2018-05-25T19:15:06+03:00

Расул Абакаров: Мои предки ходили по канатам через горные ущелья

Петербуржец подготовил уникальный подарок на 315-летие родного города. Он собирается пройти по натянутому тросу между разведенных крыльев Дворцового моста [фото]
Поделиться:
Месяц назад Расул на репетиции успешно выполнил намеченный трюк. Фото: Никита ГрейдинМесяц назад Расул на репетиции успешно выполнил намеченный трюк. Фото: Никита Грейдин
Изменить размер текста:

Уникальный трюк хочет подарить петербуржец родному городу на 315-й день рождения. В ночь на 27 мая Расул Абакаров пройдет по канату над Невой между крыльев разведенного Дворцового моста. 26 мая в 23-30 на Адмиралтейской набережной возле моста начнется симфонический концерт оркестра «Мюзик-холла» под управлением Фабио Мастраджело. В полночь загорятся огни на Ростральных колоннах, раньше графика распахнется Дворцовый и под классическую музыку над Невой пройдет канатаходец.

ДВА ГОДА Я ПРОСТО СТОЯЛ

В далеких краях (в Дагестане), высоко-высоко в горах (примерно 3600 метров над уровнем моря) есть старинное село Цовкра. В нем живут смелые люди – лакцы. В давние времена поселились их предки в горах. Но земля там была бедная, урожаи небогатые. И у людей не было денег, чтобы строить мосты над ущельями. А чтобы добираться до соседних сел и городов, жители Цовкры придумали натягивать канаты и научились по ним перебираться через горные пропасти. Поэтому Цовкру еще называют селом канатоходцев.

Расул Абакаров с удовольствием рассказывает это старинную легенду. Его предки родом из того самого села.

- Я получается уже пятое поколение канатоходцев в нашем роду. Но это те, о ком я точно знаю, а может, и раньше были. Из истории семьи известно, что мои предки выступали на свадьбах, праздниках, ездили обычно по Средней Азии. До Великой Отечественной войны четверо молодых ребят, друзей из Цовкры попали в киевский цирк. К сожалению, двое погибли на фронте во время войны. Двое остались Ярага Гаджикурбанов и Рабадан Абакаров. С них начались большие цирковые династии. Все мои родственники: дяди, прадедушки – все ходили по канату. Выступали в цирках по всему миру. Мой дедушка в 1969 году приехал выступать в Ленинградский мюзик-холл. Мой папа 20 лет отработал там же. Я родился и вырос в Питере. И тоже несколько лет работал в мюзик-холле, еще в цирке, а театре, но сейчас я свободный артист и выступаю там, куда позовут.

Расул может выполнить на канате все то же, что делает на земле. Фото: Vk.com

Расул может выполнить на канате все то же, что делает на земле. Фото: Vk.com

- Наверное, как бывает в таких семьях, вам с пеленок ставили на канат?

- Конечно, можно было бы сказать, что я начал ходить по канату, как только начал ходить по земле. Но на самом деле профессионально я стал выступать, ездить на гастроли в 13 лет. До этого я помню, как отец меня гонял, тренировал, чтобы я был физически развит. На канат он меня ставил лет с 7-8, но ничего делать самому там не разрешал. По сути первые два года я просто стоял на канате. Отец ничего не давал мне делать, он просто говорил: «Стой. Если ты научишься хорошо стоять, то потом все, что ты хорошо делаешь на земле, ты поднимешь на канат». Это один из самых важных моментов, которые мне пригодились в моем ремесле. Ведь по большому счету в хождении по канату нет особых трудностей, это не сложно. Надо просто научиться стоять на нем, как на земле.

Над пропасть. Фото: ООО "Велес Медиа"

Над пропасть. Фото: ООО "Велес Медиа"

ВЕЗЕНИЕ ОСТАЛОСЬ НА КАНАТЕ

- Похоже, у вас не было особо выбора, кем становиться?

- Да, в детстве у меня не было шансов заниматься чем-то другим. Я видел, как отец работает. И он мне сказал: «Я передаю тебе ремесло наших предков. Ты должен это уметь, а будешь ты это дальше продолжать или нет – твое личное дело. Но это то, что даст тебе кусок хлеба и ты никогда голодным не останешься». Я учился в Университете Культуры и искусств, получил специальность экономика и менеджмент в сфере культуры. А года три назад перебрался в Москву, работаю продажником, менеджером, у меня интернет-магазин. Канат не бросаю, это получается мое хобби, ремесло, которое я не могу оставить, а деньги я зарабатываю в другом месте.

