2016-07-14T10:30:19+03:00

Оппозиционер против представителя власти: нецивилизованный спор с разоблачениями

В прямом эфире освещаем митинги в Москве

00:00
00:00

Гости – Владимир Тор, член Политсовета Русского общественного движения, руководитель исполкома создаваемой Национал-демократической партии; Максим Мищенко, член Общественной палаты РФ. Ведущий – Александр Яковлев.

Яковлев:

– У нас в гостях член Политсовета Русского общественного движения, руководитель исполкома создаваемой Национал-демократической партии Владимир Тор. Также у нас гостях член Общественной палаты РФ Максим Мищенко. Владимир, ваши впечатления от того, что вы видите на Новом Арбате? По официальным данным, там 8 тысяч человек. Появилось сообщение о том, что колонна националистов ушла с митинга.

Тор:

– Я услышал это сообщение в студии от вас, позвонил нашим товарищам, которые обеспечивают безопасность процесса там. Они не подтверждают.

Яковлев:

– Ваши впечатления от того, что вы там видите, слышите?

Тор:

– Москвичи достаточно устали от Путина и от того безобразия, которое творится на выборах и в электоральном процессе. Народ устал, народ выходил в декабре, в январе, в феврале, сейчас вышел в марте. В принципе понятно, что Путину удалось сохранить за собой командные высоты. Сохранил ли он их в честной борьбе? Нет, это сохранено не в честной борьбе. И проблема и всей России, и Кремля, и лично Путина в том, что это стало всем понятно. Как в той сказке у Андерсена: а король-то голый. Сначала все видели это, догадывались, но боялись сказать. Потом сказал мальчик, и все поняли, что действительно король голый. Это очень плохо. Потому что в России традиционно институционально бедная среда, не хватает общественных институтов. И вот мы теряем эти институты один за другим. Сначала выяснилось, что ЦИК на самом деле банда мошенников, место которым на нарах. Реально просто банда жуликов. Это влечет сразу очень печальные последствия. ЦИК не работает, значит, любые выборы превращаются в фарс. И у нас получается парламент не то что место для дискуссий, а вообще сборище людей, которые никого не представляют.

Яковлев:

– То есть Госдума и президент нелегитимны?

Тор:

– Да, совершенно верно. И это в массовом сознании факт, который запечатлен.

Яковлев:

– Максим, ваши впечатления от митинга?

Мищенко:

– Я тоже звонил своим знакомым, которые находятся на митинге. И мне подтвердили, что действительно, группа националистов ушла с этого мероприятия. Потому что не предоставили слово одному из лидеров, по моей информации. Этот митинг еще более убогое зрелище, чем митинг на Пушкинской площади. То есть пришло каких-то 8 тысяч человек, по моим данным, а не 25, как они пытаются сейчас изобразить. И можно свидетельствовать о том, что это движение пошло на спад. Наконец-то люди поняли, что на сцене стоят в основном провокаторы, которые обслуживают не национальные интересы нашего государства, а играют на руку тем, кто осуществляет революции по всему миру. И люди отвернулись от них. Пушкинская закончилась прыжком в фонтан, посмотрим, чем закончится Арбат.

Яковлев:

– Сколько сейчас находится людей?

Тор:

– Мне передали, что минимум 15 тысяч человек. Надо сказать, что у нас достаточно опытные люди по подсчету голосов в толпе.

Яковлев:

– 15 тысяч это меньше, чем то количество людей, которые были на Болотной, на Сахарова.

Тор:

– Вы знаете, это же политический процесс, его нельзя оценивать в рамках: жалкое зрелище или не жалкое зрелище. Это не приехала же группа Pink Floyd или Rolling Stones, чтобы устраивать шоу. В конце концов, важно не то, сколько сейчас пришло людей. Вы поймите, что нынешнее противостояние политического режима, который засел в Кремле, с собственным народом, это напоминает соревнование песчаного берега с волнами. Волны-то мягкие, они набегают. Одна набежала, спала, потом набегает вторая, третья. И они все мягкие, сначала большие, потом падают вниз. Но процесс этот не прекращается. А бережок-то размывается и размывается. И это трагедия для берега.

