2019-03-08T21:35:42+03:00

Юрий Гагарин не любил носить Золотую Звезду Героя

Об этом рассказал журналисту "КП" Александру Гамову близкий знакомый первого космонавта планеты, выпускник Оренбургского летного училища Вячеслав Рябов [подкаст]
Поделиться:
Комментарии: comments8
Вячеслав Рябов (слева) и Юрий Гагарин, архивный снимок.Вячеслав Рябов (слева) и Юрий Гагарин, архивный снимок.
Изменить размер текста:

«Ты тоже авиатор, - сказал мне Гагарин, - мы с тобой братья».

- ...Вячеслав Семенович, как же так получилось, что именно вы вручали Гагарину комсомольский билет?

- Давай-ка, дорогой земляк, сразу уточним... Первый билет члена ВЛКСМ Юрий Гагарин получил 20 января 1956-го (см. фото), тогда он был курсантом 1-го Чкаловского военного авиационного училища имени Ворошилова. (Оренбург с 1938-го по 1957 год назывался - город Чкалов, в честь знаменитого летчика Валерия Чкалова. - А.Г.)

А 6 июня 1961 года Юрий Алексеевич приехал к нам в Оренбург. Это вообще была его первая поездка после полета в космос 12 апреля. До этого он никуда не выезжал - все время проходили медобследования, потом - отдых.

Юрию Гагарину - 85 лет. Первый космонавт не любил носить Золотую Звезду Героя

00:00
00:00

Я тогда был первым секретарем Оренбургского горкома ВЛКСМ. Готовясь к встрече с Гагариным, мы решили: ведь космонавт № 1 здесь, в нашей «летке», был комсоргом, как сделать так, чтобы он навсегда остался в рядах в нашей организации? Ну, мы и решили вручить ему еще один комсомольский билет и присвоить звание «Почетный комсомолец города Оренбурга».

Комсомольский билет Гагарина.

Комсомольский билет Гагарина.

И я на этом торжественном собрании - а Гагарин встречался с трудящимися и общественностью города - этот комсомольский билет ему вручил.

Но перед этим меня Гагарину представили: вот - Слава Рябов, первый секретарь горкома комсомола, тоже выпускник летного училища. Гагарин говорит: «Какого училища?» Говорю: «Я - во втором учился». А Гагарин - в первом.

- Тогда в Оренбурге было две «летки».

- Да. Мы одновременно с Гагариным поступили в 55-м. И вот Юрий Алексеевич мне говорит: «Ты тоже авиатор, мы с тобой братья».

- А вы курсантом Гагарина не знали?

- Я был комсоргом все годы учебы, и он был комсоргом. Но у нас разные аэродромы, летали мы в разных местах. Возможно, мы где-то и встречались.

- Что вы сказали тогда Гагарину, когда вручали ему комсомольский билет?

- Я, Саш, теперь уже и не помню. Были, конечно, слова гордости, слова благодарности за этот подвиг и слова чести для училища и для нашего города.

«К нам он всегда приезжал только в гражданской одежде»

- После этого вы с Гагариным еще общались?

- У меня было несколько встреч. Да много...

- Десятки, сотни?

- Наверное, десятки раз мы виделись.

Юрий Алексеевич несколько раз приезжал в Оренбург. И дело не только в том, что он заканчивал у нас «летку». Валентина Ивановна, его супруга, - она же оренбурженка. Так сложилось, что фактически в каждый его приезд я, так или иначе, участвовал в этих встречах.

Юрий Гагарин с друзьями-однокашниками по училищу.

Юрий Гагарин с друзьями-однокашниками по училищу.

- А где они проходили?

- Чаще всего - в училище. Потому что, каждый приезд Гагарина – это обязательно общение с командованием, с курсантами.

- Я смотрю фото, что у вас в архиве - Гагарин везде в гражданской одежде.

- Он все время приезжал только в гражданской.

- Почему?

- Не знаю... Так вот любил. Наверное, как попроще чтобы.

- Как домой к себе? И без Звезды?

- Да... Есть фотографии - и на берегу Урала, и в зоне отдыха, где он останавливался. Юрий Алексеевич с семьей приезжал - проведать родственников Валентины Ивановны.

Кстати, это его крылатые слова, которые он не только сказал, но написал: Оренбург дал мне крылья, дорогу в небо и семью.

«А скромности всех Гагариных научил Королев»

- Какие-то бытовые эпизоды, может быть, вам запомнились…

- А я не присматривался к бытовым каким-то нюансам.

