2018-05-04T19:50:32+03:00

Восстание в лагере смерти – Собибур

"Комсомольская правда" первой написала о восстании в лагере смерти Собибур. Читайте архивный материал "КП" 1945 года
Поделиться:
Изменить размер текста:

Уважаемый товарищ редактор!

2 сентября прошлого года в «Комсомольской правде» была опубликована корреспонденция «Фабрика смерти в Собибуре». Авторы со слов бежавших из лагеря рассказали о восстании и побеге пленников Собибурского лагеря. Один мой товарищ в этой корреспонденции, рассказывая о руководителе восстания «Сашко», спрашивал, жив ли он и где он сейчас? Сашко – это я. Я жив и здоров. Свидетельством этому – мое письмо. В нем я хочу кратко рассказать о некоторых подробностях восстания, которое произошло 14 октября 1943 года.

18 сентября 1943 года в 4 часа утра в Минске, в лагере «СА», свыше двух тысяч мужчин, женщин и детей стояли с поникшими головами, слушая речь коменданта-немца Вакса. Резким, пропитым голосом Вакс выкрикивал:

- Сейчас вас повезут на станцию, там сядете в вагоны, и вас доставят в Германию на работы.

Во двор въехали машины, на которые погрузили женщин и детей. Нас, военнопленных, повели пешком под большой охраной.

Пришли на станцию. В небольшие вагоны сажали по 70 человек. Мы не имели возможности не только лежать, но и сидеть. Четверо суток без куска хлеба, без глотка воды люди стояли, прижавшись друг к другу. На пятые сутки поезд подошел к польскому полустанку Собибур. Состав перевели на запасной путь, к воротам, над которыми была вывеска с надписью: «Зондеркоманда».

Отделив из двухтысячной толпы 80 человек, обершарфюрер Гомерский вывел нас на другой двор. Остальных немцы начали быстро переписывать. Закончив эту работу, обершарфюрер крикнул:

- Вы будете здесь работать. Сейчас разденьтесь. Женщины и дети должны стричь волосы. Потом пойдете в баню. После бани получите одежду и – в барак.

Обнаженных людей повели в третий лагерь, в «баню». После того как захлопнулись двери помещения, начали работать электрические машины, нагнетавшие в камеры удушливый газ. Раздались предсмертные крики погибающих людей. Чтобы заглушить крики людей, немцы гоняли по полю стада гусей.

Вернувшись из «бани», обершарфюрер построил нас, оставшихся в живых 80 человек, и сказал:

- Вы будете здесь работать. К проволоке не подходить. С охраной не разговаривать. Замеченные в нарушении этих правил будут уничтожены.

…В Собибуре было 4 лагеря. В первом лагере жили рабочие – около 600 человек. Во втором сортировали вещи погибших. Третий – где находились адские «бани». И четвертый – так называемый «Нордлагерь»: здесь были мастерские. Все эти лагери были отгорожены друг от друга проволочными заграждениями высотой в три метра. Кроме того, все лагери были огорожены тремя рядами проволоки высотой в три метра. Затем следовала полоса заминированного поля шириной в 15 метров, и далее еще один ряд проволоки. Охраняли Собибурский лагерь 120 солдат и офицеров. В четвертом лагере находилась резервная рота охраны, насчитывающая более 100 солдат. День в лагере начинался в 5 часов утра. В 5.30 все шли на работу. Работали мы исключительно внутри лагеря: в столярной, сапожной, слесарной мастерских, в кузнице. Часть людей сортировала вещи погибших, остальные – заготавливали дрова внутри лагеря. Все работали до тех пор, пока, обессиленные, не падали наземь.

Утром нам давали кружку горячей воды, днем – литр «супу» и вечером опять кружку кипятку и крошечные кусочки хлеба. Тот, кто на секунду разгибал свое уставшее тело, кто падал от изнеможения на землю, получал 25 плетей. Таких ежедневно было по 25-30 человек. Плетьми били не просто, а с садизмом. Тот, кого били, должен был сам считать количество ударов. Если он ошибался, его били до тех пор, пока он не начинал счет сначала, и после этого давали еще 25 плетей.

В один из октябрьских дней нас повели к железнодорожному полотну внутри лагеря. Там стояло 8 больших платформ, груженных кирпичом. Мы должны были подбегать к платформе, брать не менее шести кирпичей, бегом относить их за 200 метров и класть наземь, но не бросать. Около платформы стояли немцы. Тот, кто брал меньше шести кирпичей, получал 25 плетей. Кто задерживался у платформы, того били по голове до тех пор, пока он, набрав нужное количество кирпичей, не убегал.

Трудно мне, товарищи, говорить обо всех ужасах лагерной жизни. С каждым днем зрело, крепло решение – организовать побег. К моему решению примкнула группа советских солдат и офицеров. По общему согласию, руководство восстанием и побегом я взял на себя.

Речь шла о побеге всего лагеря. Было ясно: если убежит только часть людей, всех оставшихся немцы немедленно истребят.

