2019-06-18T18:01:47+03:00

Илья Шестаков: «Рыба будет доступнее и качественнее»

Интервью на Петербургском международном экономическом форуме с заместителем министра сельского хозяйства России – руководителем Федерального агентства по рыболовству
Поделиться:
Комментарии: comments26
Заместитель министра сельского хозяйства России Илья Шестаков.Заместитель министра сельского хозяйства России Илья Шестаков.Фото: Артем КИЛЬКИН
Изменить размер текста:

- Илья Васильевич, как прошлогодний рекордный улов повлиял на цены в магазинах?

- На розничные цены не так значительно, как на оптовые. Стоимость лососевых, главным образом на горбушу, в некоторых регионах снизилась до 50%. В прошлом году был рекордный вылов за всю историю наблюдений и осуществления промысла – 676 тысяч тонн. И мы столкнулись с определенными трудностями. Ценовая политика в ритейле не зависит от цен у рыбаков. Если цена у рыбаков может увеличиваться, снижаться, то в ритейле она практически растет на уровень инфляции последние три-четыре года.

- В чем причина, на ваш взгляд?

- Основная причина банальна, и пока мы никак не можем до конца к ней подступиться – это цепочка посредников и ритейл как узкое горлышко доступа продукции для реализации потребителю.

- Проблема рыбной отрасли заключается в рознице?

- Проблем глобальных в рыбной отрасли нет. Рыбы много, и рыбаки ее продают по нормальной цене. А вот до потребителя она уже доезжает по высокой цене. Сейчас на Дальнем Востоке можно купить минтай за 80 рублей, довезти его до Москвы или Санкт-Петербурга – еще 20 рублей. Зайдете в магазин и увидите, что этот минтай будет стоить 180-200. Нам нужно выстраивать товаропроводящую цепочку и современную инфраструктуру в целом. Прежде всего есть необходимость в дальнейшей модернизации флота. Мы уже начали это делать за счет инвестиционных квот. К настоящему времени заключены договоры на строительство 33 судов, на отечественных верфях уже заложено 23 судна, их проекты предусматривают наличие перерабатывающей фабрики на борту. Это другое качество выпуска продукции, другая добавленная стоимость. Мы планируем заключить еще 11 дополнительных контрактов на строительство судов. В рамках нового закона о крабовых инвестиционных квотах на отечественных верфях будут построены еще 36 новых краболовов. Плюс с помощью инвестиционных квот идет строительство 22 береговых рыбоперерабатывающих фабрик.

- Каково соотношение рыбы, которая идет на переработку на российских предприятиях, и уходит на переработку за границей?

- Мы в программе инвестиционных квот предусмотрели строительство не просто судна, а обязательно с перерабатывающими фабриками. У рыбаков заложено обязательство эти квоты перерабатывать, причем по принципу безотходного производства. Даже то, что раньше выбрасывалось за борт, будут перерабатывать. Предполагается использовать рыбомучные установки для выпуска муки и жира. Сейчас мы экспортируем в основном сырье и наши стимулирующие меры направлены как раз на то, чтобы эту ситуацию кардинального поменять. Небольшая динамика есть уже сейчас.

- На рынки азиатских стран, в основном в Китай, поставляется российская рыба на переработку. Почему нельзя перерабатывать у нас, оставляя добавочную стоимость на территории нашей страны?

- Мы много думали, как к этому подойти в рамках тех ограничений, которые у нас существуют по экспортным пошлинам. Есть вопросы, связанные с возможностью внутреннего потребления. Сейчас мы планируем через налоговый кодекс, через ставки сбора за водные биоресурсы стимулировать переработку внутри. Те предприятия, которые будут перерабатывать уловы, получат льготу в 85%.

- То есть пока мы развиваем переработку в Китае?