Мищенко:

– Во-первых, Александр, я бы хотел, чтобы мы называли здесь не по кличкам каким-то друг друга. Давайте назовем меня Один, а вас – Аполлон. Владлен Леонидович имеет конкретное имя – Владлен Леонидович Кралин. Мы же не какими-то метафорами занимаемся, у нас нормальная государственная радиостанция.

Яковлев:

– Нет, мы не государственная радиостанция.

Мищенко:

– Неважно. Я вас прошу называть Владлена Леонидовича по его…

Тор:

– Давайте я сделаю справку для телезрителей, для всех остальных. Действительно, я по паспорту Кралин Владлен Леонидович. Владимир – мое имя в крещении, Тор – это мое политическое имя.

Яковлев:

– Как вы оцениваете количество людей, которые пришли на митинг?

Мищенко:

– Это полный провал. Если на Пушкинской еще была какая-то надежда, что воспрянет это движение, может быть, как-то реанимируется после Пушкинской, после позорного прыжка в фонтан друзей Владлена Леонидовича – Навального, Удальцова и т.д., которые своим прыжком просто себя дискредитировали полностью. По сути дела, можно констатировать, что «оранжевая» революция утонула в фонтане на Пушкинской площади. Этот митинг – подтверждение этому. Поэтому я очень рад, что народ понял, что его разводят, что его обманывают разные провокаторы, и отвернулся от них. Я думаю, что народное протестное настроение не уйдет никуда, но провокаторам места не будет. Я считаю, что народ увидел, что провокаторы, которые пытались взять под контроль ЦИК, установить палаточный городок в день подсчета голосов, раздавали палатки на Пушкинской, кричали об «оранжевой» революции, этих людей народ отторгнул. Такие люди, как Навальный, к которому так подлизывается Владлен Леонидович, они уходят в небытие. Это здорово, я надеюсь, что придут новые политики, которые будут олицетворять чаяния тех людей, которые выходили на Болотную и на Сахарова.

Тор:

– Я думаю, что ситуация заключается в следующем. Никто не делает больше на программирования революции в России, чем режим Путина. Народ ведь объединяется не вокруг Навального, не вокруг выступающих на Болотной, Манежной, Пушкинской и т.д. Они объединяются вокруг неприятия нынешнего статус-кво. Что понял народ, и что понимают абсолютно все? Во-первых, власть может себе нарисовать столько голосов, сколько захочет. В этом уверено 9 из 10 человек, в этом нет никаких сомнений.

Мищенко:

– А голос госдеповский сколько нарисовал?

Яковлев:

– Митинг на Пушкинской площади закончился столкновениями полиции и участников митинга.

Мищенко:

– Какое столкновение? Несколько сумасшедших прыгнули в фонтан. И их потом долго оттуда вытаскивали.

Яковлев:

– То есть это была провокация?

Мищенко:

– Конечно. Причем смешная абсолютно.

Тор:

– Столкновение было. Были пострадавшие, были задержанные. Если не ошибаюсь, в Москве было задержано порядка 280 человек. Это те, которые написали протоколы. В Питере задержали 250 человек.

Яковлев:

– Это была провокация со стороны организаторов?

Тор:

– Да нет, это власть так разговаривает с народом.

Мищенко:

– Владлен, вы сами в своем ЖЖ написали, что вам эстетически это не понравилось.

Тор:

– Дело в том, что власть на самом деле не имеет другого инструментария для разговора с народом, кроме как присылать жуликов и воров в студию, типа Мищенко, либо присылать ОМОН для разговора с людьми. Наполеон как-то сказал, что штыки годятся на что угодно, только на них нельзя долго сидеть. Вы знаете, на резиновых палочках ОМОНа тоже долго Путин не просидит. Очень неудобно сидеть на резиновой палочке ОМОНа.

Мищенко:

– Вы меня только что оскорбили жуликом и вором. Мне очень неприятно, что вы так себя ведете в студии. Держите себя в руках.

