2016-07-14T10:30:19+03:00

Олег Газманов: «Я не ощущаю в себе каких-то зверских изменений»

Почему он любит жизнь в оранжевом цвете и зачем он отжимается 60 раз, певец рассказал в прямом эфире

00:00
00:00

Олег Газманов: «Но я все равно буду с маниакальным упорством, как бы ни хихикали над этим, отжиматься и делать всякие упражнения, для того чтобы понравиться моей любимой и себе тоже иногда».

Гость – Олег Газманов, певец, композитор, поэт. Ведущая – Елена Афонина.

Газманов:

– Всем привет! Мне очень нравится оранжевый стол.

Афонина:

– Да, это мы уже выяснили. Олег Газманов любит жизнь в оранжевом цвете… Итак, в течение этого часа с нами певец, композитор и поэт, народный артист России Олег Газманов. Человек, как он сам о себе говорит, «рожденный в СССР», любящий жизнь в оранжевом цвете и т.д. Год этот для вас, так скажем, сложноватый, все-таки, когда юбилей отмечаешь, одним днем не ограничишься. Это значит до – подготовка и потом – послевкусие, так?

Газманов:

– Да весь год уже. Честно говоря, мне бы уже скорее эту дату пережить… я имею в виду вот этот год. Но, с другой стороны, я не объявляю, что вот супергигантский юбилейный тур, тем более, многие любят говорить последний, потом говорят – нет, не последний, не дождетесь… Но тур у меня длиной уже в 22 года идет бесконечный. И лишний раз объявлять, что юбилейный тур я даже не будут . 5 ноября у меня в «Крокус Сити холле» в Москве в 18.00 будет очень большой концерт. Не из-за того, что у меня будут новые песни, и действительно будут премьеры. Не из-за того, что там будет много оборудования, кстати, некоторое оборудование ни разу даже не использовалось в стране. Я это могу себе позволить. Потому что у меня массовая компания, мы делали вместе очень большие проекты. В 2005 году на Поклонной горе мы собрали 1 миллион 300 тысяч человек. И чтобы все это озвучить, нужны были очень серьезные навыки. Они у меня остались. Я продюсер таких шоу, поэтому на своем концерте я постараюсь сделать очень хорошо. А чтобы билет были не запредельные, мне удалось обзавестись спонсором – это Сбербанк России – они мне помогают. Поэтому билеты нормальные.

Афонина:

– Ясно, что, если речь идет о таком ответственном мероприятии, юбилейный год, то уж хочется в это вложить всю мощь интеллектуальную, творческую, весь потенциал, все финансы. В вашем личном бюджете сильную брешь этот концерт пробьет или мы сейчас как-то финансы не считаем и можем себе позволить жить так, как хочется?

Газманов:

– Я мог бы на этом концерте заработать серьезные деньги… Условно говоря, спонсорские деньги не потратить и не доложить еще там своих и так далее. Но мне так хочется сделать по-настоящему, чтобы сказали – мы это в умеем делать в России, что это круто все. И свет, и звук. И вот меня даже немножко мои поклонники критиковали – вы нам и так нравитесь, больше стихов со сцены, общение, нам сольный концерт ваш нужен. Но мне хочется и этим тоже поразить. И не хочется стоять на месте. Поэтому я специально к этому концерту подготовил такие номера. Но есть чем поразить. Гигантский экран, на котором будет инсталлироваться…. Плюс к этому еще будут мои друзья, мои коллеги, артисты. Будут те, с которыми мне действительно удобно. Например, с Григорием Лепсом мы дружим уже больше 20 лет. С Колей Басковым вообще приятно, он такой шутник, он так рьяно и с удовольствием все это делает. И хоть многие его и критикуют, мне нравится с ним общаться. Будет Кобзон, Денис Майданов, Кристина Орбакайте…

Афонина:

– А песни они сами выбирали? Спрашивали у вас позволения, разрешения или вы так с барского плеча – вот я хотел, чтобы ты там исполнил или исполнила именно эту песню?

Газманов:

– Я предлагал некоторые песни на выбор. Мне кажется, что из этих 4 или 5 песен тебе что-то подойдет. Вот Денис Майданов сказал – нет, я хочу эту песню спеть. Я с детства, говорит, ее пою… Такой взрослый дядька говорит – я вырос на ваших песнях… Мне это как-то странно, потому что я не ощущаю, что эти десятки лет как-то прошли. То есть, я понимаю, что они прошли, но я не ощущаю в себе каких-то таких зверских изменений, что во мне что-то не такое…

Афонина:

– Несколько лет назад вы так забросили цифру – я ощущаю себя на 28. Вот сейчас что-то изменилось в этом ощущении, повзрослели немножко?