- Есть заблуждение, что только мы. США также поставляют в Китай большие объемы рыбы для переработки. Практически весь выловленный американскими компаниями минтай не перерабатывается на территории страны. Структурные изменения даже в одной отрасли экономики занимают определенное время, сначала нужно создать производственную базу. Китайцы пришли далеко не сразу к созданию перерабатывающей промышленности, в том числе на нашей рыбе. Я думаю, что у нас тоже должно все получиться.

- Какая часть рыболовецкого флота в России российская?

- Вся. У нас законом предусмотрено, что разрешения выдаются только для судов, работающих под российским флагом. Другой вопрос, что средний возраст их порядка 30 лет, это сказывается не только на эффективности вылова, а отражается негативно на безопасности мореплавания, на условиях труда на промысле. Поэтому мы и запустили инвестиционную программу, стимулирующую создание современного флота.

- Сколько судов планируется построить в ближайшие 10 лет?

- Срок четко обозначен – 5 лет. 2023 год – окончание строительства в рамках именно этой программы. На сегодня планируется построить не менее 44 судов.

- В процентном соотношении к действующему флоту?

- Здесь сложно сказать. Если брать в целом зарегистрированные единицы флота, то это выглядит, конечно, несущественно. Но и сравнение будет не совсем репрезентативно. Поэтому мы считаем по мощности. Например, один крупнотоннажный траулер, свыше 100 метров, заменит три судна за счет эффективности новых технологий и оборудования. Одно судно сможет ловить 50 тысяч тонн, таких траулеров в мире просто нет. В целом на Дальнем Востоке сейчас работает в путину около 420 судов. По мощности мы обновим 25-30% флота на Дальнем Востоке и до 65% – на Северном бассейне.

По нашим расчетам, после того, как все наши инвестиционные программы, заложенные в актуализированной стратегии развития рыбохозяйственного комплекса, будут реализованы и проекты начнут работать, отрасль увеличит вклад в ВВП страны вдвое. На такой показатель мы должны выйти уже через 3-4 года.

- А какое сейчас потребление рыбы?

- Потребление рыбы не зависит только от объемов вылова. Оно зависит от покупательной способности населения. В последнее время мы наблюдали некоторое снижение. Если мы достигли рекомендованной нормы, которая записана в доктрине о продовольственной безопасности, в 2014 году – 22,3 кг, то сейчас у нас идет снижение – около 21,5 кг по последним данным Росстата. Если сравнивать с общемировым потреблением, то, по расчетам Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), объем глобального потребления рыбы и морепродуктов составил в 2017 году – 20,5 кг.

При этом доля российской рыбной продукции в общем объеме потребления рыбы в России превышает 80%.

- Есть программа строительства рыболовецких судов. Что мешает создать программу строительства логистических инструментов?

- Когда мы говорим о рыболовных судах, мы четко понимаем, что мы за эту отрасль полностью отвечаем и полностью понимаем стратегию ее развития. Логистика все же смежная отрасль. Рыбаки – не специалисты в логистике и не смогут никогда ими стать. На федеральном уровне идет разработка стратегии, что сейчас делать с рынком перевозки скоропортящихся продуктов. Очевидно, что мы должны уходить от перевозок рефрижераторными вагонами, так как это прошлый век, и транспортировать скоропортящуюся продукцию в рефрижераторных контейнерах. Росрыболовство, в свою очередь, также не стоит в стороне при решении логистических задач: в 2017 году разработана и утверждена Минсельхозом России стратегия развития морских рыбных терминалов для комплексного обслуживания рыбопромысловых судов. В рыбных портах, где в управлении у «Нацрыбресурса» (подведомственный Росрыболовству – Ред.) есть причальные стенки, в договорах аренды причалов владельцам портов мы предусматриваем обязательства по модернизации портовой инфраструктуры, в том числе создание рефконтейнерных площадок, подъездных путей для перегрузки, холодильников.

Надо создавать распределительные оптовые центры, организовать современные каналы сбыта, в том числе аукционные биржевые площадки. Это все звенья одной цепи. Когда она выстроится, тогда и рыба будет доступнее и качественнее.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также