2019-01-18T16:12:45+03:00

Марго Робби: «Я задыхалась в платьях Елизаветы I. Но благодаря этому чувствовала себя королевой!»

Исполнительницы главных ролей в исторической драме «Две королевы» Марго Робби и Сирша Ронан рассказали о том, как шла работа над картиной
Поделиться:
Комментарии: comments5
В основе исторической драмы лежит история отношений между двумя королевамиВ основе исторической драмы лежит история отношений между двумя королевами
Изменить размер текста:

Елизавета I, как мы помним, была одной из величайших королев в истории Европы, эпоху ее правления (1558-1603) в Англии привычно называют «золотым веком». Мария Стюарт, королева Шотландская, ее двоюродная сестра, вошла в историю несколько по другим причинам - вспоминается прежде всего ее трагическая судьба.

История отношений между двумя королевами лежит в основе исторической драмы с феминистским уклоном, которая только что вышла в наш прокат. Елизавету в ней играет австралийка Марго Робби («Отряд самоубийц», «Волк с Уолл-Стрит», «Тоня против всех»), красавица, которая на глазах становится одной из ведущих актрис своего поколения. Марию Стюарт - Сирша Ронан («Искупление», «Гостья», «Бруклин», «Леди Берд»), которую в ведущих актрисах числят уже давно.

Две королевы . Трейлер.

- Давайте поговорим о ключевой сцене фильма - когда две королевы наконец встречаются.

Марго Робби: Это был мой последний съемочный день, и первый съемочный день Сирши. Поэтому мы обе были слегка на взводе. Прежде всего, мы очень ждали этого момента. Это ключевой эпизод картины, и мы все время представляли себе, как это будет. Речь о том, чтобы дать Сирше роль Марии Стюарт, впервые зашла, когда ей было 18, и с тех пор она шесть лет думала и о ней, и о моей героине, Елизавете. А я Елизавету уже к этому моменту практически сыграла, и пока играла, всю время думала о Марии Стюарт, была ею просто одержима. И когда наконец увидела ее перед собой - невероятно разволновалась. У нас обеих глаза стали как плошки!

- Но вы же до этого встречались?

- Мы не видели друг друга в образах. Мы читали сцену на репетициях, но особенно не углублялись - специально оставили все на день съемок. Ну, просто чувствовали, что так будет лучше. Все время, пока шли съемки, мы держались друг от друга подальше, и уж точно даже мельком не видели друг друга в костюмах и гриме. Так что для нас обеих это стало откровением. Я в этот момент забыла, что вокруг работают камеры, забыла вообще обо всем.

- А почему вы так переживали?

- Ну, там же такая интрига в фильме - «встретятся они, не встретятся?» Они очень хотят повстречаться, но вокруг них полно советников, которые их от этого отговаривают. Строго-то говоря, на самом деле Мария и Елизавета не встречались друг с другом никогда. Так что это был важный момент - наконец познакомить их, хотя бы на экране. Режиссер Джози Рурк напомнила нам сцену из «Схватки» Майкла Манна, когда на экране в первый и последний раз сталкиваются герои Де Ниро и Пачино: всю дорогу они играли в кошки-мышки, и вот наконец смотрят друг другу в глаза. Мария и Елизавета в нашем фильме так долго играли в политические шахматы, и каждый ход стоил им столько эмоций, что столкнуться лицом к лицу для них - гораздо больше, чем просто поговорить о делах, на кону отношения двух сестер.

Сирша Ронан: Все, что у них тогда было - это письма и портреты, а думали они об образе живого человека, пытались представить его себе. Я так долго думала о Марго - как она будет выглядеть в роли Елизаветы, как ее сыграет - что когда наконец оказалась с ней в одной комнате, ощущала себя так же, как ощущала бы себя Мария, впервые встретив двоюродную сестру.

- Марго, вы пришли на съемочную площадку «Двух королев» сразу после фильма «Я, Тоня». А вы, Сирша - сразу после «Леди Берд». В обеих фильмах - большие, яркие женские роли. У вас нет ощущения, что картин, где в центре женщины, в последнее время становится больше?

Сирша: Да, пожалуй. Раньше в кино были понятия leading man («исполнитель главной роли», буквально - «ведущий мужчина») и leading lady (буквально «ведущая леди», находящаяся как бы на вторых ролях по отношению к «ведущему мужчине». - Ред.) Но сейчас понятие leading man придется, видимо, переосмыслить! Есть, конечно, над чем работать, но приятно видеть, в какую сторону все движется.

Марго: Вы представить себе не можете, как это здорово - взять сценарий и обнаружить в нем хорошую женскую роль. Еще пару лет назад я читала сценарии - и понимала, что хочу играть только то, что написано для мужчин! А сейчас читаю - батюшки, хороших женских роли целых две! Или даже три, как в «Фаворитке» (еще один исторический фильм с участием Робби. - Ред.) Замечательное сейчас время настало, я очень этому рада.