- Чем он отличался от простых людей? Или - ничем? Ему не надоедало это - «быть Гагариным»? Вы же не десятки, а сотни раз, наверное, с ним встречались.

- Ну, сотни - нет, десятки раз я видел.

Когда мы писали книгу о Юрии Алексеевиче, я нашел пожелание, которое на второй день после его приземления ему высказал Сергей Павлович Королев. Это были две важных вещи. Первое – новые, будущие полеты потребуют новых знаний. И второе – и после исторического полета надо оставаться скромным советским человеком.

Я считаю, Юрий Алексеевич эти заповеди выполнял. Он же потом и академию закончил. И был всегда очень скромным, для окружающих - доступным.

- Он же с Валентиной Ивановной обычно приезжал в Оренбург?

- Как правило, да.

- И с дочками?

- Первый раз приехал с Валентиной Ивановной. И она на руках привезла Галю, младшую дочь. Ей было тогда, по-моему, 4 или 5 месяцев.

- Супруга Гагарина в официальных встречах не участвовала?

- Нет. Валентина Ивановна и в то время была очень скромной, и сейчас остается таким же скромным человеком.

- А почему такая скромность - у нее, у дочек, внуков?

- Я не берусь судить. Валентину Ивановну я только по телефону поддерживал и поддерживаю многие годы.

- О чем вы с Валентиной Ивановной разговаривали?

- Обычно звонили, чтобы поздравить с праздником, или рассказывали о делах землячества нашего.

- А вы когда ей звонили в последний раз?

- Прошло, наверное, с год. Не хочется ее беспокоить. С Еленой Юрьевной, когда мы очередную книгу о Гагарине выпускаем, обычно встречаюсь, передаю новые издания для семьи. Она участвовала у нас и в собраниях оренбургского землячества несколько раз. И мы выезжали в Звездный городок.

- А с Еленой Юрьевной о чем вы говорите?

- Приглашали на землячество, она активно участвовала, когда меньше загруженной была. Она очень ответственный человек, переживает за все.

- Накануне 85-летия со дня рождения Юрия Гагарина будете звонить?

- Наверное, буду.

- Валентине Ивановне или Елене Юрьевне?

- Я думаю, Елене Юрьевне.

- А Валентине Ивановне вы домой звонили?

- Да, на квартиру. Были ситуации, что-то надо было передать. Наши оренбургские космонавты-земляки, они живут с ней по соседству, если что-то надо, мы через них передавали.

- А что вы передавали?

- Что надо было, то и передавали.

- Оренбургский хлеб ни разу не передавали?

- Зачем хлеб? Тут и московский хлеб есть.

- А такого здесь нет.

- Да, к сожалению, московский хлеб покупаешь, на второй день уже не тот. Быстро черствеет...

Космонавт № 1 - это не только улыбка...

- Что было в Гагарине главным? Вот все обращают внимание на его улыбку...

- Мне пришлось его видеть в разных ситуациях, и не только в Оренбурге. Я был участником Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Хельсинки (это 62-й год). Я видел, как встречала его молодежь. У всех на устах было имя – Гагарин.

Я видел, как встречали его на XIV съезде комсомола. Он знамя комсомола тогда вносил.

- Это какой год?

- 62-й.

- Вы же потом и в Москве с ним много раз встречались...

- Да - Гагарин был членом Центрального комитета комсомола. Я также - как первый секретарь Оренбургского обкома ВЛКСМ - членом ЦК. На пленумах мы постоянно виделись.

Последняя встреча с Гагариным у меня была за месяц до его трагической гибели, в феврале 68-го. (Гагарина не стало 27 марта. - А.Г.) А это - год 50-летия комсомола. Я подошел - попросил подписать пожелание комсомольцам, которые вступали в наши ряды. Ну, и чтобы такой вкладыш был - в билеты. Гагарин прочитал, не бегло, внимательно так, и говорит мне: «Есть немного громковатые слова.

- А какие громкие слова?

- Там были какие-то возвышенные предложения.

- Верность Ленину, партии…

- Этого текста сейчас нет под рукой. И вот, значит, Гагарин говорит: «А вообще, без громких слов ведь и движения не может быть. У меня нет никаких замечаний». И расписался. Мы потом это отпечатали. Всем, кто вступал в комсомол в 68-м году в Оренбургской области, выдавали такие вкладыши вместе с билетом…

- Я вступал в комсомол в 68-м. Но мне не дали такой вкладыш.

- Ты его потерял.

