2016-07-14T10:30:19+03:00

Депутат Госдумы Валерий Трапезников: «Путин проще и потому понятнее рабочему классу, чем Медведев»

А Ксения Собчак могла бы возглавить общественное телевидение

00:00
00:00

Валерий Трапезников: «С точки зрения рабочего человека, конечно, Путин попроще. Он мне ближе. Медведев интеллигентный человек, я очень люблю интеллигентных людей, но вот как-то Путин попроще, рабочий класс его воспринимает как-то более понятно».

Гость – депутат Госдумы Валерий Трапезников, токарь с 50-летним стажем. Ведущий – Александр Яковлев.

Темы для обсуждения: 1. Владимир Путин предложит новым производствам «налоговые каникулы». 2. Сергей Собянин заявил, что Слова Шойгу о переносе столицы – шутка + другие резонансные события.

Яковлев:

– Сегодня у нас в гостях депутат Госдумы, токарь с 49-летним стажем работы Валерий Трапезников. Здравствуйте, спасибо, что пришли к нам в гости. Я начну с общественного телевидения. Сейчас обсуждается вот это предложение, точнее, уже указ действующего президента страны Дмитрия Медведева и обсуждается, кто же может возглавить общественное телевидение. Вы кого бы видели на этой должности, на этом посту?

Трапезников:

– Кандидатур много, но, думаю, надо взять и попробовать Ксению Собчак. Скандальная журналистка, шикарное образование, пользуется определенной популярностью, сейчас ушла в оппозицию в какой-то степени, надо дать попробовать ей, пусть поработает. Я думаю, у нее может получиться. Не получится, ну, как бывает, снимают за плохую работу – снимем и ее. Но надо дать ей шанс попробовать.

Яковлев:

– Но вы ведь не разделяете ее политические взгляды?

Трапезников:

– Безусловно. Но оппонент – это гражданин нашей великой России, значит, у него есть свои взгляды. А общественное телевидение должно учитывать взгляды всего общества. Надо дать ей возможность поработать.

Яковлев:

– Ну, вот вспомнили Ксению Собчак, поговорим об оппозиции. Сергей Удальцов обещал нам 6 мая марш миллиона, но перед эфиром наш гость Валерий Трапезников сказал – марш миллиона на самом деле проводим мы 1 мая. Где, что, когда?

Трапезников:

– Безусловно. Профсоюзы с 1905 года начали проводить маевки, демонстрации, в годы большевизма мы собирались, правда, под другими лозунгами, потом пришла перестройка – более свободно мы стали выходить на митинги, сейчас выходим. Да, и по решению федерации независимых профсоюзов в каждом городке нашей великой России пройдут митинги, демонстрации. Так же, как в вашей Москве. Но здесь у вас, как говорится, будет разделение и по площадям – город большой – а вот, предположим, во многих областных центрах, в том числе, в Перми, идет мощный митинг, демонстрация. Мы пройдем по центральной улице, в одном из районов выступлю я перед рабочим активом, перед профсоюзным активом, а потом настрою их на деловой лад такой. У нас есть шикарные лозунги, те, которые министерство труда в новом правительстве, которое будет регулировать взаимоотношения между работодателями и наемными работниками. Дальше, поднять МРОТ обязательно, у нас в Пермском крае нет регионального МРОТа, в ряде регионов есть, тоже через заксобрания. Дальше – повысить зарплату на оборонных предприятиях, уменьшить зарплату работодателям, они иногда не отрабатывают в полной мере эту заработную плату. То есть, есть лозунги, которые жизненное необходимы нашему народу.

Яковлев:

– Вы сказали министерство труда. То есть, в новом кабинете министров Минздравсоцразвития нужно разделить. Я об этом даже откровенно, при встрече с Голиковой сказал, ей не очень это понравилось, но у нее своя точка зрения. Наши профсоюзники во главе со Шмаковым считают и мы считаем тоже, что нужно министерство труда. Оно есть в Америке, есть в ряде западных стран, у нас было, потом соединили, стал такой, мне кажется, это моя субъективная точка зрения, неуправляемый монстр. Голикова прекрасный министр, но и министерство труда, и министерство соцразвития, и министерство здравоохранения – это, по-моему, три стула, на которых она сидит.

Яковлев:

– Какое-то время вы сидите в кресле депутата – каковы ваши ощущения?

Трапезников:

– Нормальный парламент, намного культурнее, чем в Японии, на Украине.