Газманов:

– Да, лет на 35.

Афонина:

– Ну паспорт еще менять рано?

Газманов:

– Да, ну, я так думаю, когда мне говорят – бабушка любит ваши песни или еще что-то, – как-то немножко странно вообще. С другой стороны, и хорошо, наверное, что бабушка любит. Почему бы ей и не любить мои песни?

Афонина:

– Вот это ощущение – на 35 – что оно дает, помимо того, что ты понимаешь, что паспорт и возраст, который там прописан, не соответствует ощущениям. Что это такое? Свободу какую-то? Возможность каким-то образом реализоваться? Или что?

Газманов:

– С точки зрения шоу-бизнеса это, наверное, даже мешает. То есть, условно говоря, мои поклонники уже такие возрастные ребята. То есть, те, которые опять же с моими песнями взрослели, да. И вот мои все эти хиты, которые я сочинил 20 лет назад… То есть, меня до сих пор на сцене колбасит, я не могу на месте стоять, я хочу прыгать, бегать. И меня начинают критиковать – чего он там дергается, старый дядька сальто какие-то там делает и т.д. То есть, в принципе, я по своему драйву остался где-то там, а они повзрослели и нужно с ними разговаривать, чего-то говорить, да. То есть, я мог бы пойти по пути Антонова – да, вот он сидит спокойно и играет свой концерт. У него есть прекрасные песни и он ничего не хочет дальше делать. А мне хочется зачеркнуть все это уже и сделать совершенно новое. Потому что меня дергает на какие-то подвиги. Вот я, например, вместо того, чтобы, как все люди нормальные делают, на 60 лет показать свои лучшие песни, которые уже проверены временем, я хочу показать новые песни, я хочу сделать премьеры новых песен. Мне кажется, этим самым я должен привлечь более молодую часть населения к своим песням, во-первых. А во-вторых, для меня опять же не заработать на каких-то концертах на своем юбилее, а самому себе доказать, что я еще что-то новое смогу сделать. И я хочу новое сделать.

Афонина:

– Олег, когда вы отметили свое 60-летие, вас поздравили и Дмитрий Анатольевич Медведев, и другие важные лица нашего государства, и не только. Каким образом Лукашенко-то вас поздравил, он ваш поклонник, что ли?

Газманов:

– Да я и не спрашивал его. Телеграмма пришла мне. Но и не только он. Многие меня поздравляли. Может, нравятся мои песни. Может, он придает значение, что меня в Белоруссии, кстати, очень хорошо принимают. И вообще мои предки там родились на самом деле. Даже не в этом дело. Я много раз был на Славянском базаре и в свое 50-летие я там сиганул откуда-то с крыши, в общем, чего-то там такое было у меня безумное. Я довольно часто бываю там… А с Лукашенко – ну, нормально, на государственные праздники какие-то меня тоже приглашают, как и здесь.

Афонина:

– А вы в любые кабинеты можете дверь открыть? Или рукой, или ногой? Использовать положение человека, которого знают все. Потому что все, кто был рожден в СССР и имел возможность как раз вот этим пользоваться, они сейчас говорят – ну что вы, нам это так помогало, мы решали это и это…. Вот Олег Газманов, живя уже в России, пользуется своим правом открывать дверь самых высоких кабинетов?

Газманов:

– Ну вообще еще нужно такую наглость иметь – открывать двери там рукой или ногой.

Афонина:

– А вы не наглый?

Газманов:

– Нет, я в этом не наглый. И потом – а зачем мне открывать какие-то двери? Чтобы сделать что-то хорошее, не обязательно там как-то открывать. А зачем мне открывать, у меня, в принципе, все есть. Условно говоря, самолет я себе все равно не смогу купить. Или яхту. Несмотря на мою популярность, я столько не зарабатываю. А машина у меня есть, дом у меня есть, семья моя обеспечена. Ну и зачем мне открывать ногами куда-то двери? Зачем беспокойство такое в моей жизни?

Афонина:

– Неужели яхту не хочется? Вы ж моряк…

Газманов:

– Допустим, хочется. Но если я открою куда-то ногой дверь, это я должен бросить сочинять, например, да, и заниматься бизнесом. А какой бизнес с чиновниками или с государственными деятелями? Я этого бизнеса не понимаю своего как бы. Для меня самое большое счастье – быть с семьей, сочинять. А в море сходить я и без своей яхты смогу, если мне захочется.

