2018-08-25T17:54:20+03:00

Дмитрий Овсянников: «Севастопольцы требуют быстрых изменений, потому что слишком долго их ждали»

Губернатор Севастополя побывал в редакции «Комсомольской правды» и ответил на самые важные вопросы о жизни города-героя
Поделиться:
Комментарии: comments34
Губернатор Севастополя Дмитрий ОвсянниковГубернатор Севастополя Дмитрий ОвсянниковФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

- Севастополь – сложный субъект федерации: украинское «наследие» - это целый ворох проблем. Как вы их ранжировали, когда вступили в должность два года назад и как решаете сейчас?

- Дело даже не в сложности региона, а в том, что мы постоянно на виду. Это накладывает дополнительную ответственность на городские власти – мы должны эффективно работать. Ну а что касается сути вопроса, то первой нашей задачей было просто очертить круг проблем, которые нужно решать. Результатом этой работы стала «Стратегия социально-экономического развития города до 2030 года», в которой мы отразили ключевые направления. Это благоустройство города, создание комфортной городской среды и развитие экономики, формирование нового инвестиционного потенциала (нам до этого еще очень далеко). Кроме того, первоочередной задачей было строительство социальных объектов, где горожане могли бы получать соответствующего качества государственные услуги. Это уже сделано. Еще я бы отметил то, что за два года мы набрали гораздо бОльшие темпы реализации федеральных целевых программ.

- Главные маркеры происходящих в городе изменений, это…

- Вы просите меня оценить самого себя.

- Почему бы и нет, если есть что предъявить?

- Тогда это чисто субъективная, моя личная оценка того, что мы смогли сдвинуть с мертвой точки. Первое – это, безусловно, строительство новых социальных объектов - детских садов. Построены 3 сада, до конца года будет сдан еще один. Построена новая школа. Еще более 10 школ и садов находятся в стадии проектирования и строительства. Второе. Мы начали благоустраивать городскую среду - строить парки и благоустраивать дворы, ремонтировать дома по программе капремонта. Мы «зашли» во дворы с программой строительства детских и спортивных площадок и благоустройства асфальтового покрытия. Количество этих объектов уже исчисляется сотнями. Третье – это изменение ситуации в дорожном хозяйстве, проще говоря, мы начали впервые за долгое время ремонтировать дороги. Строительство «Тавриды» - это, конечно, прекрасно, однако не отремонтированная дорога, которая постоянно на виду, вызывает у общества большее недовольство, чем не построенная «Таврида». Кроме ремонта дорог, идет обновление подвижного состава общественного транспорта. Приобрели более 100 новых троллейбусов, еще столько же - в планах. То же самое с автобусами.

- Сложно было перебираться из кабинета федерального замминистра в губернаторское кресло?

- Когда глава государства предложил мне перейти на эту работу, над сложностью я, конечно, не задумывался. Все осознал, уже находясь в Севастополе. Но, как известно, каждый, кто приезжает в наш город, обязательно в него влюбляется. В моем случае эта любовь сублимируется в решение задач по развитию города. Кстати, оказавшись в Севастополе, я добился включения в ФЦП порядка 50 новых объектов, помимо утверждённых ранее. Таким образом, сложность лично моего положения и личная ответственность за результат - выросли. Но Севастополь вызывает настолько сильное уважение и восхищение, желание построить новое, что сложности уже не пугают.

- Каковы основные векторы развития города, прописанные в Стратегии-2030?

- Цель номер один – сделать город комфортным для проживания. И на это направлена вся федеральная целевая программа. Вторая цель – это развитие тех секторов экономики, в которых у нас есть конкурентные преимущества. Реальный сектор экономики, к сожалению, у нас невысокий, порядка 6-7%, но есть отрасли, которые имеют отличный потенциал. Это судостроение, приборостроение, сельское хозяйство, виноделие и, конечно, туризм. Третья цель – развитие человеческого капитала. Мы хотим, чтобы каждый житель города имел возможность самореализоваться. Локомотивом достижения этой цели должен стать Севастопольский государственный университет. Качество образования должно непрерывно расти, как и число студентов. Сейчас их 10 тысяч, а должно быть – 20.