Статья "Восстание в лагере смерти – Собибур" в "Комсомольской правде"

Статья "Восстание в лагере смерти – Собибур" в "Комсомольской правде"

12 октября на совещании в столярной мастерской я представил план восстания и побега. Он состоял в следующем: в 15 часов 30 минут трое советских солдат должны были в течение получаса уничтожить четверых немцев во втором лагере, поочередно приглашая их зайти в барак под предлогом секретного дела. В 16 часов монтеры-поляки перережут провода на столбах, проходящих через второй лагерь в помещение резервной охраны. В 16 часов начнется уничтожение немцев в первом лагере. Для этой цели немецкие офицеры должны были быть приглашены на примерку в портняжную и сапожную мастерские. В мастерских немцев уничтожают советские солдаты, потому что здесь требовались решительность и стойкость. Малейшее промедление или промах привели бы к краху всего нашего плана.

Мы поставили задачу – уничтожить в первую очередь командование лагеря, чтобы в момент восстания оставить охрану без офицеров.

В 16 часов 30 минут нужно было построить весь лагерь якобы для работы и повести колонию к центральным воротам. По дороге первая колонна, состоящая в основном из советских солдат и офицеров, должна была напасть на оружейный склад и захватить оружие. Вторая колонна должна была прикрывать выходящих с оружием людей. У центральных ворот специально подготовленные люди обязаны были снять часовых и обеспечить выход остальным. Было решено, что к лесу все разбиваются на мелкие группы и каждая группа самостоятельно пробивается к партизанским отрядам.

Восстание было назначено на 14 октября 1943 года в 15 часов 30 минут. Ночью в кузнице лагерники срочно изготовляли топоры и ножи.

В назначенный день в 14 часов старшие групп по уничтожению главарей лагеря были на своих местах.

К 16 часам Борис Цыбульский со своей группой уничтожил во втором лагере четырех фашистов, в том числе унтершарфюреров братьев Вольф. В 16 часов монтеры-поляки перерезали связь. В портновской мастерской были убиты начальник всех лагерей и начальник всей охраны. В сапожной мастерской был убит начальник третьего лагеря обершарфюрер Гетдингер и унтершарфюрер Клятт. Мой помощник Ляйтман убил одного фашиста в бараке. Генрих Энгель из Лодзи убил унтершарфюрера Бекмана в гараже. Начальника караула заключенные убили во дворе первого лагеря во время общего построения. Всего было уничтожено 11 немцев.

Я дал команду:

- Вперед!

Громкое «ура» шестисот смертников потрясло стены лагеря.

Фашисты бросились к воротам первого лагеря, но мы опередили их и выбежали раньше. Тогда фашисты огнем из автоматов закрыли нам дорогу в оружейный склад. Завязалась перестрелка. Мы отстреливались из имеющихся у нас 11 пистолетов, взятых у убитых фашистов, и из пяти винтовок, которые пронесли в водосточных трубах из офицерского домика наши жестянщики. Заключенные хлынули в сторону. Многие начали прорывать проволочное заграждение возле офицерского домика, остальные бросились к центральным воротам. Я бежал почти последним через заминированное поле к офицерскому домику. Это место оказалось самым удачным для побега. Сколько заключенных погибло у центральных ворот, где также было порвано проволочное заграждение, я не знаю. Знаю только, что убежали все лагерники, и основная масса их бежала мимо офицерского домика.

Несколько дней подряд немцы устраивали облавы в окрестностях, с самолетов обстреливали лес, куда мы бежали. И все же значительной части пленников удалось скрыться от фашистских ищеек.

22 октября 1943 года я встретился с партизанским отрядом имени Ворошилова Брестского соединения.

Пусть не думают те фашисты, которым 14 октября 1943 года удалось уйти от нашей мести, что они спаслись. Для них будет особый суд – суд всего мира. Вместе с живыми подлых убийц будут судить миллионы людей, замученных в лагере Собибур.

Лейтенант А. ПЕЧЕРСКИЙ.

Действующая армия.

"Комсомольская правда"

31 января 1945 года

СТАТЬИ ПРО СОБИБОР В "КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЕ"

Фабрика смерти в Собибуре

Читайте архивный материал "КП" 1944 года

Целый угол Польши немцы превратили в огромный застенок, где после неописуемых мучений погибли миллионы людей всех стран Европы. Сейчас приоткрыт только край завесы, стала известной, быть может, только сотая часть злодеяний, сотворенных в этом застенке. Но то, что уже стало известным, не может не наполнить ужасом, гневом, жаждой мести душу каждого честного человека. (читать статью полностью)

Конец Собибура

Читайте архивный материал "КП" 1962 года

Комбинат смерти работал уже более года когда в сентябре 1943 года сюда прибыл эшелон с 600 советскими военнопленными. Поезд остановился на крошечном полустанке, затерянном в глубине Польши. Узников встретили вкрадчивая тишина леса, изуродованного ржавой колючей проволокой, серый туман, стелющийся по болотным мхам, да крупные готические буквы надписи «Собибур». (читать статью полностью)

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также