2020-02-21T09:37:47+03:00

Женщины требуют с медиков по 15 миллионов рублей за подмену в роддоме

Их перепутали 57 лет назад
Поделиться:
Комментарии: comments8
Надежда Фомичева и Татьяна Кислякова - родные сестры выросшие в разных семьяхНадежда Фомичева и Татьяна Кислякова - родные сестры выросшие в разных семьяхФото: Ирина Мальцева
Изменить размер текста:

История началась в 1962 году в поселке Южный Меленковского района - том самом, который сгорел подчистую в "Огненное лето-2010". Местный ФАП обслуживал семь окрестных деревень. Местные называли его «главным роддомом» и со всеми проблемами со здоровьем ездили туда. 15 августа 1962 года там появились на свет две девочки – Вера и Надя.

Чужой среди своих

В судьбе девочек оказалось немало общего: обе родились в многодетных семьях, обе были предпоследними детьми и обе оказались категорически не похожи на родителей и братьев с сестрами. Слухи о подмененных детях по окрестностям поползли практически сразу, хотя жили семьи в разных деревнях – Медведевы с дочкой Верой в поселке Южный, родители с Надей – в деревне Дмитрово в двенадцати километрах.

Надежда Фомичева и Татьяна Кислякова - нашедшие друг друга сестры поразительно похожи Фото: Ирина Мальцева

Надежда Фомичева и Татьяна Кислякова - нашедшие друг друга сестры поразительно похожиФото: Ирина Мальцева

- Я помню разговоры об этом с детства, но все оставалось внутри семьи. Мама была категорически против, чтобы шли разговоры, - рассказывает 57-летняя Вера Райкова, в девичестве Медведева. – Лет в пять я помню такие разговоры. И братья-сестры в детстве при ссорах – их восемь человек было – кричали, что я чужая. Конечно, подозрения были: я темная, а все в семье были светлые, сероглазые, разница была видна невооруженным глазом. Но в целом мы дружно жили, сейчас общаемся, хотя родителей уже нет.

Ее ровесница Надя росла в другой деревне, но разговоры о том, что она – подменыщ, тоже помнит с детства. Хотя родители никогда ее не упрекали, а любили и ласкали, чужие люди прямо говорили ей, что она из другой семьи.

- Мне лет пять с половиной было, мы с подружкой играли в песочнице, подошли две женщины, одна мне дала конфетку, погладила, посмотрела и говорит: «Ну, это точно Медведевская». И сестры с братом мне кричали: «Уходи, ты чужая, Медведева»! Но я росла маминой и папиной дочкой, слышала это, но пропускала мимо ушей. Когда вышла замуж и родился старший сын, тяжело больной, стала снова вспоминать. Думала: почему инвалидность первой группы у моего ребенка, почему он недееспособный, сидит все время в депрессии, пускает слюни? В этой семье таких заболеваний не было, может, это в другой что-то? Но тогда мысли так и остались мыслями, - говорит Надежда Фомичева.

Рассматривать дело в Ленинском районному суде не будут Судья счел, что работающая здесь дочка одной из истцов - достаточное основание для отвода всего суда Фото: Ирина Мальцева

Рассматривать дело в Ленинском районному суде не будут Судья счел, что работающая здесь дочка одной из истцов - достаточное основание для отвода всего судаФото: Ирина Мальцева

Право на семью

57 лет женщины прожили, не пытаясь выяснить, правду или нет болтают люди. Со временем Надежда с мужем и двумя сыновьями перебралась в Суздальский район, Вера Райкова с дочкой и мужем поселилась в городе Радужный. Женщины, хотя и были ровесницами, никогда не пересекались, впервые увиделись только этим летом. Инициатором встречи стала Надежда Фомичева. После смерти родителей в начале двухтысячных брат и сестры, которых она считала родными, фактически лишили ее наследства и выставили из родительского дома. Женщина с сыном инвалидом и мужем перебралась в деревню Кондратьево Судогодского района, в дом без газа, с печкой и колодцем.

- Мне прямо сказали, что я чужая, никто. Было настолько горько, что когда я увидела по телевизору передачу, где рассказывали похожую на нашу историю, там тоже делили наследство, решилась написать туда, рассказала свою историю, - вспоминает Надежда Ивановна.

ДНК-тест, который бесплатно сделали женщинам, подтвердил: они действительно росли в чужих семьях, кровные родственники у них другие. Да и внешне женщины поразительно похожи на "чужих" родственников даже сейчас. Их, как и друг друга, женщины впервые увидели на съемках передачи. Правда, новые отношения с родней пока не складываются.

- Всю жизнь были чужие люди, а тут в одночасье что я почувствую? – говорит Ирина Борина, по документам сестра Надежды Фомичевой, по крови оказавшаяся сестрой Веры Райковой.

Сама Вера Васильевна тоже не горит желанием сближаться с кровными родственниками, а на участие в передаче согласилась только чтобы «поставить точку» в разговорах и сплетнях, которые длились десятилетиями.

- Хотелось узнать правду: кто мы, откуда. Но общаться мы вряд ли будем: у всех свои семьи, жизнь сложилась, быт налажен. Вся только в 57 лет узнали, что родственники! - признается она.

Вера Райкова и ее старшая сестра Ирина Борина о своем кровном родстве узнали только несколько месяцев назад Фото: Ирина Мальцева

Вера Райкова и ее старшая сестра Ирина Борина о своем кровном родстве узнали только несколько месяцев назадФото: Ирина Мальцева

Всем сестрам по 15 миллионов

После передачи сами женщины и несколько их сестер и братьев обратились в суд. Каждый из них говорит, что новости о вновь обретенных родственниках стали для них шоком.

- Может, все мои болезни и несчастья от того, что я росла с чужими людьми, - считает Надежда Фомичева, четырнадцать лет назад получившая инвалидность.

Они не знают, кто и почему поменял двух младенцев в роддоме, но хотят получить компенсацию морального вреда – по пятнадцать миллионов рублей на каждого. Деньги они просят взыскать с управления федерального казначейства по Владимирской области, департамента здравоохранения администрации Владимирской области и Меленковской районной больницы, к которой относился ныне несуществующий ФАП.

- В 2010 году весь поселок Южный, насчитывавший когда-то около двухсот домов, сгорел, осталось буквально 2-3 дома. ФАПа тоже нет. Не сохранилось никаких записей, очевидцев и свидетелей нам найти тоже не удалось, поэтому сказать, как произошла подмена, сейчас невозможно, - говорит представитель Меленковской райбольницы Светлана Фиохина.

Кстати, юрист уверена, что шансов у семей получить компенсацию немного: суды в таких случаях ссылался на то, что право на компенсацию морального вреда в 60-е годы прошлого века просто не предусматривалось. А вот представитель женщин Алексей Нянькин, напротив, считает, что победа вероятна.

- Такие дела были в моей судебной практике, мы их выигрывали. О случившемся они узнали только летом, значит, моральный ущерб был причинен только сейчас, и они могут рассчитывать на компенсацию, – уверен он.

Первое заседение прошло 19 февраля в Ленинском районном суде. Теперь дело направят во Владимирский областной суд, где и будет определен его дальнейший ход.

В коридоре суда вновь обретенные родственники благополучно общались Фото: Ирина Мальцева

В коридоре суда вновь обретенные родственники благополучно общалисьФото: Ирина Мальцева

Адвокат Меленковской райбольницы Светлана Фиохина Фото: Ирина Мальцева

Адвокат Меленковской райбольницы Светлана ФиохинаФото: Ирина Мальцева

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также