- Севастополь интегрировался в российскую действительность с управленческой точки зрения? Часто приходится слышать, что на местах порою начальники ведут себя как при Украине. Иными словами, работают… не спеша.

- Темп работы, безусловно, должен расти – и начать соответствовать общероссийскому уровню. Да, небольшая часть нынешних руководителей приехали в Севастополь из других регионов, но 98% – это севастопольцы, многие годы руководившие школами, садами, больницами. И мы вместе определяем вектор развития, который приведет к повышению качества государственных услуг. Одним строительством новых объектов, без изменений внутри самих отраслей, ситуацию, конечно, не исправишь. Но если вернуться к вашему вопросу, то – нет, мне украинская управленческая практика не мешает менять ситуацию к лучшему. Возможно, потому, что мы стараемся ее изжить.

- Наверняка поменялись и ожидания народа от власти. Сегодня люди верят, что от руководителей действительно можно добиться решения проблем. Соответствует ли скорость изменений к лучшему ожиданиям жителей?

- Севастополь всегда отличался повышенной общественной активностью. Если при Украине обратной реакции не было, то мы сейчас действуем по-другому, конечно. Я вижу критику. Даже если я с ней не согласен, все равно должен ее учитывать. Вы верно ставите вопрос о соответствии скоростей: предыдущий период ожидания был слишком долгим. Поэтому сегодня севастопольцы ждут быстрых изменений. Мы пытаемся соответствовать их ожиданиям. Но иногда менять ситуацию быстро – не получается. По ряду направлений – я это открыто признаю – найти решения очень сложно. И эти проблемы лежат не в плоскости реализации ФЦП, они никак не связаны с взаимоотношениями законодательной и исполнительной ветвей власти.

- Что же это?

- Цены на продукты питания, вообще на товары у нас одни из самых высоких в стране. А также цены на жилье. Молодая семья не может позволить себе купить квартиру, специалист не может позволить себе купить жилье, даже если мы дадим ему хорошую работу.

- С открытием движения по мосту доставка товаров должна была стать проще. Не стала?

- Видите, вам тоже придется объяснить, что нужно время. С момента открытия моста сколько времени прошло?

- Три месяца.

- Верно. Но большегрузы пустят в октябре. Только после этого эффект начнет сказывать в большей мере. Еще больше – после сдачи в эксплуатацию трассы «Таврида», это произойдет в 2020-м. Кроме того, после возвращения Крыма в состав России существенно поменялась логистика. Если раньше оптовые распределительные центры были в Симферополе и оттуда потоки шли во все уголки Крыма, то сейчас такие комплексы находятся в местах конечного потребления – в Севастополе, Ялте, Евпатории и так далее. Точнее, должны находиться. Потому что их нет. Соответственно, мы находимся в конце логистического маршрута. Это все отражается на цене товаров. К нам пока так и не зашли российские ритейлеры. Критиковать их я не хочу, у меня есть уверенность, что они придут. И вот когда все эти факторы начнут действовать, мы и увидим снижение цен. Но не через 3 месяца после открытия Крымского моста.

- О «Тавриде». Проехал от Симферополя до Керчи и поражался масштабам работ: сотни единиц техники, тысячи людей. В Севастополе такие же темпы и масштабы?

- Абсолютно. По территории Севастополя проходят два участка – 7-й и 8-й. 7-й уже активно строится. Полотно отсыпано примерно на половине 13-километрового участка. На трех километрах уже есть асфальт. Сейчас монтируются противооползневые сооружения. 8-й участок мы начнем строить в этом году, он будет предусматривать и реконструкцию так называемого Ялтинского кольца перед въездом в город, и расширение и реконструкцию действующей трассы. Это создаст для нас определенные сложности, но мы постараемся их минимизировать.

- С продуктами понятно. А почему цены на жилье такие высокие?