- В таблоидах то и дело публикуют статьи, где изображается противостояние между Меган, герцогиней Сассекской и Кэтрин, герцогиней Кембриджской…

Сирша: Да, там пишут, что у них вражда, но ведь это чушь.

Марго: А они всегда изображают женщин сражающимися друг с другом…

- Разве ваш фильм отчасти не об этом - о мужчинах-придворных, которые пытаются натравить двух королев друг на друга?

Сирша: Да, конечно. Лорды, окружающие Марию и Елизавету, стараются повлиять на мысли обеих королев - каждой обрисовывают другую как врага… А на самом деле я вот сейчас работала на «Двух королевах» в преимущественно женском коллективе - и с изумлением обнаружила, что женщины прекрасно работают вместе, это весело, и ты чувствуешь себя в безопасности. Ну, чаще в безопасности, чем нет. Снимаясь с Марго и другими актрисами, я ощущала уверенность в себе - она, эта уверенность, рождалась сама, потому что я была со своими сестрами.

Марго: Да, чувствуешь поддержку.

- Это фильм о сильных женщинах и о том, чем им приходится платить, чтобы быть сильными. Чем бы вы готовы были пожертвовать ради своей карьеры?

Марго: Ну, надеюсь, я смогу помнить о своих приоритетах и не окажусь в ситуации Елизаветы - когда пожертвовано уже вообще всем. Хотя у меня и у нее, конечно, совсем разные истории.

Сирша: Не хочу сейчас изображать жертву или мученицу, но съемки - это немного безумная штука. Ты проводишь очень, очень много времени вдали от семьи и друзей. Но через то же самое проходят все члены съемочной группы. Да и музыканты, например, которым приходится много гастролировать, знают, что это такое. Но большинство из нас согласно платить эту цену - мы работаем как сумасшедшие вдали от дома, общаемся в своих тесных коллективах, а потом возвращаемся. Есть в этом элемент компромисса…

Марго: Да, ты пропускаешь свадьбы своих подруг и справляешь дни рождения одна в гостиничном номере, вот все вот это.

Сирша: Зато мы не шахтеры… (Смеется).

Марго: Вот именно. Мы все мечтаем об идеальной работе, и я не могу представить никакой профессии, которую я любила бы сильнее, так что все неудобства стоят того.

- Раньше и Елизавету, и Марию играли знаменитые актрисы. Как вы готовились к своим ролям? И еще: Марго, вы уже вторая австралийка, которая играет Елизавету I после Кейт Бланшетт: у вас и ваших соотечественниц что, есть какая-то особенность, которая позволяет справляться с этим образом лучше англичанок?

Марго: Ну, наш континент был колонизирован англичанами, так что… (Смеется). А потом, у меня же шотландская фамилия…

Сирша: Так вот кому Марию надо было играть! (Смеется).

Марго: Да, что-то они промахнулись! Но это правда, раньше Елизавету играли фантастические актрисы, и я не чувствую себя достойной находиться в их компании. Изначально я вообще отказывалась от роли, и не только по этой причине - я не думала, что смогу понять, как играть королеву, не думала, что найду в себе что-то общее с ней. Но согласилась - и все это путешествие оказалось совершенно невероятным. Я так счастлива, что Джози Рурк, режиссер, все-таки убедила меня взяться за эту роль. Кстати, часть подготовки как раз и заключалась в том, чтобы НЕ смотреть старые фильмы с другими исполнительницами. Думаю, если бы я это делала, впала бы в панику.

- Но вы все-таки поняли, как ее сыграть?

Марго: Да, конечно, поняла. На самом деле небольшая паника у меня начинается в связи с каждой ролью. «Я не понимаю героиню», «Я никогда не смогу», вот все вот это. На самом деле всегда можно свести все к основным человеческим инстинктам и дальше идти от них.

Сирша: Разговоры об этом фильме, о том, чтобы я сыграла Марию, велись годами, и у меня было много времени, чтобы поразмышлять о ней, почитать о ней, чтобы поездить по местам в Шотландии, связанным с ней. А перед съемками я еще прочла книгу Джона Гая «Мое сердце принадлежит мне: жизнь Марии, королевы Шотландской». Так что у меня был огромный багаж знаний о Марии и том мире, частью которого она была. Столько было персонажей, появлявшихся в ее жизни и исчезавших из нее, - они возникали при дворе, покидали двор, возвращались с фейерверками. Она жила в такое драматическое время… Все это мне очень помогло. И еще - я же специально занималась движениями с хореографом!

- Вы бы могли сыграть ее в 18?