Так на Петербург удавалось посмотреть мало кому. Фото: ООО "Велес Медиа"

Так на Петербург удавалось посмотреть мало кому. Фото: ООО "Велес Медиа"

Сейчас у меня двое детей. Одному сыну 4 года, второму 3 месяца. Конечно, я тоже буду их учить этому делу. Захотят ли они выступать – опять же их личный выбор. Но до 18 лет они будут тренироваться, учиться ходить по канату. Ничего плохого от этого не будет, только на пользу – это же физическое развитие.

- А если они захотят стать врачами?

- Я буду только рад. Мне отец всегда говорил: «Бери другую профессию». Канат – это все-таки риск, получаешь травму и выбываешь полностью. Да и в глубине души я понимаю – ну, зачем моим детям ходить по канату, чего они этим достигнут. Но все-таки мои предки издревле ходили, и я не могу прервать эту традицию. И обиднее всего, что из нашего села канатоходцев сейчас хожу только я, больше никого нет. Само село сохранилось, но там очень мало людей живет и по канатам уже никто не ходит.

- Вы сами сказали, что ваше ремесло рискованное. У вас уже были серьезные травмы, падения?

- Мне везло. Серьезных травм не было. Только перелом ноги, но и тот я получил на футбольном поле. Не знаю, может быть, у меня все везение осталось на канате, и на игру его уже не хватило. Кстати, как раз тогда я ушел в продажи.

Мне сейчас 32 года и может я еще не чувствую последствий того, чем занимаюсь, но я вижу, как мой дедушка, его братья – тоже канатоходцы, мой отец с возрастом все стали хромать. Это не удивительно, потому что отбито все. К тому же выступления на канте – даже если это не проходы над Невой, а просто на обычной высоте 2-5 метров – это все равно каждый раз микро-стресс и он накапливается в течение жизни.

Расул не только канатаходец. Он так же исполняет народные танцы и трюки с кинжалами. Фото: Vk.com

Расул не только канатаходец. Он так же исполняет народные танцы и трюки с кинжалами. Фото: Vk.com

У меня еще все спрашивают – боюсь ли я высоты. Я всем говорю, естественно я боюсь высоты. Ее не боятся только больные люди. Самое главное бороться с этим, постоянно тренироваться и внушать себе, что я это могу сделать. Представьте, что вас поставят на обычный стол, например, площадью один квадратный метр. На нем вы, скорее всего, будете стоять уверено, потому что он большой. Если я этот стол поставлю на край обрыва или на край дома, вам уже будет тяжело разогнуться от страха. Но ведь это все тот же стол и вы должны понимать, что вы все так же уверенно можете на нем стоять. Так же и хождении по канату: самое тяжелое - это психологическая подготовка.

- А вас папа к этому как-то специально готовил?

- Я просто папу больше боялся, чем высоту. Поэтому я залезал и шел.

5 МИНУТ И 10 МИЛЛИМЕТРОВ

- Откуда взялась идея пройти между поднятых крыльев Дворцового моста?

- Я давно об этом мечтал. Как всякий человек, который родился и вырос в Петербурге, я не раз попадал на разведенные мосты. И тогда я часто в шутку говорил, что был бы сейчас канат, я бы его натянул и перешел на другой берег. И потом, когда видел разведенные мосты на картинках, на фотографиях, я часто представлял, что вот натяну канат и перейду. А потом задумался, что по-настоящему хотел бы подарить свой проход по канату городу. Я часто говорил об этом своим друзьям. И так получилось, что один из них оказался на совещании в Смольном, где обсуждалась подготовка к празднованию дня города. И он рассказал вице-губернатору, что у него есть друг – то есть я, который хочет выполнить трюк – пройти по канату над Невой. Идея заинтересовала, подключился Комитет по культуре, поддержал, помог, связал меня с МЧС, с «Мостострестом» и все сложилось. Я собрал сильную команду для организации этого прохода – альпинистов, каскадеров. Полностью технической частью занимается мой отец, ему я доверяю как себе. Мы дождались, когда сойдет лед на Неве, провели несколько репетиций. Полный проход был только один раз, примерно месяц назад.