Яковлев:

– А почему с Японией у вас ассоциация?

Трапезников:

– Потому что я несколько лет смотрел – там тоже очень и очень дерутся. Даже в Англии в парламенте тоже бывали такие случаи, а у нас вообще-то дума прекрасная. Есть оппозиция, есть «Единая Россия», которая чуть-чуть больше голосов. Им не нравится оппозиция, но я всегда говорю – если бы у коммунистов было бы побольше мандатов, чем у нас, они бы тоже немножко так себя вели вольно. Кто победил, тот и диктует музыку. Хотя мы учитываем и иногда единогласно голосуем – все фракции – по некоторым законопроектам и это прекрасно.

Яковлев:

– Нет, я ведь хотел узнать о вашем личном ощущении. Вы токарь с 49-летним стажем, в сентябре будет 50 лет. Вы работали токарем, а сегодня вы депутат Госдумы, входите в политическую элиту страны. Ваша жизнь не изменилась?

Трапезников:

– Не нужно забывать, что я уже почти 40 лет занимаюсь активно профсоюзной деятельностью. То есть, я работал на станке и в то же время я всегда был профсоюзным лидером в цехе, на заводе, в российском профсоюзе. То есть, я уже был. Также я был всегда в партии, потому что я считаю, что активная жизненная позиция – это значит, что тебе нужно вступать в партию. Я был в КПСС, но потом она исчезла. Дальше – был в «Отечестве» у Лужкова. Потом соединили – сейчас я в «Единой России» с первого дня, между прочим, а не как некоторые прибежали, когда это партия власти. А мы были, когда партия еще не была такой сильной.

Яковлев:

– Вы говорите о своей общественной деятельности. А вот ваши личные ощущения? У вас появилась служебная квартира, служебный автомобиль вы в любой момент можете вызвать…

Трапезников:

– Да вы что? Какой служебный автомобиль? Я пешком хожу, на метро езжу. Вот сейчас вы вызвали мне такси, я на ваши деньги приехал, потому что, если бы я пошел пешком, а рабочий день-то кончился…

Яковлев:

– А в метро к вам подходят, узнают?

Трапезников:

– Ну, были случаи.

Яковлев:

– И что говорят?

Трапезников:

– Говорят – хорошо, вы народный депутат. Мне метро нравится, удобно, быстро. В Москве пробки, правильно хотят часть правительственных зданий перевезти. Москва расширяется, давно пора. Нужно всех вывезти, оставить президента, премьера в Москве, а остальных всех за город.

Яковлев:

– Валерий Владимирович, вы человек из народа, вы символ того, как простой токарь стал депутатом Госдумы. Не кажется ли вам, что вы своим существованием в «Единой России» оправдываете жуликов и воров, которые находятся в этой партии?

Трапезников:

– Опять старая тема. Перед вами кристально чистый член партии.

Яковлев:

– В этом я нисколько не сомневаюсь. Но вами прикрываются люди…

Яковлев:

– Никто мною не прикрывается, воры есть везде. К сожалению, сколько существует человечество, столько лет и все воруют. Есть непорядочные люди. У нас в партии большинство порядочных людей. Есть богатые, есть бедные – ну что, такова жизнь.

Яковлев:

– Вам не кажется, что многие чиновники в какой-то момент дружно прибежали в «Единую Россию», чтобы найти местечко потеплее? Но они там сейчас и находятся…

Трапезников:

– Да, да. Но, думаю, что, как прибежали, так и убегут. А мы-то останемся, мы никогда не бросаем партию в трудную минуту.

Яковлев:

– Ходят слухи, что партию в скором будущем возглавит Дмитрий Медведев. Как вы к этому относитесь?

Трапезников:

– Ну, я не могу говорить за всех членов партии. Нас два миллиона. Я считаю, что у него несколько не левые взгляды, он все же тяготеет к праволиберальным взглядам. А «Единая Россия» все же, проголосовав за Путина, она еще раз доказала, что мы должны быть или центристской партией, но смещаться все-таки чуточку влево, чуть-чуть. Есть «Правое дело» Прохорова, пусть там СПС возрождается, да. Нам нужно быть где-то посерединке, но все же головку-то поворачивать к простому народу, а не к олигархам.

Яковлев:

– А вам кто ближе – Путин или Медведев?

Трапезников:

– Ну, такие провокационные вопросы… Это же ведь не женщины. Я уважаю как действующего президента, уважаю и как будущего президента – оба лидеры.