Сирша: Могла бы, но, конечно, это была бы совсем другая Мария. В этом, кстати, прелесть роли: она прожила такую насыщенную жизнь, с ней столько всего происходило, что про любой период этой жизни можно снимать отдельный фильм. Можно снять про то, как в пять лет она покинула Шотландию и потом 12 лет провела при французском дворе. Можно - про то, о чем мы сняли. Можно - про ее дни под арестом, или про тот один-единственный день, когда ее казнили. Столько всего…

- Вам пришлось для этой роли учить французский?

Сирша: Да, и у меня был прекрасный учитель, который ничего не спускал мне с рук (смеется). Мне казалось, у меня все получается - а в ответ я слышала «Нет, нет, снова!» Но все было на пользу. Лиа О’Прей, которая играет Марию Ливинстон, наполовину француженка, а наполовину ирландка, и даже когда она говорит по-английски с ирландским акцентом, ее интонации совершенно французские - и я решила, что буду так же произносить реплики, даже когда говорю по-английски.

- Женщины в те времена носили очень плотно облегающие платья, не говоря уж о корсетах, и вам пришлось их носить на съемках. Как вам кажется, это влияло на их взгляды на жизнь?

Марго: Я думаю, Елизавета знала, как управляться с одеждой, чтобы извлечь для себя выгоду. В фильме это видно: чем старше она становится, тем пышнее и пышнее становятся платья. Думаю, она так отодвигала от себя людей. Никто к ней не мог подойти ближе чем на метр! И она прекрасно знала, как создавать нужный образ. У нее были костюмы с воротниками, которые выглядели как нимбы - легко заметить параллель с изображениями Девы Марии; она создавала образ королевы-девственницы, предлагала протестантам такой же образ непорочной девы, который был у католиков. Она была очень хитроумная, она создавала из себя бренд. Рассылала свои изображения, чтобы люди могли повесить их у себя дома… Она была в этом смысле очень продуманная.

Сирша: Каждое утро тратилось 45 минут только на то, чтобы натянуть на меня платье. Знаете, это отличный способ войти в образ! А Марго вообще одевали и гримировали по два часа, у нее ведь и грим сложнее, чем у меня.

Марго: Эти платья очень затрудняют движения. Корсеты, потом огромное количество слоев ткани… Но в процессе одевания я физически становилась своей героиней. С одной стороны, да, задохнуться можно от всех этих корсетов и париков, да еще и от пластического грима. Но с другой стороны, я чувствовала себя Елизаветой, выстроившей весь этот безупречный фасад, образ, который одновременно ее душил. Половина моей актерской работы уже на этом этапе, считай, была сделана.

- Елизавета в фильме говорит, что красота и женственность Марии, равно как и ее способность сочувствовать поспособствовали ее падению. Вы согласны?

Сирша: Да, это была одна из причин. Люди привыкли пользоваться всем этим. И нашлись те, что использовал это против нее. Я не думаю, что она была не права, когда была любящей, понимающей и все прощающей. Любые родители счастливы, когда их ребенок растет таким. Вот только люди вокруг Марии думали только о себе, о том, как сохранить свои земли и свою власть, и слишком для многих она была опасна. Они хотели от нее избавиться, - а ее способность прощать снова, и снова, и снова оказалась ее ахиллесовой пятой.

- В наше время интернета и соцсетей каждое слово, сказанное знаменитостью, может попасть в заголовки и мгновенно облететь вокруг света. Ваша профессия теперь связана с повышенной ответственностью…

Сирша: Когда даешь интервью, конечно, нужно следить за тем, что говоришь. И надо понимать силу печатного слова, силу статей в интернете - на это люди реагируют куда быстрее и острее, чем на фильмы. Но когда я снимаюсь в кино, меньше всего мне хочется думать об ответственности за свои слова, или чтобы меня судили по моим словам. Я снимаюсь по совершенно эгоистическим причинам - потому что люблю играть, и играю те роли, которые хочу. И самое вдохновляющее в этом смысле - смотреть, как играют другие, особенно женщины. Дело не в ролях как таковых, не в том, что предлагают сценаристы, а в «Я решила это сыграть, и вот смотрите, как я это делаю». Вот отсюда я черпаю силу.

- Тогда какие у вас ролевые модели? Какие женщины больше всего вас вдохновляют?

Сирша: Я безумно люблю Кейт Бланшетт, отношусь к ней с огромным уважением, она невероятная. Она сумела сделать фантастическую карьеру в кино, а потом сделать перерыв и уйти в «Сиднейскую театральную компанию», несколько лет работать там вместе с мужем, с которым у нее чудесные отношения. Сейчас я снимаюсь в фильме «Маленькие женщины» с Лорой Дерн - то же самое: она бесстрашная, готовая на все ради работы. Я просто восхищена этим. Ну, и мои подруги, а еще моя мама меня вдохновляют - я с ними почти каждый день.

Марго: Буквально тот же ответ: Кейт Бланшетт - мой идол. А в личной жизни - мои замечательные подруги и мама.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также