Афонина:

– Ну вы б могли в этом смысле посоветоваться с Родионом, вашим сыном. Спросить, как он умудряется одновременно заниматься и бизнесом, и совмещать творчество? Это что, какая-то новая категория творцов и бизнесменов, это человек из другого времени?

Газманов:

– Я вам скажу честно. Я несколько скептически отношусь к возможности совмещать. Мне кажется, он еще до конца не выбрал свой путь. У меня тоже такая история была. Я занимался наукой и одновременно музыкой. Но когда я понял, что мне интереснее заниматься музыкой, я развернулся на 180 градусов. Несмотря на то, что я закончил высшую мореходку и так далее, и занимался наукой, преподавал, ходил в море и т.д. Я все это закрыл и стал заниматься музыкой. И если он захочет выбрать какой-то определенный путь, он выберет. А то, что у него достаточно успешно развивается там проект в области новых технологий, сельского хозяйства и так далее, может, это больше его привлечет. Я ему сказал – ты понимаешь, что тебя еще что-то должно кормить, и кормить не три года, а вообще всегда. Вот ему сейчас 30 лет, и я не могу сказать, ну-ка, быстро мне там внуков настрогай – это неправильно было бы, да. Но, с другой стороны, нужно смотреть и как-то планировать свою жизнь на десяток лет хотя бы, как минимум.

Афонина:

– Нет, я понимаю родителей вот того поколения, которое прошло войну и воспитывает своих детей… Я понимаю, почему мама вас не пускала в творчество и говорила – нет, давай-ка ты сначала чем-то серьезным занимайся, а все остальное – потом. Но те, кто прошли через это, я в данном случае, имею вас в виду, и те, кто своим как бы жизненным путем доказали, что не обязательно иметь хорошую материальную базу, можно и на творчестве заработать. И то же самое говорят детям. Вот где здесь логика?

Газманов:

– Да я согласен с ним. Если ему хочется, если он не сможет без этого жить, никто ничего не сможет сделать. Я и не буду ничего делать. Но просто я так иногда на него ушат холодной воды выливаю, чтобы он немножко посмотрел на себя, на мир окружающий и понимал, что к этому нужно подходить правильно. И потом, любое дело требует фулл-тайма. Я, например, поглощен своим делом, меня трудно заставить пойти ногами открывать двери. Потому что мне некогда. Я сижу пишу все время, пишу, занимаюсь, думаю, как лучше выходить на сцену. Даже больше думаю не о внешнем виде, не как на сцену выходить, а какие мысли вообще я даю, что я приумножаю – зло или добро. Афонина:

– А вы у него чему-то научились?

Газманов:

– Я вообще учусь у своих детей. У меня трое детей: Родиону 30, Филиппу скоро 14, Марьяшке 7 лет, в декабре 8 будет. Я обычно так для себя говорю – я проживаю третью жизнь глазами своего третьего ребенка. И глупо взрослым не учиться у детей. Потому что дети рождаются счастливыми, они удивляются таким вещам, которые мы уже забыли даже как они выглядят. Просто листок падает, они уже удивляются и радуются жизни. И вот я, конечно, у них учусь этому. Я считаю, вообще творческий человек, если не умеет… вообще любой человек, который потерял способность удивляться, он состарился. Поэтому основная моя позиция жизненная – это даже не в том смысле, что я внешне или там физиологически должен выглядеть на 35, а вот внутренне. Говорят, что в здоровом теле здоровый дух. Я считаю, что это неправильно. Если у тебя здоровый дух, ты сумеешь сделать здоровым тело, вот, кстати.

Звонок, Ольга:

– Олег, спасибо вам за удивительные позитивные песни. Не нужно идти по пути Антонова. Не обращайте внимания на критику. Продолжайте творить в том же духе! Спасибо за то, что радуете нас интересными сообщениями в Твиттере. Я хотела бы спросить, какую книгу вы сейчас читаете и какая ваша любимая цитата?

Газманов:

– Нет, по поводу книги. Я сейчас читаю книгу «Цитадель» Экзюпери. И вот я удивлен, что я не наткнулся на эту книгу раньше. У меня друг мне эту книгу подарил, прислал пару цитат из этой книги – потрясающее совершенно произведение, уникальное абсолютно. Она очень тяжело читается, ее нельзя читать быстро. Потому что такая концентрация мысли, что их нужно очень долго разжевывать во времени как-то. Я даже еще аудиокнигу скачал. А любимая цитата? Я чуть попозже скажу ее…

Звонок, Павел:

– У меня не вопрос, у меня больше пожелание. Продолжать в том же духе и желательно приехать в Волгоград с новой программой.

