2019-07-13T19:21:13+03:00

Умер Виктор Соснора, любимый поэт Лили Брик

Наш современник с удивительной судьбой считался прижизненным классиком
Поделиться:
Комментарии: comments18
Виктор Соснора. Фото: сайт поэтаВиктор Соснора. Фото: сайт поэта
Изменить размер текста:

13 июля в Мариинской больнице Петербурга на 84 году жизни умер Виктор Соснора. Один из самых известных и уважаемых поэтов не только в России, но и за рубежом.

"Хорошо поговорили насекомое с животным", - эта строчка из стихотворения Сосноры стала присказкой, но многие, повторяя ее, вряд ли догадываются, что у строчки есть автор.

Он не писал специально для детей, но при этом детские его стихи ходили по рукам. Например, это:

Жалуется жук драчунам-грачам:

— Я всю жизнь жужжу. Не могу кричать.

Говорят грачи:

— Уж такая жизнь. Мы себе кричим. Ты себе жужжишь.

У него была особая, игровая манера чтения. "С орлиным клекотом", - как говорили счастливцы, которым доводилось слышать его вживую. На бумаге могли быть незаметны ни рифмы, ни созвучия, но

он интонировал звучание стиха так, что все скрытое от глаза вдруг открывалось при чтении вслух.

К сожалению, услышать чтение Сосноры довелось немногим. Поэт рано оглох, не выступал, а общаться с ним можно было только при помощи бумажки.

Жизни Сосноры хватило бы на десятерых. Он родился в Алупке, в семье циркового акробата. Семья переехала в Ленинград и в шестилетнем возрасте маленькому Вите пришлось пережить блокаду. По Дороге Жизни его вывезли на Большую землю и отправили к родственникам на Кубань, но там он оказался на оккупированной немцами территории... Семилетнего мальчика, так похожего на еврейского ребенка, несколько раз доставляли в гестапо. На его глазах фашисты расстреляли партизанский отряд, которым командовал его дядя...

Но он выжил и стал поэтом.

Стихи начал писать в шестнадцать лет. Не только по-русски, но и на украинском и польском языках, однако, как признавался сам, "в нем всегда жила жажда самосожжения". Все юношеские опыты в составе трех кубометров творчества или трех сундуков - он предал огню.

Широкая общественность узнала его имя, благодаря Дмитрию Лихачеву. В 1969 году академик написал предисловие к сборнику Сосноры «Всадники», восхищенно отметив, что книга разрушила все исторические шаблоны. В своих "Всадниках" Соснора рассказал о средневековой Руси, как до него не рассказывал ни один поэт. Он умудрился синтезировать авангард, древнерусскую литературу и иронические наблюдения. А его фантазия на тему «Слова о полку Игореве» вызвала разнообразные дискуссии и в научных кругах.

Большую роль в его жизни сыграла муза Маяковского Лиля Брик. Будучи старше его на сорок пять лет, она всегда обращалась к нему на "вы" и по имени-отчеству: "Дорогой Виктор Александрович! Поэт вы удивительный, ни на кого не похожий". Благодаря Лиле Брик состоялась его зарубежная известность: поездки за границу, выступления там.

Он собирал вокруг себя необычных, андеграундных поэтов и молодежь боготворила Соснору. Поэт Михаил Яснов вспоминал, как в 1970-е, во время работы конференций молодых писателей Соснора вел поэтический семинар, на который просто ломилась молодежь. В отличие от шестидесятников, переставших быть кумирами довольно скоро, Соснора и в 21 веке писал книги, которые становились событием.

Как отмечают друзья Виктора Сосноры, несмотря на глухоту и тяжелую болезнь, он не замкнулся в себе. Вел активную жизнь и на своей комаровской даче любил приходить к молодежи.

"Завидев гитару, шел к нам, уже не слышал ничего, но любил наблюдать, присутствовать в этом бедламе, много смеялся, рисовал свои автографы в книжках", - вспоминает поэт Юлия Медведева.

Последнее публичное появление Сосноры состоялось три года назад на фестивале "Петербургские мосты". Он не выступал и присутствовал на фестивале в качестве почетного гостя. Поэт всегда был строг к себе. Последние стихи, «Мотивы Феогнида. Эннеада», написал более десяти лет назад, объявив: "Больше стихов не будет. Ещё ни один из уважающих себя поэтов не написал ни строчки после 70".

Стихотворения Виктора Сосноры

***

Подари мне еще десять лет,

десять лет,

да в степи,

да в седле.

Подари мне еще десять книг,

да перо,

да кнутом

да стегни.

Подари мне еще десять шей,

десять шей

да десять ножей.

Срежешь первую шею - живой,

Срежешь пятую шею - живой,

Лишь умоюсь водой дождевой,

а десятую срежешь -

мертв.

Не дари оживляющих влаг

или скоропалительных Солнц, -

лишь родник,

да сентябрь,

да кулак

неизменного солнца.

И всё.

КУЗНЕЧИК

Ночь над гаванью стеклянной,

над водой горизонтальной...

Ночь на мачты возлагает

купола созвездий.

Что же ты не спишь, кузнечик?

Металлической ладошкой

по цветам стучишь, по злакам,

по прибрежным якорям.

Ночью мухи спят и маги,

спят стрекозы и оркестры,

палачи и чиполлино,

спят врачи и червяки.

Только ты не спишь, кузнечик,

металлической ладошкой

по бутонам, по колосьям,

по прибрежным якорям.

То ли воздух воздвигаешь?

Маяки переключаешь?

Лечишь ночь над человеком?

Ремонтируешь моря?

Ты не спи, не спи, кузнечик!

Металлической ладошкой

по пыльце стучи, по зёрнам,

по прибрежным якорям!

Ты звени, звени, кузнечик!

Это же необходимо,

чтобы хоть один кузнечик

всё-таки

звенел!

1963

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также