Подготовка к трюку. Фото: Никита Грейдин

Подготовка к трюку. Фото: Никита Грейдин

- Все получилось? Ожидания совпали с реальностью?

- Сам проход – это не тяжело. Сложно подготовить его технически. На мосту есть свои нюансы. У меня ведь уже были переходы на большой высоте, даже в горах. В 2016-м моя близкая подруга Таус Махачева – внучка великого поэта Расула Гамзатова – придумала интересный проект. Она пыталась привлечь внимание к картинам, которые находятся на грани исчезновения. Она хотела их спасти. Таус попросила меня поучаствовать в этом проекте и перенести картины с одного края скалы на другой. Это было художественное действие, как символ сохранения искусства. Я тогда перетаскал около сотни картин над пропастью. Но там было с технической стороны все понятно. Одна скала, вторая, все смонтировали, проверили и пошли. А здесь, на Дворцовом мосту нам в подвисшем состоянии ,потому что крылья поднимаются почти вертикально, надо закрепить трос, зажать, затянуть, все сделать безопасно.

- Сколько у вас есть времени?

- 5 минут. Мост развелся и через 5 минут я должен уже идти по канату.

- Как вы все успеваете?

- Мы встаем на мосту на концах крыльев и потом он разводится вместе с нами. В это время мы выпускаем трос на нужное расстояние, потом фиксируем его на нужной длине и начинаем затягивать. На мосту находимся я, мой отец, альпинист и каскадер. Один человек с одной стороны, трое с другой.

- А из чего сделан канат?

- Он стальной, диаметр - 10-миллиметров, с мизинец толщиной примерно. Вряд ли кто-то из зрителей вообще увидит его с берега. Толще было было бы сложно крепить, да и не нужно мне толще. Обычно я хожу на 8-миллиметрах.

ТЕЧЕНИЕ УНОСИТ ЗА СОБОЙ

- Как вы готовитесь к трюку над Невой?

- Я занимаюсь в парках, хожу по канату с закрытыми глазами, бегаю. Сейчас у меня хорошая площадка в Ленэкспо, там часто ветер, как может быть над Невой. Я натягиваю канат на то же расстояние, что будет между крыльями моста. Там будет 35 метров, плюс-минус 2 метра. Я даже сам был удивлен, как все зависит от погоды. Когда тепло, как мы знаем из школьного курса физики, металл расширяется. Тут гигантская конструкция моста тоже может расшириться и промежуток между крыльями сократится на 1,5 – 2 метра. А может будет холодно и этого не произойдет. На всякий случай у нас есть запас троса 5 метров. Я тренируюсь с учетом, что канат будет чуть провисшим, потому что нельзя его сильно натягивать. Мост гуляет из-за ветра, и сильно натянутый трос может лопнуть. Тогда ничего не спасет, ведь даже страховка крепится к самому тросу.

- Вы будете со страховкой?

- Городские власти попросили меня идти со страховкой. Хотя я уверен, что все сделал бы и без нее. Обычно я ей не пользуюсь. Я пойду с классическим цирковым шестом-противовесом. Он придает стабильность и вообще с ним красивее. Все-таки это классика каната.

Фото: ООО "Велес Медиа"

Фото: ООО "Велес Медиа"

- Сколько времени вам нужно, чтобы перейти от одного крыла моста до другого?

- Примерно три минуты. По идее такое расстояние можно преодолеть и за минуту, и даже за полминуты, но это когда низко. Над Невой все же высота 45 метров. И есть другие важные факторы.

- Ветер?

- Не только. В принципе я тренировался там, где все время ветер с залива – и постоянный и порывами. Это не очень мешало. Я не думаю, что над Невой будет какой-то сверхъестественный ураган. Но чего я не ожидал и что меня немного смутило, это течение и отблески воды. Оно немного сбивает, как будто утягивает за собой, тоже хочется и самому сместиться в сторону течения. Это мешает в начале пути, когда я вижу воду. Потом я прохожу дальше, смотрю вперед и уже в поле моего зрения остается толь противоположный берег и поднятое крыло моста.

Но я думаю, что в целом ничто мне не помешает. Я пойду под красивую классическую музыку и буду концентрироваться на канате.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также