Тор:

– Если бы вам было действительно неприятно, вы бы держались от режима жуликов и воров подальше. А так мы что наблюдаем? Жена президента, который последние дни в Кремле сейчас досиживает, отдыхает в Тоскане, сняла отель полностью. По декларации о доходах у нее на счетах 7 тысяч рублей жалкие. С каких денег? Вы ответьте за свою власть. Коль вы тут власть представляете, так рассказывайте, где что украли, где храните.

Мищенко:

– На самом деле меня удивляет, что человек, который сам нечист на руку, начинает оскорблять нашего президента и опускается до уровня родственных связей. Меня лично это глубоко возмущает.

Тор:

– Не посылайте жену отдыхать за счет государства в Италию, и никто вам слова не скажет.

Мищенко:

– При чем здесь жена? Владлен, если покопаться внимательно в вашей биографии, то вы были заместителем генерального директора Моспромстроя. Кому принадлежит Моспромстрой? БИНБАНКУ, руководителем которого является Михаил Османович Шишханов, родившийся в Чеченской АССР, в г. Грозном, дядя которого – Гуцериев. Вы работаете на кавказцев, при этом являетесь олицетворением национализма в нашей стране. Тот банк, который вы возглавляли, купил «Автобанк», который отжала кавказская этническая группировка в Красноярске, господин Гамзаев, у русского человека, Андрея Андреева. Вы скупаете краденое у кавказцев. О чем вы говорите, про какую жену?

Яковлев:

– Удальцов сказал на митинге, что в мае на улицы выйдет миллион. Как вы думаете, выйдет?

Тор:

– Не знаю. Посмотрим.

Мищенко:

– Нет. Выйдет, может быть, миллион тех людей, которые выйдут на традиционные митинги КПРФ, и оппозиция скажет: это наши. Мне кажется, это хорошая мина при плохой игре. Что Удальцов может сейчас сказать, когда митинг провалился, и народ действительно поддержал Путина? Даже госдеповский голос сказал, что Путин победил в первом туре. Обама сегодня поздравил Путина с победой. Все это уже выглядит просто маргинально.

Яковлев:

– Сегодня возможны такие же столкновения, как после Пушкинской площади?

Мищенко:

– Если господин Удальцов попробует залезть на какой-нибудь фонарный столб либо прыгнуть в какой-нибудь канализационный люк и там забаррикадироваться, увлечь за собой народ, естественно, его будут оттуда вытаскивать.

Яковлев:

– То есть это возможно сегодня?

Мищенко:

– Конечно. На провокацию они всегда готовы. Их задача – это провокация. Так же как было на Пушкинской площади.

Тор:

– Я полагаю, что у нас милиции закон особенно не писан. Будет приказ – значит, будут задержания, не будет приказа – не будет задержания. Меня вот десятки раз задерживали. Для этого не требуется никакого повода, было бы решение, и всё.

Яковлев:

– Давайте переместимся на Новый Арбат.

Мищенко:

– Удальцов пытается трансформировать свои сексуальные фантазии в политику: «не хочу, чтобы меня имели» – это звучит как-то…

Тор:

– Знаете, Путин уже 12 лет у власти. Если к 45-му прибавить 12, это 57-й год, уже в космос спутник послали к тому времени. Что-то свершений никаких не видно.

Яковлев:

– И те и другие говорят о необходимости диалога. Вот здесь сидите вы, представители противоположных сторон. Максим Мищенко, который сторонник Владимира Путина, и Владимир Тор – организатор оппозиционных митингов. Вы можете представить себе диалог без персональных наездов, а конструктивно обсуждающий будущее страны? Это возможно, вы готовы к диалогу?

Мищенко:

– Я готов. Если не будет опущения до уровня дискуссии, чья жена куда поехала, я готов разговаривать с кем угодно.

Тор:

– Чья жена куда поехала, это тоже важно. Не надо воровать. Страна поражена коррупцией, с этим ничего невозможно сделать до тех пор, пока не пройдет санация сверху. Знаете старую русскую пословицу: рыба гниет с головы. Чтобы прекратить коррупцию, необходимо поменять верхушку. Чтобы страна эффективно развивалась и управлялась, должна быть налажена обратная связь с народом. В мире это делается через демократические процедуры, через демократические выборы.

Мищенко:

– Наша рыба не гниет.

Тор:

– У вашей рыбы уже ботокс потек.