Яковлев:

– Я же не спрашиваю, кто вам больше нравится, я спрашиваю – кто вам ближе.

Трапезников:

– Ну, с точки зрения рабочего человека, конечно, Путин попроще. Он мне ближе. Медведев интеллигентный человек, я очень люблю интеллигентных людей, но вот как-то Путин попроще, рабочий класс его воспринимает как-то более понятно.

Яковлев:

– Дежурный вопрос. Путин у власти уже 12 лет.

Трапезников:

– А как этот вы считаете? Два по четыре – 8 лет. И все.

Яковлев:

– А премьер? Председатель правительства – это же ключевой пост.

Трапезников:

– Я с этим не согласен.

Яковлев:

– Давайте так. 8 лет он был первым лицом государства и еще 4 года он был вторым лицом государства. Не слишком ли долго человек находится на самом верху власти? Может, стоит отдохнуть?

Трапезников:

– Нет, нет. Молодой, энергичный, спортсмен. У нас был тоже президент не старый – Борис Ельцин – ну, сами понимаете. А этот нормальный, здоровый мужик, он должен руководить страной, опыт у него есть. Вы знаете, в чем дело? Легко говорить, что нужно поменять, но на кого менять? В данном случае я не вижу пока еще. Вот есть шанс у оппозиции нормально работать… Вот Прохоров – молодец, попытался, что-то получилось. Он как Миронова-то обогнал! Вот, есть шанс – раскручивайтесь, ребята, находите своих сторонников, партий будет много, соединяйте партии, идите в народ. Потому что оценку политической деятельности дает избиратель, простой народ. Вот это главное.

Яковлев:

– Когда вы с Путиным в последний раз общались? Вы же видный деятель, член Генсовета партии «Единая Россия».

Трапезников:

– 4 марта у меня была возможность поздравить его и пожать руку. Это было 30 секунд. Я пожелал ему успеха, он мне тоже, мы разошлись и больше наши пути никогда не сойдутся. Президент и рядовой депутат Госдумы – ну, зачем?

Яковлев:

– Сегодня вы так скромно говорите – рядовой депутат Государственной думы. А, может, посмотреть в будущее? Вы видите себя министром или, может быть, спикером парламента? Вот кем?

Трапезников:

– Вы должны понять. Депутат – это одно, избирает народ. Министр – все же нужно базовое образование, которого у меня, к сожалению, нет, хотя мне в этом комитете легко работать, потому что комитет по труду, социальным вопросам и делам ветеранов. Ветеран – это я. Трудовые взаимоотношения – я всю жизнь боролся на уровне и завода, и региона, и генерального соглашения – это все мое. Ну, если бы было министерство рабочего человека, то есть, какое-то бы подминистерство, где бы о рабочем классе заговорили – о профтехобразовании, о наставничестве, я бы мог быть советником. Советником я могу. Советником у министра труда на общественных началах – бесплатно…

Яковлев:

– Ваше видение будущего кабинета министров, вы что бы посоветовали Путину и Медведеву, который, вероятно, будет формировать кабинет министров, что изменить, что поправить? Кого обязательно убрать, например?

Трапезников:

– Ну, я не могу советовать президенту, я могу высказать свою точку зрения. Ну, вот я считаю как насчет Голиковой – нормальный министр, но не на своем месте. Может быть, вице-премьером поставить? Экономический блок? Я поразился, как она цифры знает, какая база у нее образовательная, какой опыт. Министром здравоохранения, я считаю, нужно поставить хорошего специалиста, который оперировал когда-то, чтобы знал нутро человеческое, потому что нам дается с вами одна жизнь, можно что-то где-то исправить… Министром обороны, я считаю, что нужно поставить героя чеченской войны Шаманова. Это моя точка зрения. Министром иностранных дел Лаврова оставить.

Яковлев:

– Министр образования?

Трапезников:

– Это вопрос сложный. Я думаю, может быть, Фурсенко поставить замом? Понизить. Но оставить. Идея есть. Ведь только дурак не ошибается. А вот здесь с Фурсенко нужно поговорить и оставить его первым заместителем. А вот министром просвещения, конечно, нужно посмотреть. Мне бы хотелось, чтобы министром просвещения все же был человек, который проработал много лет в школе. Потом бы вырос до директора школы, до проректора, ну, чтобы 20-25 лет он проработал бы простым учителем и желательно не в Москве, а в небольшом городке каком-нибудь.

