2018-11-12T10:31:28+03:00

“Когда Гоша жил в детском доме, он о будущем вообще не думал. Он его боялся.” История семьи, взявшей под опеку 16-летнего сироту

Диана Машкова – писатель, мама четверых детей, трое из которых приемные, а также основатель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра». Вместе с приемным сыном Георгием Гынжу она выпустила книгу о жизни подростка в детском доме
Поделиться:
Комментарии: comments15
В семье Дианы Машковой и Дениса Салтеева - родная дочь Нэлла и трое приемных детей: Гоша, Дарья и ее младшая тезка Даша Фото: Елена МартынюкВ семье Дианы Машковой и Дениса Салтеева - родная дочь Нэлла и трое приемных детей: Гоша, Дарья и ее младшая тезка Даша Фото: Елена Мартынюк
Изменить размер текста:

Первые 16 лет своей жизни Гоша жил в детском доме. Пока не встретил Диану Машкову и ее мужа, Дениса Салтеева. В их семье уже росла родная дочь Нэлла, двухлетняя приемная малышка Даша и только-только осваивалась еще одна девочка из детского дома, 13-летняя Дарья. Но вопреки всем стереотипам и предубеждениям, в семье нашлось место и для Гоши - 16-летнего подростка с непростой судьбой и открытым сердцем.

«Меня зовут Гоша. История сироты» - так называется книга, которую в ноябре выпускает Диана Машкова вместе с приемным сыном Георгием Гынжу. Это правдивая история современного сироты, рассказанная им самим.

Книга выйдет в свет при поддержке благотворительного фонда «Арифметика добра». Там надеются, что книга поможет многим взрослым изменить мнение о подростках из детских домов, а тем, кто уже стал приемными родителями - лучше понять своих детей. Ведь 80% воспитанников в детских домах - это именно подростки. И они мечтают о доме и семье.

"КП" публикует отрывки из книги. А еще мы поговорили с Дианой Машковой о детях, и о том - как и почему люди принимают в свои семьи подростков и совсем не жалеют об этом.

- Как книга родилась и как Гоша пришел в Вашу семью? Как я понимаю, эти две истории связаны...

- Гоша сам со мной познакомился. Я приехала в детский дом, забрать нашу среднюю дочку, Дашу. И на пороге ко мне подошел паренек и сказал: “Меня зовут Гоша. Я хотел бы познакомиться.” Он прочел мою книгу про усыновление маленьких детей и спросил, не могу ли я посмотреть его стихи. С этого все началось.

Я сразу стала думать, как ему помочь. Дело в том, что он тогда постоянно воровал в магазинах, было заведено дело, шли суды. И я начала искать, на что его переключить. Так и родилась идея книги о его жизни в детском доме. Сначала у нас даже не было мысли о публикации - это просто был Гошин дневник. То он пришлет несколько строчек, то историю… В итоге мы решили закончить книгу с помощью интервью. Я старалась сохранить всю его лексику: хотелось, чтобы было ощущение, что это Гоша сам вам все рассказывает. Я считаю, что главное предназначение книги уже выполнено - она Гошу переключила с опасных увлечений на что-то творческое.

Из книги «Меня зовут Гоша. История сироты»:

«Однажды, я тогда учился в четвертом классе, в наш детдом приехала комиссия. Воспитательницы вытащили из архивов наши портфолио, положили их на край стола. И мы такие: «О, что это за папки, что там про нас пишут?». Они куда-то вышли, и мы давай все это читать. Так я узнал имена-отчества своих матери и отца. Мою мать, оказывается, звали Верой Евгеньевной. А отца Василием Георгиевичем. До этого я ничего о себе не знал».

***

« - Говори так своей мамке, которая тебя бросила! Сейчас скитается по дворам, курит, пьет, колется. Наркоманка!

- Да откуда вы знаете? – не скажу, что я как-то бурно реагировал. Если уж сам не знаю свою мать, откуда воспитатель может что-то о ней знать?

- Все они такие! Алкоголички и наркоманки. Иди, иди к своей мамке! Она тебе не надоест. Но если ты тут, значит, ты сам ей надоел!

И я такой про себя: «пфф. Поорала? Успокоилась? Молодца!».

Я, кстати, никогда не злился, и ответить ничего такого обидного не хотел. С самого детства был добренький. Даже про свою мать никогда не думал, что она пила или кололась. Думал только о том, что она не могла меня содержать».