Мищенко:

– Ботокс у вас в голове, по-моему.

Яковлев:

– То есть с этой властью говорить невозможно, на ваш взгляд?

Тор:

– Да нет, говорить можно со всеми. Просто вещи надо называть своими именами. Выборы сфальсифицированы. Для кого это новость? Власть крадет? Да, известно, что крадет.

Яковлев:

– Нововведением этих выборов стали веб-камеры. Неоднократно сторонники власти говорили о том, что именно Путину нужны честные выборы, именно ему нужна прозрачность избирательного процесса. Насколько вы оцениваете эффективность всех попыток власти сделать эти выборы прозрачными? Ведь веб-камеры, на которые потрачено огромное количество денег, и мы действительно видели, как все это происходит, такое реалити-шоу.

Тор:

– Вы знаете, веб-камеры, конечно, не дают полного наблюдения за выборами. Они показывают тот процесс, когда избирательные бюллетени опускаются в урны. На некоторых участках (например, известная история в Дагестане) на веб-камерах были пойманы люди, которые вбрасывали бюллетени. Но камеры не решают кучу остальных вопросов. Они не решают проблем с «каруселями». Они не решают проблемы с фальшивыми списками избирателей. Они не решают проблемы с открепительными талонами. Они не решают проблемы с голосованием на дому. А главное, они не решают вопрос с переписыванием протоколов участковых комиссий в территориальные избирательные комиссии. Это традиционные технологии. По оценкам экспертов, фальсификация на выборах в России составляет примерно 15%. Это тот традиционный административный ресурс, который бросается на все это.

Яковлев:

– Но вы признаете попытки власти сделать эти выборы честными?

Тор:

– Нет, это делается такой уголочек: посмотрите, мы поставили камеру, но если мы поставили камеру, значит, все могут наблюдать, и это решается. А эта камера не закрывает остальные вопросы для воровства.

Мищенко:

– Я был в колл-центре Общественной палаты и смотрел практически за всеми веб-камерами, которые там находились. Периодически выводили те веб-камеры, где поступали сигналы в информационном поле. Вмешивался периодически в какие-то процессы. В частности, в Липецкой области мне удалось дозвониться до председателя участковой комиссии, убедить его в том, что можно разрешить видеосъемку и фотосъемку наблюдателям. Конечно, были недочеты. Но то, что сделали в России на этих выборах, я считаю, что это беспрецедентно. Весь мир просто с удивлением посмотрел и задумался. Масштаб проекта просто поражал.

Яковлев:

– Все те организации, которые наблюдали за выборами в качестве наблюдателей, которые говорят о том, что выборы эти нелегитимны. «Лига избирателей», которая так и заявила, ассоциация «Голос», «Гражданин наблюдатель». Э

Мищенко:

– Ассоциация «Голос» признала, что Путин набрал 54%. Ассоциация «Голос», задача которой была это признать. Есть отдельные вспышки. У меня как происходило в штабе движения «Россия молодая»? Мы собрали всю свою региональную сетку, порядка 150 человек, анализировали Твиттер, ЖЖ. Любая вспышка негатива – мы тут же высылали туда несколько человек с камерами. Люди приезжали, снимали. Большинство этих вспышек – это всё придуманные вещи. Мало того, мы сейчас расследуем случай привоза автобуса из Саранска, который целенаправленно наши оппозиционеры привезли, сами наняли. На участок, куда пришли Яшин и Немцов, приехал автобус. И началась так называемая «карусель». Когда мы стали выяснять, оказывается, что это их рук дело. Оппозиционеры, когда поняли, что выборы будут честные, они сами стали придумывать фальсификации. Когда мы приезжали к Чириковой на ее избирательный участок, в остальные места, мы видели, что это всё ложь, что там идет нормальный процесс, нормальные выборы. Что специально идет нагнетание того, что выборы нечестные. Мне лично все понятно в этой ситуации.

Яковлев:

– Мы говорим о прошлом. А что в будущем? Каковы дальнейшие действия оппозиции? Владимир, я вас представил как руководителя исполкома создаваемой Национал-демократической партии. Что планируете делать дальше? Что оппозиция планирует делать дальше?