Яковлев:

– Мы вначале вспомнили Ксению Собчак, вы предложили ее в руководители общественного телевидения, я хотел бы вернуться к оппозиции. Конечно же, это ваши оппоненты политические, возможно, кто-то враг…

Трапезников:

– У меня нет врагов. Как может быть врагом гражданин России? Мы должны быть вместе.

Яковлев:

– А есть ли те, кто вам импонирует? Ну, по-человечески? Из представителей оппозиции?

Трапезников:

– Очень много энергии у Удальцова. Я думаю, что можно его взять в министерство спорта.

Яковлев:

– Министром?

Трапезников:

– Нет, министром рано. У него же удаль есть такая, фамилия такая. То есть, молодежь бы он настраивал не пить, не курить, заниматься спортом. Ну, немножко отвлечь его, понимаете, а то он непрерывно то туда залезет, то сюда залезет. Думаю, таких людей надо использовать, их энергию, в нужном русле. Ну, молодой еще, переговорит. Я тоже когда-то ходил с длинными волосами, борода такая была – ну, хиппи!

Яковлев:

– А, может быть, кто-то еще?

Трапезников:

– Ну, Навальный поработал в Кировской области, чего-то не получилось, видимо, надо там конкретно чем-то заниматься. Вы понимаете, митинг – это одно. Конкретная работа – это другое. Вот, предположим, сейчас в Ярославле победил Урвашов – ну, как бы оппозиция, да. Но сейчас он будет сотрудничать и с партией, и с губернатором, потому что там проблемы – дороги, ямы, крыши текут – не до митингов, работать и работать. Я всем говорю – нужно работать. Через труд приходить к власти. Так вот, пусть Удальцов на заводе поработает, Яшин тоже на заводе поработает, у них же образование есть, пусть поработают с народом. На митинге это легко кричать, а вот когда план выполнить, не подвести завод, регион, государство – вот это главное.

Яковлев:

– Я хотел бы остановиться на сегодняшнем высказывании Собянина, который прокомментировал предложение бывшего главы МЧС, а ныне губернатора Московской области господина Шойгу о переносе столицы. Тот предложил ее перенести в центр страны. Собянин на это сказал, что это шутка. Вот как бы относитесь к этой инициативе. Стоит ли столицу переносить из Москвы в Сибирь?

Трапезников:

– Я в Москве очень много раз был за свою жизнь, сейчас живу постоянно на 5-летний срок. Конечно, такие пробки, которые существуют, и вот эта инициатива об увеличении границ Москвы, я считаю, что самая разумная. Переводить столицу очень сложно и дорого. А здесь вот просто Госдума переезжает, совет федераций переезжает, прокуратура переезжает, все органы переезжают и в Москве остается премьер и президент с маленькой резиденцией. И около думы огромная площадь, 2 на 2, площадь для митингов. Всегда, без всякой заявки или уведомления – хотим провести. Приезжают на автобусах и с шести утра до шести вечера – никаких проблем нет. Это будет московский Гайд-парк…

Ну, есть страны, Бразилия переносила, помните, да. Но все же это будет очень и очень сложно. Хотя Конституционный суд переехал в Санкт-Петербург, но это идея была в свое время еще при Хрущеве. Я-то помню, молодежь не помнит, министерство сельского хозяйства – в Краснодар, министерство угольной промышленности – или в Кемерово, или в Донецк. Министерство рыбного хозяйства – Мурманск. Эти идеи не новы, но это все сложно, конечно. А вот увеличение Москвы – это, я считаю, прекрасно. И самое главное – все чиновники не будут ехать на своих служебных авто в центр города, они 60-70 км от Москвы, подъедут, в овраге грязном поставят машины, их благоустроят, там машинки будут стоять, все нормально… Москвичи заслуживают лучшей жизни, потому что экология страшная… Вокзал перенести – вот это можно. В Париже есть такой вариант… На Комсомольской площади оставить один вокзальчик, там музей. И все транзитники приезжают, предположим, 150 км от Москвы или там 100 км, пересаживаются на те же поезда и никаких проблем нет. Вот это более дешевый вариант и более нормальный вариант. И в то же время есть пауза между поездами, экскурсионное бюро, автобусы, зарабатывают деньги, те же туристы, которые приносят в казну города деньги…

Яковлев:

– Так же сегодня ряд любопытных заявлений сделал избранный глава государства Владимир Путин. Касаясь вопроса привлекательности России для международных инвесторов, Путин отметил, что Россия должна войти в число стран не просто с благоприятным, а с наилучшим деловым климатом. Вы в это верите?

