пустили в дело оружие, захваченное у убитых немцев, стреляли в часовых на вышках.

Сашко научил безоружных людей брать в карманы песок, чтобы бросать его в глаза немцам. Ослепленных палачей добивали камнями и палками. Мы перебили всех немцев, которых удалось найти, и устремились к ограде. Колючую проволоку быстро разорвали чем попало, ров тоже преодолели без труда, но потом очень многие погибли на минах. Тогда мы стали таскать из лагеря доски и прокладывать путь через минное поле. Всего живыми ушло человек 400. В лесу Сашко приказал нам разделиться на мелкие группы и пробиваться к партизанам. Немцы устроили охоту за нами, даже самолеты обстреливали лес. Собибурцев осталось в живых человек 50. Большинство из нас до прихода Красной Армии находилось в партизанских отрядах. Где сейчас наш Сашко и жив ли он – я не знаю».

Палачи не заметут следов!

Восстание и массовое бегство заключенных Собибура спутали все людоедские планы гитлеровцев. По замыслу немцев все узники должны были быть уничтожены до одного человека. После восстания, опасаясь, что их злодеяния будут разглашены, немцы сожгли бараки Собибура, взорвали каменную душегубку, завалили рвы землей и засадили соснами-саженцами территорию фабрики смерти, где погибло, по подсчетам самих заключенных, около двух миллионов человек.

Палачи тщательно заметали следы своей беспримерной подлости. Напрасные потуги. Остались живые свидетели, люди, ушедшие от смерти, чтобы рассказать миру страшную правду о Собибуре. Они назовут судьям фамилии палачей. Они поведут судей на место фабрики смерти и под слоем насыпанного немцами песка отыщут обугленную землю, камни, пропитанные газом, муку из человеческих костей. В освобожденной от фашистской нечисти Европе составлены будут списки людей, которых немцы угнали в Польшу и уничтожили здесь. В судный день народы мира предъявят немцам эти списки как обвинительный акт. Этот день недалек.

Майор А. РУТМАН.

Гвардии старший лейтенант С. КРАСИЛЬЩИК.

Действующая армия.

Польша.

"Комсомольская правда"

4 сентября 1944 года

СТАТЬИ ПРО СОБИБОР В "КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЕ"

Восстание в лагере смерти – Собибур

Читайте архивный материал "КП" 1945 года

Уважаемый товарищ редактор!

2 сентября прошлого года в «Комсомольской правде» была опубликована корреспонденция «Фабрика смерти в Собибуре». Авторы со слов бежавших из лагеря рассказали о восстании и побеге пленников Собибурского лагеря. Один мой товарищ в этой корреспонденции, рассказывая о руководителе восстания «Сашко», спрашивал, жив ли он и где он сейчас? Сашко – это я. Я жив и здоров. Свидетельством этому – мое письмо. В нем я хочу кратко рассказать о некоторых подробностях восстания, которое произошло 14 октября 1943 года. (читать статью полностью)

Конец Собибура

Читайте архивный материал "КП" 1962 года

Комбинат смерти работал уже более года когда в сентябре 1943 года сюда прибыл эшелон с 600 советскими военнопленными. Поезд остановился на крошечном полустанке, затерянном в глубине Польши. Узников встретили вкрадчивая тишина леса, изуродованного ржавой колючей проволокой, серый туман, стелющийся по болотным мхам, да крупные готические буквы надписи «Собибур». (читать статью полностью)

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также