Газманов:

– Сейчас будут съемки «Субботнего вечера» на РТР, будут съемки к новогодним программам. И я говорю редакторам – возьмите новые песни, они говорят – нет, давай «Есаула», нет, давай еще какую-то песню. А люди и просят нового, старые они и так могут услышать без моих выступлений. Кстати, на моем сайте я бесплатно сделал допуск новым аранжировкам моих старых песен. Они совершенно по-новому звучат. Кстати, вот песня «Единственная» тоже с новой аранжировкой там записана. На концерте, который будет 5 ноября в «Крокус Сити холле», там не будет ни одной из старых песен, они не прозвучат со старыми аранжировками. Мир изменился. Если раньше не так спешили все, это чувствуется по моде на темп музыки. Если раньше 120 ударов – это дискотечные, то сейчас уже больше 130. Сердце стало у мира биться быстрее, наверное, так.

Афонина:

– Красивый образ! Олег, вот так получается, что, к сожалению, натура вы уходящая. Образ настоящего мужчины нынче, к сожалению, не в чести. Что-то происходит с молодым поколением певцов и не только и, знаете, как-то на вас по-прежнему надежды. И дети у вас рождаются, и жены появляются. Все как-то правильно, все как нужно, все как должно. Куда мужики-то делись?

Газманов:

– Вы как-то так сразу меня к мамонтам, к птеродактилям… я исчезающий вид и так далее. Ну не знаю, да как-то вот, конечно, мужчины становятся все более женственными, а женщины более мужественными – наверное, что-то меняется. Но женщины отчасти тоже сами виноваты. Потому что вот это движение суфражизма, когда женщина вот такая… Женщина хочет, чтобы у нее все было и ей за это ничего не было. То есть она хочет, чтобы мужчина на задних лапках плясал, но и в то же время оставался мужественным – так же тоже не бывает, мне кажется.

Афонина:

– Если мужчина делает это талантливо, то он может и оставаться мужественным при этом. 50 отжиманий, которые вы показали хоккейной команде «Салават Юлаев».

Газманов:

– 60. На самом деле, скоро на меня уже, по-моему, карикатуры будут писать…

Афонина:

– Но это же все видели…

Газманов:

– Я с удовольствием это делаю, потому что мне это нравится, а так как мне лень делать это несколько раз в день, я везде это делаю… я на концерте это делаю. Кстати, я почитал, в Интернете даже написали, что Газманов купил себе квартиру в трех кувырках и пяти сальто от метро.

Афонина:

– Слушайте, про вас анекдоты сочиняют. Вы народный герой.

Газманов:

– Но я все равно буду с маниакальным упорством, как бы ни хихикали над этим, отжиматься и делать всякие упражнения для того, чтобы понравиться моей любимой и себе тоже иногда.

Афонина:

– Дочку сложнее воспитывать, чем мужика настоящего?

Газманов:

– Вообще сложностей везде хватает, они совершенно разные. Девочка – это совершенно другое, ее даже шлепнуть нельзя… Сегодня как раз был серьезный разговор, что так нельзя себя вести и все такое…

Афонина:

– Но ведь наверняка балуете, да?

Газманов:

– Почти нет.

Афонина:

– То есть пони не покупаете?

Газманов:

– Нет, не покупаю. Кстати, мне подарили двух пони в свое время, лет на 45. И эти два пони оказались такими злобными, они сожрали у меня весь газон, нагадили везде. Они маленькие, а едят как большие кони здоровые, и гадят так же. Я еле-еле их отдал…

Афонина:

– Слушайте, на 60-летие, представляю, сколько таких вот оригинальных подарочков вам преподнесли. Там уж сам бог велел поразить чем-то воображение любимого певца…

Газманов:

– Ну, подарков, конечно, всяких хватает. Вертолет подарили игрушечный. Я пытался в постель моей Марусе чашку с чаем… короче, всю комнату облил.

Афонина:

– Вы хотели, чтобы вертолет ей чашку с чаем принес?

Газманов:

– Ага. На второй этаж, но не донес. Я хотел еще одну попытку сделать, но мне не дали.

Афонина:

– В результате попытки ни одно живое существо не пострадало, так скажем.

Звонок, Ольга:

– Я хочу вам признаться в любви своей уже долгой. Я с вами уже так мысленно, иногда на концертах, аж с 1989 года.

