2019-11-21T01:33:14+03:00

Американский внук Маяковского борется за наследство поэта

Роджер Томпсон прибыл в Москву
Поделиться:
Комментарии: comments35
Внук поэта Роджер Томпсон и Лана Паршина. Фото: личный архивВнук поэта Роджер Томпсон и Лана Паршина. Фото: личный архив
Изменить размер текста:

В столицу приехал американский внук Маяковского Роджер Томпсон. Напомним: в 1925 году поэт, будучи в Нью-Йорке, познакомился с эмигранткой Елизаветой Зиберт. Завязался бурный роман, итогом которого стало появление на свет единственной дочери классика советской литературы Хелен Патрисии. Узнав о ребенке, Маяковский пытался вновь попасть в Штаты, но его не выпускали... Влюбленные смогли встретиться лишь раз, в Ницце, в 1928 году. Спустя много лет у Хелен Томпсон родился сын Роджер, внук Маяковского.

Роджер Томпсон (ему 64 года) постоянно живет в Нью-Йорке и не знает русского языка. Но любит творчество деда - особенно ценит его художественные работы. Ведь Маяковский не только поэт, но и признанный советский авангардист.

- В июне прошлого года РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства. - Ред.) проводил выставку, посвященную 125-летию со дня рождения Маяковского. На ее открытие приехал и Роджер Томпсон, родной внук поэта, - рассказывает «КП» друг семьи Томпсона Лана Паршина. - Можете себе представить шок присутствующих, когда на выставку вдруг ворвались приставы и стали снимать работы Маяковского со стен! Мол, надо везти их на экспертизу. Приставов сопровождали представители наследников Маяковского. Роджер был в шоке. Но увезти работы приставам не дали.

«Наследники - не родственники поэта»

- Кто же эти наследники?

- Так получилось, что право распоряжаться наследием Маяковского получили, можно сказать, посторонние люди, которые по крови поэту никто, - говорит Лана Паршина. - Юридический казус, виновницей которого отчасти стала Лиля Брик, «черный ангел» Маяковского (об их отношениях «КП» не раз писала - см. kp.ru).

Именно ей поэт завещал свое наследие, согласно его предсмертной записке:

«...Товарищ правительство, моя семья - это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.

Если ты устроишь им сносную жизнь - спасибо. Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся...

12/IV -30 г.»

Одним из мужей Лили Брик был советский режиссер-документалист Василий Катанян. (К слову, Катанян дружил с Эльдаром Рязановым. Помните, в «Иронии судьбы» Галя уговаривает Женю Лукашина встречать Новый год вместе и не идти к Катанянам? Есть упоминания о Катанянах и в других рязановских фильмах - «Забытая мелодия для флейты», «Вокзал для двоих», «Привет, дуралеи!»).

У Василия Катаняна и Лили Брик своих детей не было. Но остался пасынок Брик - Василий Васильевич Катанян, тоже режиссер. И личные вещи поэта, рисунки, письма, фотографии, которые Лиля не передала на хранение в музеи и архивы, достались именно ему. А после смерти Катаняна - его вдове, искусствоведу Инне Генс. Она была одинокая, бездетная. Умерла в 2014 году.

- Инна Юлиусовна Генс, предчувствуя свой уход, передала многие вещи и работы Маяковского в Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ) и Литературный музей, - продолжает Лана Паршина. - На хранение передала, а не в дар - то есть как бы на время. Видимо, она допустила юридическую ошибку... И год назад наследники, два племянника Инны Генс - Михаил Генс, проживающий в Израиле, и Юлия Генс из Мюнхена - заявили свои права на наследие Маяковского, хранящееся в русских музеях и архивах.

«Не дать вывезти из России»

- Наследники заявили права на плакаты, рисунки, письма, фотографии Маяковского, фонограммы встреч у Лили Брик, где знаменитости читают стихи поэта (на уже опубликованные произведения они не претендуют. - Ред.). Внук поэта возмущен. Сам Роджер коллекцию своей мамы и дневники своей бабушки, возлюбленной поэта, подарил Музею Маяковского в Москве, - объясняет Лана Паршина. - Думаю, теперь Генсы захотят, чтобы государство выкупило наследие Маяковского у них. И вот тут-то Роджер Томпсон, родной внук поэта, может выступить как наследник первой очереди и остудить пыл Генсов. Для этого Роджер и приехал в Москву. У него есть письменные доказательства того, что он родной внук Маяковского. И он намерен оставить все наследие поэта в России, не дать его вывезти. Юристы обещали Роджеру помочь собрать доказательную базу для суда.