Тор:

– Во-первых, оппозиция чрезвычайно неоднородна.

Яковлев:

– То есть это искусственное объединение, и вы это признаете?

Тор:

– Нет, это не искусственное. Это естественное объединение разнородных сил. Вокруг чего они объединяются? Вокруг неприятия нынешнего статус-кво. Отсутствие демократических институтов, кражи на выборах и колоссальная коррупция со стороны власти, когда постоянно распиливают бюджет и банально воруют. Это нас совершенно не устраивает. Но силы, которые объединены, совершенно разнородны. Есть русские националисты, есть либералы, есть левое движение, есть новые социальные движения, которые объединены именно вокруг процедуры наблюдения за выборами. Я полагаю, что дождемся обещанного закона о либерализации регистрации партий, будем регистрировать партии, будем развивать это движение.

Мищенко:

– Владлен, я вас умоляю. В любую националистическую организацию, куда вы приходили, вы все время ее разваливали. За это вас и не любят в националистической среде. Какая партия?

Яковлев:

– Максим, что вы дальше ждете от оппозиции? Вы верите, что это станет еще большей силой?

Мищенко:

– Я верю, что у нас будет нормальная оппозиция, без вмешательства внешних сил, как это происходило в Ливии, на Украине, в Грузии, когда приводили к власти Саакашвили, без попыток осуществить государственный переворот, к чему призывал Навальный, говоря, что надо прийти на Лубянскую площадь и заблокировать ЦИК. Оппозиция нужна, которая будет ориентироваться на наши национальные интересы прежде всего, а не на интересы других государств. Которая не будет путаться с такими людьми, как путается Владлен, как Белковский, который непонятно на кого работает, и остальные люди, которые дурно пахнут.

Яковлев:

– На митинге сейчас выступает Максим Кац.

Мищенко:

– Максим Кац, который не любил «Единую Россию», стал депутатом на этих выборах. Он победил. Это явное подтверждение того, что выборы были честные.

Яковлев:

– Действительно, Вера Кичанова прошла в муниципальное собрание, Максим Кац. Они захотели и прошли. Получается, есть возможность?

Тор:

– Возможности, конечно, есть. Потому что как ни пытается «Единая Россия» сфальсифицировать тотально – тотально сфальсифицировать, конечно, невозможно. Есть прорывы, и очень хорошо. Посмотрите, идет очень сильное протестное голосование. Народ объединяется на две группы: нормальные люди, граждане страны, и эта чертова сраная власть, которая сидит, зажала наш век и заедает. Заедает, заедает и заедает. Но сколько веревочке ни виться, все равно будет конец.

Яковлев:

– На данный момент, по сообщению Главного управления МВД по Москве, на митинге порядка 10 тысяч человек, из которых 8 находятся непосредственно у сцены, а около 2 тысяч рассредоточено по территории. Наблюдается отток людей с мероприятия. По официальным данным – 10, по неофициальным данным – уже до 20 тысяч. Но это все равно меньше. Почему? Люди испугались?

Тор:

– Да нет. Люди реалисты, они видят, что в этот раз Путину удалось сохранить за собой административные высоты. Замечательно. Сейчас волна обязательно на некоторое время схлынет. Следующая волна поднимется во время инаугурации. Возможно, и тогда не удастся Путина свалить. Но впереди осень. Проблема-то в чем? Власти нормальной нет, нет компетентных людей у власти, нет людей у власти, которые пользуются доверием народа, а проблем у страны больше чем достаточно. Осенью нас ждет масштабный кризис, и что будет делать эта власть, совершенно непонятно.

Яковлев:

– Максим, 10 тысяч по официальным данным, 20 – по неофициальным. Больше людей выйдет еще на митинги?

Мищенко:

– Мы видим на картинке, что мероприятие провалилось, что люди уходят. Приходят, смотрят на те же самые лица, разворачиваются и уходят.

Яковлев:

– Мы увидим масштабные митинги – 70, 100 тысяч человек?