Газманов:

– А, только с 1989-го года…

Ольга:

– Ничего себе только. Я же была совсем юная еще…

Газманов:

– Я пошутил. Спасибо большое, конечно, это очень приятно.

Ольга:

– Олег, у меня такой вопрос. Вы так тепло и нежно отзываетесь всегда о своей дочери, что и понятно. Вот моя сейчас шкода, тоже 7-летняя, ходит на теннис. А ваша куда-нибудь ходит, занимается?

Газманов:

– Я вообще-то хотел, чтобы она больше спортом занималась, но мы на семейном совете решили, во-первых, по территориальному признаку, во-вторых, по ее как бы данным, мне кажется, ей еще рановато, она вообще с 6,5 лет в школу пошла. Она у меня рисует и занимается художественной гимнастикой. Но я хотел бы, чтобы она еще занималась чем-то спортивным, нужно нагружать.

Афонина:

– А у нее будет вырабатываться чувство, что жизнь не так проста, как это может показаться? Или этому ребенка учить не надо, шишки он и сам набьет? Вы Родиона учили, что в жизни бывают порой довольно сложные моменты, там разговоры разговаривали по этому поводу, как-то по серьезному так… В данном случае нужно объяснять, что жизнь, увы, к сожалению, бывает не только радужной и оранжевой.

Газманов:

– Наверное, даже чересчур. Я своим детям это постоянно объясняю. Мне кажется, в их глазах я уже выгляжу каким-то таким полицейским. И потом, с другой стороны, потом я думаю, ну зачем объяснять, что будет плохо, когда они радуются жизни. Главное их не баловать. Вот я изо всех сил стараюсь сделать так, чтобы они понимали, что они сами должны чего-то добиться. Такой алгоритм поведения, что, если ты что-то хорошее сделала, то что-то и получила. А если нет – то и не получил. Поэтому, конечно, такая борьба вообще семейная, все через это проходят. Сначала мы их балуем, потом сами их ругаем за то, что они балованные, потом еще что-то. И это бесконечная война. А мне еще тяжелее, потому что я все-таки не так часто их вижу, как все мои близкие. Потому что я на гастролях. Я когда приезжаю, это совсем другое. А у меня еще одна появилась девочка рыжая в семье…

Афонина:

– Собачка?

Газманов:

– Да. Маленький такой померанцевый шпиц, мы ее обожаем просто. Это такое существо интересное. Причем, с мозгами с такими. Несмотря на то, что у меня вот две овчарки, да, они понимают команды сидеть, лежать. А эта, ей вот только 5 месяцев исполнилось, а она уже все это делает, Марьяшка, моя дочка, научила ее уже. Она тырит мои носки каждый день, отучила меня вообще их на полу держать, да. Причем, я ее ругаю там, хватаю за шкирку, она с ужасом выслушивает, что я ей говорю и с замиранием сердца она опять их крадет, эти носки…

Афонина:

– Так она вас воспитывает.

Газманов:

– Так кто кого воспитает…

Афонина:

– Ну так о чем и речь. Это мы думаем, что мы их воспитываем…. Это вот как раз подарок на юбилей?

Газманов:

– Нет, это мы подарок сделали нашей дочери. Во-первых, иначе она нас заклюет просто, потому что у нее столько энергии, нужно, чтобы она на кого-то ее излучала.

Афонина:

– Ну, дочь своего папы, что ж тут удивляться-то.

Газманов:

– Во-вторых, у нас была собачка маленькая, йоркширский терьер, но она умерла, к несчастью, и было столько слез, что мы пообещали на этой волне. И мы выбирали очень долго, всей семьей. И вот выбрали такую собачку.

Афонина:

– Ну что ж, с прибавлением вас.

Звонок, Алексей:

– Олег, в очередной раз поздравляю вас с юбилеем состоявшимся. У вас есть несколько очень красивых успешных проектов, которые вы пели вместе с другими звездами эстрады – там Надежда Бабкина с песней «Я не верю», очень хорошая песня «Забирая» с Софией Ротару, с Сосо Павлиашвили. Вот хотелось бы узнать у вас, побалуете еще своих поклонников такими замечательными песнями?

Афонина:

– А можно я расширю ваш вопрос? И вообще с вашими проектами такими ежегодными что-то будет или ситуация изменяется, к сожалению, не к лучшему… И «Господа офицеры», и к Дню победы ваши проекты они уже уйдут в прошлое?