Дочь Маяковского Хелен Патрисия Томпсон умерла в апреле 2016 года, прожив 89 лет. Фото: Евгения ГУСЕВА

Дочь Маяковского Хелен Патрисия Томпсон умерла в апреле 2016 года, прожив 89 лет.Фото: Евгения ГУСЕВА

В ТЕМУ

«Мы не участвуем в этой истории»

Руководители остальных столичных музеев, связанных с Маяковским, похоже, стараются держаться в стороне от конфликта.

- Мы не участвуем в этой истории, - ответил на вопрос «КП» директор Государственного музея истории российской литературы им. Владимира Даля Дмитрий Бак.

- Ваш музей пострадал из-за наследников Маяковского Генсов?

- Нет.

- Разве из вашего музея наследники Генсы ничего обратно не забирали - например, письма Маяковского?

- Я вам так не сказал. Но я не хочу ничего комментировать и в этом участвовать.

Звоню в РГАЛИ.

- Изначально документы по Маяковскому нам в архив сдали на хранение, - говорит директор музея Ольга Шашкова. Изъятие рисунков Маяковского проходило не при мне (а при бывшем директоре РГАЛИ Татьяне Горяевой. - Ред.). Я здесь работаю немногим больше двух месяцев. Сейчас нам поступило определение суда по наследству Маяковского. Я сначала должна в это все вникнуть и после этого сообщу свое мнение.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

«У Роджера шансов нет»

- Не понимаю: зачем в историю с наследством впутывать Роджера Томпсона? - недоумевает директор Музея Маяковского Алексей Лобов. - Суд уже все решил. Еще год назад в Дорогомиловский районный суд Москвы обратились Юлия и Михаил Генс - племянники вдовы пасынка Лили Брик. Они не смогли договориться друг с другом, как поделить наследство. Да, приставы действительно пытались снять со стен рисунки Маяковского. Именно суд запретил осуществлять какие-то дела с имуществом (в том числе его экспонировать). Нужно было все оценить, чтобы потом поделить в равных долях между двумя племянниками.

- Но Инна Генс сама отдала рисунки, письма Маяковского. Значит, хотела оставить для людей...

- Юридически это не имущество России: оно находилось в архиве по актам временного хранения.

Суд между наследниками длился год. Теперь по его решению у каждого предмета есть свой владелец. Нам, музейщикам, это выгодно: мы наконец можем вести переговоры с наследниками.

Что-то Генсы заберут. Что-то подарят, в том числе нашему музею. Еще до судов я пытался предложить им создать мемориальную квартиру Брик-Генсов в квартире на Кутузовском проспекте, где жила Лиля Брик. Предлагал показывать там интересные материалы. Например, коллекцию масленок Лили Брик - она их собирала. Или одежду. Кстати, последнее платье Брик получила в подарок от Ив Сен-Лорана уже в престарелом возрасте. В унаследованном Генсами имуществе есть и уникальный фотоархив...

Но в итоге наследники разделили квартиру и все остальное имущество в суде. Как решение суда хочет оспорить Роджер Томпсон, мне непонятно. Да, де-факто, на основании документов, которые у нас есть, и воспоминаний современников весь мир признает Роджера Томпсона родным внуком Маяковского. Его маму, с которой я тоже очень близко дружил, все признают дочерью Маяковского. Но юридически доказать, что он потомок поэта, Роджеру будет непросто.

- Но ведь осталась рубашка с кровью Маяковского, для доказательства родства можно использовать ее...

- Рубашка была обработана консервирующими веществами. И из этого мазка крови уже не извлечь ДНК.

- А что есть в коллекции, унаследованной Генсами?

- Много всего. Картины, рисунки, письма, фотографии - не только Маяковского, но и других личностей, художников. Есть работа Дали, например, - подлинник. Предметы интерьера. И у Лили Брик, и у Инны Генс, и у Катанянов была активная жизнь, они собирали коллекции. Это их личное имущество. И никакого беззакония я тут не вижу.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также