- Основная причина – высокий спрос. Мы привлекательный для проживания регион, многие хотят к нам переехать. Высокие цены мешают не только жителям, но и руководству города. У нас есть обязательства по определенным категориям граждан: жители аварийных домов, дети-сироты, ветераны, многодетные семьи. Чтобы уменьшить очередь на улучшение жилищных условий (у нас в ней 13 тысяч человек), мы объявили конкурсы, по которым мы приветствуем продажу нам более 50% строящегося жилья по цене 40 тыс. рублей за квадратный метр. Иначе мы вопрос не решим. Если говорить о самой отрасли, то она активно развивается. Мы постепенно наводим в ней порядок. Например, изымаем участки, которые не были освоены в указанные сроки. Конечно, все делается по решениям суда.

- Компании, которые строят жилье в Севастополе – это бывший украинский бизнес?

- С подтекстом вопрос. Во-первых, по 6-му федеральному конституционному закону все юридические лица перерегистрировались в российское правовое поле. По сути дела, они все бывшие украинские, во всех отраслях. Если вы спрашиваете, есть ли новые… Как ни удивительно, желающих с материка приехать и строить в Севастополе тоже нет.

- Им-то что мешает?

- Может быть, боязнь санкций, может быть, пока прицениваются. Мы провели конкурс на строительство бюджетного жилья на участке в 15 га на Северной стороне. Определили победителя. Вдруг выясняется, что на этой земле «напилены» участки по 10 соток. Мы идем в суд. Такие «сюрпризы» возникают постоянно. Я иногда задаю вопрос: куда смотрела прокуратура во времена Украины, почему не было контроля? Эта сторона медали, конечно, тоже может отталкивать строительные компании из других субъектов РФ. Мы провели работу по кадастрированию более 50 тысяч земельных участков. По перезаключению договоров аренды. Это очень сложная и большая работа. И хотелось бы, чтобы правоохранительные органы в этом нам помогали.

- А они?

- Не всегда помогают. Но в любом случае мы пытаемся уменьшить количество конфликтов в городе. Строители всегда вызывали неприязнь населения. Потому что строили не по правилам, неизвестно как получали землю, это за много лет сформировало негативное отношение к этому бизнесу и его представителям. Сейчас наша задача – заставить всех играть по правилам.

- Расскажите о Генплане города - с его принятием и обсуждением, помнится, были сложности.

- Мы его вынесли на обсуждение весной 2017 года, через восемь месяцев после старта моей работы. Контракт на разработку был заключен до меня. При подготовке документа были совершены ошибки, не было геоосновы, не были проанализированы имущественные права. К примеру, планировщик рисует парк, а там уже 10-15 лет дома стоят. Такую ошибку можно было допустить только в отсутствие информации.

- …Либо с умыслом. Город решил построить парк, а там земля в собственности. Город вынужден выкупать землю у владельцев.

- Я не думаю, что был умысел. Я полагаю, что Генплан начали готовить без получения всей необходимой информации. Мы внесли в кадастр сведения о земельных участках и только после этого разработали план развития улично-дорожной сети, который официально и публично обсудили и утвердили. Теперь у нас есть так называемые «красные линии» дорог и общественных пространств. Это стало «скелетом» генплана, который сейчас мы дорабатываем. В частности, критически смотрим на предложения разработчиков Генплана об уменьшении земель сельскохозяйственного и промышленного назначения. Нужно же где-то работать, а не просто жить и строить жилье.

- Каким будет Севастополь после того, как Генплан будет реализован?

- Это зависит не только от Генплана. Мы принимаем правила землепользования и застройки. Параллельно разрабатываем требования к архитектурному облику по аналогии с Москвой. В этом смысле со столицей у нас замечательное партнерство. Москва в лице Сергея Семеновича нас поддерживает.

- Здорово, если Севастополь будет в чем-то похож на Москву. Москва много тратит на благоустройство, но столица и зарабатывает неизмеримо больше. Как будет зарабатывать Севастополь?