Мищенко:

– Я думаю, что больше не увидим. Если и увидим, то должен быть очень сильный всплеск международного масштаба. Возможно, если разразится финансовый кризис, тысячи людей останутся без работы, но правительство Путина, я думаю, сделает все для того, чтобы этого не допустить. Народ никто не кинет, и народ это чувствует, поэтому голосует за Путина.

Яковлев:

– Реакция Кремля, реакция Путина? Он знает об этих митингах, он реагирует на них, он готов общаться с этой аудиторией?

Мищенко:

– Конечно. Последнее его заявление это подтверждает. Он сказал: давайте, если вы действительно представляете какую-то часть населения, идите сюда, приходите в реальную политику. Мы общались на другой радиостанции с Яшиным. Я говорю: Илья, вам протягивают руку, а вы что в ответ? Он говорит: я не протяну руку в ответ, пока Путин не уйдет. Понимаете, Путин как победитель, как человек сильный, он не топчет и не унижает врага, который повержен, он протягивает ему руку и говорит: вставай, ты что-то из себя представляешь, если у тебя есть план по модернизации страны, ты знаешь, как сделать лучше, давай, расскажи и попробуй сам поработать, а не просто покричать. Но эта публика не хочет работать.

Яковлев:

– Владимир, вас в политику впускают?

Тор:

– Вот вы же позвали.

Яковлев:

– А Путин вас слышит?

Тор:

– Конечно, он нас слышит. Другое дело, хочет ли он с нами общаться. Нет, не хочет. Путин вообще органически не способен общаться ни с кем, кроме очень благожелательно настроенной аудитории. Он же на самом деле очень сильно трусит больших собраний людей. Когда его освистали на выступлении на стадионе, так всё закончилось. Чтобы попасть на выступление Путина, есть специальные фильтры, специальные барьеры. Туда незваных не пускают. Недаром ФСО у нас одна из самых боеготовых частей войск в России, там служат десятки тысяч людей. Посмотрите, как ездит Путин по стране. Если бы он не боялся общаться с людьми, наверное, ездил бы без охраны и без мигалок.

Мищенко:

– Когда вас освистали на Сахарова, для вас, думаю, все только началось.

Тор:

– Какие проблемы? Я людей не боюсь, и мне в метро не страшно ездить.

Яковлев:

– Еще одним врагом от власти стал мэр Москвы Сергей Собянин. Уже неоднократно мы слышим призывы перевыборов в Мосгордуму. Почему сейчас этот вопрос возник?

Тор:

– Потому что Мосгордума никого не представляет, кроме жуликов и воров. Очень тяжело, когда такой большой мегаполис, сердце России, захвачен жуликами и ворами. Долго так ситуация продолжаться не может. Пока делать выборы в Мосгордуму.

Яковлев:

– Вы один из организаторов митингов «За честные выборы».

Тор:

– Один из организаторов – очень громко звучит.

Яковлев:

– Ну, член оргкомитета, давайте так скажем.

Тор:

– Я даже не член оргкомитета, я наблюдатель при оргкомитете.

Мищенко:

– Владлен, вы работали на Москву, председателем совета директоров был Ресин совместно с кавказцами.

Тор:

– Вы очень плохо информированы. Вы говорите о Моспромстрое, а я работал в управляющей компании Моспромстроя. Учредители этой организации другие, члены совета директоров это другие организации, владелец организации другой и директор тоже другой.

Мищенко:

– Вы управляли бизнесом, который держали кавказцы вместе с Москвой, правильно?

Тор:

– Нет, это совпадающие названия, не более того.

Яковлев:

– Насколько договороспособно было правительство Москвы в период согласования этого митинга?

Тор:

– Правительство Москвы в этом отношении не договороспособно, потому что не оно ведет переговоры. Их используют как прокладку, а реальные решения в Москве принимает ФСО.

Мищенко:

– Слушайте, как облизывает новая администрация мэрии наших оппозиционеров, так администрация Лужкова никогда не облизывала. Им и этого мало. Как Горбенко общается со всякими Пархоменко и остальными на короткой ноге, Пархоменко потом бравирует, говорит, что он чуть ли не на личной связи, у него все в порядке, ему дали разрешение и т.д. Я видел это все в период перед выборами. И я понимаю, что это наглая ложь. Уж более лояльной мэрии за все время я лично никогда не наблюдал в Москве.