Диана и Гоша надеются, что их книга поможет другим приемным родителям и подросткам-сиротам Фото: Из личного архива

Диана и Гоша надеются, что их книга поможет другим приемным родителям и подросткам-сиротамФото: Из личного архива

- Один из главных стереотипов про усыновление подростков: это уже сформировавшаяся личность, со своими взглядами и убеждениями, их не изменить. Это правда?

- Этот вопрос задают постоянно, в школе приемных родителей, на тренингах. Я отвечаю: вспомните себя в 15-16 лет. Как вы относились к жизни, какое у вас было мировоззрение, о чем вы мечтали? И сравните это с тем, как вы видите жизнь сейчас. Это две абсолютно разные вещи. Человек продолжает формироваться всю свою жизнь.

Когда Гоша жил в детском доме, он о будущем вообще не думал: он его боялся. У него никого не было. Поэтому он не учился, ничего не планировал. В какой-то момент он мне даже сказал: “Я думаю, будет лучше, если я просто умру и все”. Меня это буквально сбило с ног.

Он воровал. Не от того, что голодал - в детском доме кормят. Но еда там однообразная, а ребенку хочется шоколадку, жвачку. “А в магазине много, зачем им столько?” - говорил Гоша. - “Я лучше возьму и со своими поделюсь”. Он же еще и Робин Гудом себя при этом чувствовал.

При этом он удивительный ребенок, который сохранил в себе доброту каким-то чудом. Как? Я не понимаю. Он столько в жизни видел, он не получал никакой заботы, любви, даже когда был совсем малышом. Но как-то это в нем сохранилось.

До 16 лет Георгий жил в детском доме и боялся думать о будущем Фото: Из личного архива

До 16 лет Георгий жил в детском доме и боялся думать о будущемФото: Из личного архива

Это замкнутая система детского дома, когда дети все время варятся в одной и той же каше, с одними и теми же людьми. В результате - они не понимают как устроен мир, как устроен дом, как готовить и зарабатывать деньги, как строятся отношения между людьми.

Получая семью, ребенок, подросток, получает возможности. Он получает общение с взрослыми людьми, у которых есть работа, есть хобби, они начинают делиться своими увлечениями. И эта смена окружения очень сильно повлияла на Гошу.

Люди думают: “Мы не можем передать ребенку свое отношение к жизни. Сколько бы мы ему ни говорили, что нужно учиться - все бесполезно”. Подростки так не “работают”. Заставить их нельзя. Но можно сделать так, чтобы ребенок сам захотел расширять свой кругозор, можно показать ему, что этот мир - огромен. Он больше, чем узкий круг друзей и алкоголь.

В чем-то с подростками даже легче, чем с младенцами. Это иллюзия, что если ребенок маленький - он не травмирован. Бывает, что и в 6, и 8 месяцев травма отказа, жестокое обращение, пренебрежение сказываются на ребенке. Подросток же многие бытовые вещи делает сам, с ним интересно, с ним можно делиться знаниями о мире, что-то обсуждать. Есть люди, которым интереснее с подростками, есть те, кому ближе малыши. Мы с мужем явно из первой категории.

Из книги «Меня зовут Гоша. История сироты»:

«Пока я был в баторе (инкубаторе. Так называют детдом сами дети - Прим. ред), страшно боялся своего восемнадцатилетия. Жил одним днем, хотел скорее все попробовать, оторваться по полной и, главное, успеть сдохнуть к своему совершеннолетию. Чтобы не окунаться в этот кошмар: самостоятельную жизнь на чужой планете - за забором детского дома».

***

« - Кто, Гынжу? – она даже не задумалась, - да он без конца ворует. Вызывайте полицию!

- Но вы же понимаете, - начальник от неожиданности притормозил, - это суд и тюрьма. Тут сумма большая.

- Да? Ну, если не хотите возиться, просто выбросьте его в окно, - она разозлилась, - этот Гынжу уже всем своими выходками надоел.

Начальник охраны положил трубку. И несколько минут молчал, переваривая информацию. Похоже, даже для него это было слишком.

- ***, у вас директор, - заключил он».

С репетиторами Гоша окончил 9 класс и поступил в колледж Фото: из личного архива

С репетиторами Гоша окончил 9 класс и поступил в колледжФото: из личного архива

- Каким сейчас видит Гоша свое будущее?