- Нет, я не мог.

- А насчет знаменитой гагаринской улыбки... Конечно, ты прав.

Но, лично меня в Гагарине привлекало и привлекает не только это. Его биография очень напоминает то, что я сам пережил. Я знаю, что такое немецкая оккупация, что такое голод...

Смотри, какие были первые шаги Гагарина! Он поступает в ФЗУ, идет учиться на литейщика. Кто когда-нибудь был в старой литейке, знает, что это такое? Гагарин говорил: «Почему я пошел на литейщика? Я знал, что там получше платят. У меня была возможность родителям помогать». Вот - в этом весь Гагарин.

- Вы ни разу с ним на эту тему не говорили?

- Нет. Второе. При всех трудностях… Смотри, он вечернюю школу закончил, техникум. У него всегда было стремление реализовать себя.

А улыбка – это от родителей. Хотя - и она отражает внутреннее состояние человека. Конечно, конечно...

* * *

- Юрию Гагарину во всем мире установлено сотни памятников... Немало их и в России. Как, на ваш взгляд, в нашей стране еще могли бы увековечить память о Первом Космонавте?

- Как бывший авиатор - хочу сказать. Это должен быть орден Юрия Гагарина, приравненный даже к Государственной награде. Был случай, когда космонавт совершил второй, третий полет, и все думали, чем его награждать. Так вот, пусть бы у него был не один, а два, три ордена Гагарина - за каждый полет.

Этим орденом можно было бы награждать и военных летчиков, отличившихся во время боевых действий.

ВОПРОС РЕБРОМ

Почему ржавеет гагаринский МИГ-15?

- Вячеслав Семенович! Как случилось, что в Оренбурге, который дал Гагарину любовь, семью, крылья, по сути, остался бесхозным музей Гагарина? Я жил рядом с улицей Горького, и когда у меня рождались ребятишки, мы ходили по этой улице в Военторг, и напротив – «летка», где стоял и стоит самолет Гагарина - МИГ-15. Когда бываю в Оренбурге сейчас, мне стыдно туда идти, потому что я видел на фотографиях, во что это превратили...

Самолет Миг-15, установленный в Оренбурге. Фото airforce.ru

Самолет Миг-15, установленный в Оренбурге. Фото airforce.ru

- Лично я - как руководитель землячества оренбуржцев в Москве, считаю, что в нашем областном центре могли бы память о первом космонавте планеты увековечить гораздо ярче…

Кстати, Оренбургское летное училище, кроме Юрия Алексеевича, окончили 351 Герой и дважды Герой Советского Союза. Считаю, надо создавать федеральный музей, посвященный им всем, в том числе - и Юрию Алексеевичу Гагарину. Это должен быть музей федерального значения. Тогда никто не будет оставлять бесхозными гагаринские экспонаты. А они сейчас - в ужасном состоянии...

И самолет Гагарина, который - да, правда... не только ржавеет, а гниет, потому что - под открытым небом, его даже по этой причине покрыли специальным составом... Реликвию эту, пока не поздно, надо перевезти в помещение. Под крышу. Иначе потом придется копию или что-то в этом роде - модель - создавать.

- Вы сколько лет уже бьетесь, стучитесь в двери различных властных инстанций, чтобы решить все эти вопросы?

- По крайней мере, последние 5 лет – это точно.

И еще... В 1964 году при училище, которое окончил Юрий Алексеевич, была создана первая в Советском Союзе школа юных космонавтов. Мы запросили тогда согласие Юрия Алексеевича, и ей было присвоено его имя.

После этого в Советском Союзе открыли более 800 таких школ. Это были и школы юных ракетчиков, зенитчиков, моряков, пограничников, железнодорожников, геологов... И с ребятами кто занимался? Преподаватели, командиры училищ, воинских частей, офицеры-отставники. Сегодня создали Юнармию. А почему не назвать юнармейцев гагаринцами?

- Товарищ генерал, я согласен абсолютно со всеми вашими предложениями!

- Саш, ну, ты же - оренбуржец.

Генерал Вячеслав Семенович Рябов и его земляк - наш обозреватель Александр Гамов. Фото - личный архив.

Генерал Вячеслав Семенович Рябов и его земляк - наш обозреватель Александр Гамов. Фото - личный архив.

- И не только... Я и родился 12 апреля!

- Серьезно? А, ну-ка, покажи паспорт... (Генерал Рябов проверяет у журналиста Гамова паспорт) Ты посмотри - точно!

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр ГАМОВ

 
Читайте также