Тор:

– Я на протяжении многих лет являюсь заявителем массовых мероприятий в Москве и организую их. Например, «Русский марш». Я хочу сказать, что на самом деле ситуация что при Лужкове, что при Собянине в этом отношении примерно одна и та же. Люди, которые технически занимаются обеспечением безопасности со стороны мэрии (это Управление безопасности, господин Олейник, генерал-майор, если не ошибаюсь, в прошлом), это те же самые люди, которые уже многие годы занимаются этой работой. Никакого принципиального изменения, никаких принципиальных подходов нет.

Мищенко:

– Я как раз в Интернете скачал фотографию. Владлен, вы стоите с Тарлихом, известным сатанистом, и с Павлом Данилиным. Одно из мероприятий – «Нет «оранжевым» революциям». Почему так все поменялось? Почему вы мечетесь то в одну сторону, то в другую? Или ищете, где теплее?

Тор:

– Под «оранжевыми» революциями понимается, как правило, два процесса, не совпадающих. Одно дело «оранжевая» революция, когда она происходит в интересах внешнего бенефициара, внешних сил, а другое дело, когда есть так называемые «оранжевые» технологии. Это мирное, не насильственное изменение режима. Я выступаю, вообще-то, за мирное, не насильственное изменение режима.

Мищенко:

– А два союза братских народов на красном флаге?

Тор:

– Я вообще считаю, что русские, украинцы и белорусы это единый народ, как минимум братские. Мы выступали за поддержку наших друзей на Украине и в Белоруссии.

Яковлев:

– Я не вижу на сцене Навального, Немцова, я не вижу на сцене вас. Это сделан упор на новые лица?

Тор:

– Оргкомитет принял решение, как мне сообщили, чтобы пригласить молодых наблюдателей, которые непосредственно работали на участке, и расширить число выступающих, чтобы не говорили, что постоянно выступают одни и те же люди. Это, на мой взгляд, нормальное решение. Тем более, если меня пригласила «Комсомольская правда», я не вижу причин отказывать столь уважаемому изданию.

Яковлев:

– Максим, почему новые лица?

Мищенко:

– Потому что им стыдно после прыжка в фонтан показываться на глаза людей. Вот и всё. После того как они акт отчаянья совершили на Пушкинской площади, прыгнули и спровоцировали на самом деле задержание людей, им просто стыдно выступать.

Яковлев:

– Ваше отношение к группе Pussy Riot и ко всему тому, что происходило?

Тор:

– Как искусство это полная профанация, то есть это не искусство. Это группа хулиганов. То, что они сделали, это совершенно мерзкий поступок, оскорбительный для всех русских и для всех православных. И не только, кстати, для русских и православных. Есть понятие в культуре – сакрально. Со своим уставом в чужой монастырь не лезь. Есть вещи, которые делать недопустимо на чужой территории. То, что они сделали, это совершенно постыдный поступок. Пусть власть с ними разбирается, как положено в этом отношении и по закону. Я их ни отмазывать, ни вытаскивать ниоткуда не собираюсь.

Яковлев:

– Что дальше? Что ждет нашу страну в мае 2012 года?

Тор:

– В мае 2012 года пройдет инаугурация президента Путина, он вступит в очередной срок на 6 лет, а, судя по всему, будет сидеть все 12. Я напомню, что если считать по брежневскому счету, то это примерно 75-й год сейчас.

Яковлев:

– На улице что нас ждет?

Тор:

– На улице будут массовые выступления, народ как не принимал Путина как законно избранного президента, так он и будет считать его жуликом и вором, который нарисовал себе голоса. Осенью, к сожалению, будет обострение кризиса и обострение социальной напряженности, в том числе и на улицах.

Мищенко:

– После 2012 года, если, как прогнозируют многие экономисты, разразится финансово-экономический кризис во всем мире, Россия войдет в него как стабильное, сильное государство, с достоинством из него выйдет, пройдет его достойно. Потому что та стабильность, которую мы завоевали на этих выборах, она нас вытянет, несмотря ни на какие ситуации.

Яковлев:

– Спасибо за этот разговор.

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