- Хороший вопрос. Темпы прироста налоговых доходов у нас составляют последние три года не менее 20%. Но зарабатываем мы недостаточно и остаемся глубоко дотационным регионом. Отчасти потому, что в общий бюджет у нас входят затраты на строительство всех объектов в рамках ФЦП. ФЦП продлена до 2022 года. И после уровень бюджетных вливаний будет резко снижен. И наша основная задача – развивать внебюджетные инвестиции. У нас есть для этого инструменты, например свободная экономическая зона. У нас заявки от 426 резидентов, они создали 5600 рабочих мест и планируют довести эту цифру до 9000. Объем инвестиций – пять миллиардов рублей. Это большие цифры для нашего города. Есть проект севастопольского индустриального парка - площадка более 60 га с подготовленной инфраструктурой, на которой в рамках заключенных инвестиционных соглашений, а у нас сейчас есть порядка 10 инвесторов, будет созданы новые промышленные производства. Я профессионально занимался развитием этих инструментов, работая в министерстве промышленности и торговли. Еще один драйвер – проекты крупных холдингов. Например, ОСК планирует реконструкцию и увеличение мощностей «Севморзавода», который мы передали в федеральную собственность. После реконструкции кратно возрастет количество заказов. И, конечно, это крупнейшие проекты, которые будут реализованы и в рамках ФЦП, и в рамках инициатив президента. Это историко-археологический музей, музей христианства рядом с Херсонесом Таврическим. Также будут построены театр оперы и балета, хореографическое училище, консерватория. Эти объекты придадут новый статус городу, фактически мы претендуем на то, чтобы считаться южной столицей России.

- Вы один из тех губернаторов, кого называют «молодыми технократами»…

- Быть технократом недостаточно для того, чтобы добиться результата. Очень многое лежит в плоскости взаимодействия с жителями, выстраивания диалога – иногда конструктивного, иногда не очень. Все эти процессы были для меня новыми. Я постепенно совершенствуюсь. И, конечно, я признаю, что недостаточно уделяю внимание информационной составляющей. Мне часто говорят, а почему вы не рассказываете о своей работе?

- Действительно, почему?

- Меня больше волнует то, что я сделаю реального для города, нежели то, как я буду выглядеть.

- Как оцениваете взаимодействие Севастополя и Республики Крым?

- Мы неразрывно и навсегда вместе. Тут даже обсуждать нечего. У нас общая логистическая схема, транспорт, многое другое. Общее образовательное и культурное пространство. Сегодня, к примеру, обсуждали с Сергеем Валерьевичем (Аксеновым – прим. ред.) мою просьбу предоставить данные о том, сколько детей в населенных пунктах, прилегающих к Севастополю, занимаются музыкой. Это нужно для того, чтобы наши новые музыкальные школы принимали детей не только из Севастополя, но и из Крыма. Мне вообще сложно представить, какой вопрос для нас может быть конфликтным. Таких вопросов нет.

- Чем, помимо, военной составляющей, Севастополь сможет привлекать туристов?

- У нас уже сегодня проходит много фестивалей. В ближайшее время состоится фестиваль исторической реконструкции на Федюхиных высотах, примет более 70 тысяч человек. У нас проходят винные фестивали, детские слеты, например «Артек» в мае провел слет, куда приехали 4 тысячи детей. Это рекорд для России. В этом году во второй раз прошел фестиваль «Опера в Херсонесе». Наше преимущество – туризм одного дня. Отдыхающие в Крыму приезжают к нам, чтобы посмотреть достопримечательности или принять участие в фестивале. Сейчас мы ежегодно принимаем до полутора миллионов туристов одного дня. Мы хотим увеличить этот показатель в три раза. А тех, кто проводит у нас более 10 дней, - с 350 тысяч до миллиона человек. Мы ставим задачу сделать город привлекательным с точки зрения культуры, образования, комфортности проживания, посещения мероприятий. Вы знаете, что крещение князя Владимира произошло в Севастополе?

- Вы еще спросите, когда?

- Когда?

- В 988 году.

- Прошли проверку. Но, к сожалению, многие этого не знают.

- Как относитесь к идее объединить Крым и Севастополь и сделать Севастополь столицей Республики?

- Никак не отношусь. Севастополь является городом федерального значения. Мы позиционируем себя, как третью столицу России. Нам много для этого предстоит сделать. Решение об изменении границ субъектов принимается путем волеизъявления объединяемых субъектов. Я ни разу не слышал, чтобы эта идея обсуждалась на общественных площадках, или в кабинетах руководителей и чиновников.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также