Газманов:

– Ну, «Господа офицеры», я вряд ли с таким же названием сделаю еще раз проект. Потому что 10 лет с одним и тем же названием…. Мне нужно дальше развиваться, я ж не могу одни и те же концерты с одним же и тем названием… Пять лет было программе «Песни победы». И для меня большое счастье слышать в репертуаре наших певцов песни времен Отечественной войны. И это я сделал, вот начал это делать. И то, что этот проект имел такой гигантский успех, в этом есть мой вклад. Но главное – не то, что вот я такой молодец, а то, что эти песни помогали во время войны выжить и победить нашему народу. Я считаю, они всегда будут актуальны, только нужно аранжировки менять и делать так, чтобы молодые артисты из пели.

Афонина:

– Это вызывает большие вопросы, вот в чем дело.

Газманов:

– А вот они должны так это петь, и нужно продюсировать это вот. Когда я это делал, я каждую песню отслеживал, чтобы аранжировки были такие, чтобы не портили вот этот заряд энергетический, и чтобы нравились и пожилым людям, и молодежи. Это, конечно, очень сложно, но это надо делать. И я это делал. Что касается следующих проектов. У меня был проект против СПИДа и наркотиков. Мы весело боремся со злом и пропагандируем, чтобы было модой вести здоровый образ жизни, а не колоться там всякой дрянью… Я подробно не будут про это говорить, но этот проект как бы есть. Когда есть финансовые возможности, мы его делаем. Когда спонсоры появляются, когда люди понимают, что без этого нельзя, находится возможность это делать, я это всегда делаю. Сейчас, кстати, тоже хочу сказать, что у меня будет два концерта – в Иксе и в Арзамасе и я весь гонорар с этих концертов не в детский дом перечисляю, а конкретным людям, которым реально нужна помощь.

Афонина:

– Такая адресная конкретная помощь, да?

Газманов:

– Да. Хотя огромное количество людей нуждается в этом, но, сколько я могу помогать, я это делаю. Например, вот песню «Я не верю» с Бабкиной я очень давно спел. Но я хочу вас порадовать, наверное, вот в концерте 5 ноября в «Крокус Сити холле» мы с Бабкиной эту песню повторим. Хотя это а капелла поется с ее коллективом, мы вот решили отрепетировать и повторить эту песню, потому что она необычная, по сравнению с другими. А мне хочется, чтобы были разные песни в концерте. А что касается остальных дуэтов – вот с Ротару такой дуэт случайно получился совершенно. Он даже попал в хит-парады. Надо дальше, конечно, продолжать. Но я не специально вообще дуэты делаю, и вообще я не специально песни пишу… Самая сильная песня, на мой взгляд, из этих всех – это песня, которую я написал для русского и грузина – она называется «Два голоса». Жалко, у нас нет времени, я бы попросил ее даже поставить. Потому что она для меня особенная песня. Я очень благодарен Сосо, на которого столько грязи вылили грузинские СМИ, что он типа продажный, что он спел с русским… Ну, глупость такая… Эта песня только о том, что наши дети должны дружить, а не воевать. О том, что мы столько лет и столетий Грузия и Россия вместе… и что вот так на протяжении короткого времени умудриться так поссорить два народа – это нужно еще постараться. И что нами манипулируют. Это песня о любви, в конце концов. С большой буквы о любви. А то, что мы одной веры христианской… Я думаю, что эта песня, может быть, в телеверсию не войдет, а, может, и войдет, но я ее хочу повторить на этом концерте 5 ноября в «Крокусе» с Сосо Павлиашвили.

Афонина:

– 5 ноября ваша семья будет где-нибудь в зале находиться или вы ее к этому действу не подпускаете?

Газманов:

– Я вообще мою жену прошу – Марусь, выйди на сцену, она говорит – ну зачем кого-то раздражать, что я выйду на сцену… Ну, она красавица у меня, но я ее никогда не выводил на сцену… Я хочу спеть для нее песню «Единственная», а она стесняется выходить…. Я говорю – я хочу, чтобы ты посмотрела в зал моими глазами. Когда будет сидеть там больше чем 6000 человек, вот это надо увидеть, понять, что я делаю на сцене. Вот я хочу своей любимой это показать, но не знаю, уговорю ее или нет.

Афонина:

– Это и будет интрига. 5 ноября приходите в «Крокус Сити холл» и вы узнаете, выйдет ли супруга Олега Газманова на сцену или нет. Спасибо огромное, что были с нами.

Подпишитесь на новости:
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