- Когда он пришел в нашу семью, мы начали судорожно искать: в чем его таланты. Со школой все было сложно: сплошные двойки, тройки, прогулы. Девятый класс мы вытянули с репетиторами, сдали ОГЭ и стали думать: куда нам? Гоша очень общительный парень, жизнелюбивый, с юмором. Он очень быстро сдружился с нашей младшей дочкой - ей тогда было 1,5 года. И в детском доме, когда их отправляли на лето в лагерь, он всегда занимался с младшими. Так мы и пришли к педагогике. Он сам выбрал эту специальность - педагог дошкольного образования. В прошлом году у него была практика в детском саду и так его полюбили там дети! У них было настоящее счастье, когда Георгий Васильевич к ним приходил. Директор ему сказал: “После колледжа - только к нам!”

В нашем фонде “Арифметика добра” Гоша помогает каждую субботу, его знают и любят все дети и родители. Например, когда мы в фонде искали семьи нескольким детям, он служил “переводчиком” между взрослыми и подростками.

Из книги «Меня зовут Гоша. История сироты»:

«Поначалу они просто не слезали с меня с этими своими учебниками! Когда я понял, что не отстанут, начал делать назло. «Нате вам, только отстаньте! Нате вам карты контурные, нате тетрадки гребаные, сочинения. Что еще?!». А они даже на ругань мою не реагировали. Как будто, так и надо. По многим предметам я занимался с репетиторами: к математичке ездил домой, русичка приезжала сама, со многими другими преподавателями занимался в фонде. Помимо этого, меня еще подключили к программе «Шанс» в «Арифметике добра» - это удаленные занятия с учителями, через специальную программу в компьютере. А с Дианой сидел над русским, литературой и гребаным английским».

***

«Мы мечтали, что в раю у всех у нас будет своя семья, дети. Дом обязательно, сад и, конечно, машина. Короче, всё как в Америке. И мы все хотели в этот рай, конечно. Уж точно не в ад. Нам про ад рассказывали, там совсем плохо. Заправляет всем сатана и кругом одни грешники, которые варятся в котлах и им всегда жарко, душно. Все ходят в цепях и работают, работают, работают. А где мы, сироты, и где работа – это же две разные вещи! Поэтому я лично тоже мечтал про рай. Конечно, понимал, что я грешник – воровал, часто не слушался. Но всегда надеялся, что все-таки Бог меня простит. Я же сирота. Хотя бы поэтому».

Диана и Георгий во время поездки во Владимир Фото: Из личного архива

Диана и Георгий во время поездки во ВладимирФото: Из личного архива

- За время, пока вы работаете в фонде “Арифметика добра”, меняется ли в обществе отношение к усыновлению подростков?

- Когда 4 года назад я создавала клуб “Азбука приемной семьи”, гораздо меньше было людей, которые решались взять в семью подростка. Мы сами ищем семьи, готовые взять детей, ездим в школы приемных родителей, рассказываем о подростках, участвуем в форумах приемных семей. И видим, как постепенно меняется отношение. В последнее время у нас в фонде много таких историй: девочку 17 лет приняли в семью, на днях взяли мальчика 17 с половиной лет...

Если 10 лет назад это было абсолютным исключением, пять лет назад тоже было много страхов, то сейчас все больше люди понимают, что эти дети всю жизнь сидят со штампом на лбу. Им говорят: “Твои родители алкоголики - и ты будешь”. “Твои родители в тюрьме - и ты сядешь”. Но если копнуть чуть дальше, за этот штамп, откроются потрясающие ребята: с разными характерами, стремлениями. Нужно только дать им условия, чтобы раскрыться, проявить себя, обнаружить таланты. И это для родителей подростков очень интересная вещь.

Мы начинали от “я не хочу дальше жить, я не знаю, в чем мое будущее”. А сегодня Гоша мечтает окончить колледж, поработать несколько лет в детском саду, а потом открыть свою частную школу, где будет все по-другому, где дети не будут сидеть за партами. Мне кажется это очень круто.

Из книги «Меня зовут Гоша. История сироты»:

***

«В шестнадцать лет, в детском доме я не знал, кто я: бедный сирота, оставшийся без родителей и какой-либо надежды, циничный вор, перед которым нет преград, или праздный гуляка, который не ставит перед собой великих целей, а просто отдыхает, отрывается и трахает всем мозги. А может быть, я был странствующим человеком? Человеком, который ищет свою дверь – такую, за которой ему станет, наконец, комфортно. Дверь, которая изменит его жизнь. Кажется, я эту дверь, в конце концов, нашел».

Обложка книги

Обложка книги

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Клуб «Азбука приёмной семьи», основанный Дианой Машковой в фонде «Арифметика добра», объединяет сейчас 1028 приемных семей Москвы. Благодаря ему 169 детей обрели семью.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также