«Две недели умирала дома без лечения»: сестра умершей в Башкирии медсестры рассказала о последних днях ее жизни

По словам родной сестры погибшей, врачи лечили ее от обычного ОРВИ
Еще молодая улыбчивая женщина сгорела буквально за несколько дней

Еще молодая улыбчивая женщина сгорела буквально за несколько дней

В Башкирии продолжается обсуждение загадочных обстоятельств смерти 56-летней медсестры в Белебеевской центральной больницы. Министерство здравоохранения Башкирии утверждает, что коронавирус здесь не причем, а вот родственники Елены Никоноровой уверены – даже если причиной смерти и не был опасный вирус, то халатность врачей точно имела место быть.

«ХОРОНИЛИ В ЗАКРЫТОМ ГРОБУ»

- Лена долгие годы проработала медсестрой в детской поликлинике Белебея, а когда началась эта пандемия коронавируса, с какой-то стати ее перевели в приемное отделение белебеевской центральной больницы. 31 марта она вышла на работу – им не выдали ни масок, ни защитных костюмов, ничего – медики абсолютно не были защищены! – рассказывает родная сестра Елены Надежда Ф. – В это время в больницу поступили двое мужчин с подтвержденным коронавирусом. Сестра с ними контактировала, а вскоре у нее самой появились характерные симптомы. Мы часто с ней созванивались, Лена жаловалась на температуру и першение в горле.

А 6 апреля женщину положили в больницу в Приютово, где взяли у нее мазок на коронавирус (об этом Елена лично написала сестре в мессендежере – Ред.), но он оказался отрицательным. Поэтому, поставив женщине диагноз ОРВИ, ее выписали на домашнее лечение.

- Лена продолжала болеть. Горела от температуры, задыхалась от кашля, несколько раз вызывала врача на дом. Ей сделали еще один мазок на коронавирус, но и он вроде как ничего не показал. И две недели она просто умирала одна дома, без должного лечения! Потом нам врачи сказали, что у нее был острый бронхит, сахарный диабет, так она с этим диабетом сколько лет спокойно и работала, и наслаждалась жизнью, а убила ее именно халатность врачей! – возмущается Надежда Ф.

26 апреля Елене Никоноровой стало совсем плохо, и на скорой ее увезли в больницу, где положили в реанимацию и подключили к аппарату ИВЛ. Но несмотря на все усилия врачей женщина скончалась на следующий день, 27 апреля.

- Её хоронили в закрытом гробу. Возили на вскрытие в Уфу, там сказал, что от лёгких осталась только оболочка. Вот что стало настоящей причиной смерти – коронавирус, оторвавшийся тромб или острых бронхит, нам только еще предстоит выяснить. Главврач Белебеевской ЦРБ заявил, что когда у него будут подтвержденные результаты анализов на руках, тогда он и будет разговаривать о том, где и когда Лена могла заразиться, - вздыхает ее сестра.

Сейчас родственники умершей медсестры намерены идти до конца, добиваться справедливости, а главное – узнать правду, от чего же умерла еще молодая женщина.

- Сын Лены ждет окончательных результатов, он тоже надеялся услышать правду о смерти матери, но, похоже, придется подавать заявление в прокуратуру, в следственный комитет, чтобы в этой ситуации все же разобрались, - заявила Надежда Ф.

КТО-ТО ПОДКОРРЕКТИРОВАЛ ДАННЫЕ В МЕДКАРТЕ?

Не менее интересные данные предоставила Региональная общественная организация по развитию местного самоуправления в Башкирии (МСУ РБ). Они утверждают, что данные в электронной медицинской карте умершей медсестры были подделаны и подчищены, чтобы скрыть возможное заражение коронавирусом и вину руководства медицинского учреждения. Сразу предупредим, что сейчас эта информация официально не подтверждена.

- Первоначально в системе были данные, что в канун смерти у Елены была диагностирована неуточненная пневмония. Однако сейчас в колонке сигнальной информации мы уже читаем диагноз «острый бронхит неуточненный». Также в этой сигнальной колонке есть отметки, означающие, что в анамнезе пациентки были контакты с инфицированными пациентами, 15 и 23 апреля у медсестры были взяты мазки на коронавирус. А в окончательном «чистовом» варианте даже нет намека на то, что у Елены вообще когда-либо брали такие анализы, - заявляют в МСУ РБ, прикрепляя в качестве доказательств скрины из электронной медицинской карты Елены Никаноровой. По мнению общественников, это сделано для того, чтобы «подкорректировать» истинную статистику смертности от коронавируса в Башкирии.

«ЭТО ТЯЖЕЛАЯ УТРАТА И ПОТЕРЯ»

Впрочем, на очередном брифинге в минздраве Башкирии опровергли эту информацию: по уверению замминистра здравоохранения республики, медик скончалась точно не от COVID-19.

— От имени всего министерства здравоохранения я хочу принести соболезнования родственникам и коллегам этой сотрудницы. Это тяжелая утрата и потеря, —добавила Ирина Кононова.

«КП-Уфа» продолжает следить за развитием событий.