Трапезников:

– Ну, я вообще-то всегда верю людям, которые говорят с высокой трибуны… Другое дело, получится или не получится, но идея здравая. Я, конечно, не экономист, но я понимаю, что инвестиции нужны. Между прочим, неплохая идея по Дальнему Востоку, там же вообще-то отток граждан идет, там ведь населения не остается.

Яковлев:

– Вы сказали – я всегда верю людям, которые говорят с высокой трибуны. Путин никогда не ошибается?

Трапезников:

– Как и любой человек. Иногда не получается. Вот если у меня была сложная деталь, я впервые ее точу, естественно, я мог ошибиться, хотя я и старался… Металл не тот, резец плохой и т.д. То есть, иногда получается, что идея хорошая, но не получается. Но лучше что-то делать и ошибиться, нужно идти вперед, через ошибки. Я считаю, что получится.

Яковлев:

– Сейчас мы пару минут поговорим о Русской православной церкви. Разворачивается конфликт между Филиппом Киркоровым и представителями РПЦ. Прямо сейчас нами на связи протодиакон РПЦ Андрей Кураев. Как вы можете прокомментировать высказывание Филиппа Киркорова в ваш адрес?

Кураев:

– Пусть высказывается, дело-то не в этом. Не в том, что он про меня думает. А дело в том, что его поступок с суррогатным материнством не должен восприниматься, как допустимый с точки не христианской. Вопрос негативного отношения к суррогатному материнству – это одинаковая позиция и католической церкви, и православной. Нельзя за деньги становиться мамой, а потом отрекаться от материнства. Вот в чем дело. А Киркоров никак не может понять, что это дело не пиара, здесь вопрос именно этики и совести. Нельзя просто покупать детей. Суррогатное материнство, конечно, осуждается еще и потому, что все мы понимаем, что это способ приобретения богатыми гомосексуалистами игрушек на старости лет, когда им уже семью создавать в лом, они и раньше этого не могли и не хотели делать, а вот напоследок, когда уже перебесились, хочется побаловаться, еще и папами себя почувствовать. И вот покупают детишек. Вот очень не хотелось бы, чтобы такой прецедент появился бы в России и люди стали бы считать, что это нормально и, оказывается, можно при этом считать себя христианином. Нет, нельзя. Надо выбирать – или радость от ощущения себя христианином и реальное соучастие в жизни с Христом, или же вот такого рода баловство.

Яковлев:

– Киркоров назвал вас комиком, а вы в ответ написали следующее – «и не боится ведь сей фиктивный муж Пугачевой, что я в рифму могу назвать его …». Как вы считаете, может, не стоит так представителю РПЦ, столь уважаемому, как вы, спускаться уже до такого уровня дискуссии?

Кураев:

– Да просто мне не хочется, чтобы Киркорова уважали. То, на что я намекаю, это секрет полишинеля. Она об этом знает. Почему об этом надо молчать? Киркоров просто уже однажды поиздевался над таинством брака – тот цирк, который он с Пугачевой устроил в Иерусалиме. Зачем же еще издеваться над остальными таинствами церкви?

Яковлев:

– Ваше отношение к молебну, который состоялся в воскресенье у Храма Христа Спасителя? Его стоило проводить?

Кураев:

– Ну, знаете, с точки зрения церкви, молитва – это всегда хорошо. Люди получили определенную радость, ощущение того, что есть некие общие святыни у нас. Плюс к этому там же совершенно… в этой молитве, где люди говорили о том, что мы понимаем, Господи, что это наши, ты допустил поругать твои храмы, потому что наши храмы это его храмы. В конце концов, от бога зависит, кого он туда впустит, а кого нет. И если Господь впустил в мой храм хулителя, значит, это что-то значит, в моих отношениях с моим богом что-то не вполне так, если столь горькое лекарство богом мне было прописано. Вот эта мысль очень ярко звучала в нашей молитве.

Яковлев:

– Патриарх Кирилл в проповеди у Храма Христа Спасителя сказал – среди нас есть предатели в рясах, которые говорят, зачем, мол, собираться здесь на молебен? Вы с этим высказыванием согласны?

Кураев:

– Я не могу понять, что именно и кому этими словами хотел сказать патриарх. Честно говоря, пока я этого не понимаю, никаких комментариев пока не последовало со стороны пресс-службы…

Яковлев:

– То есть, вы считаете, что святейшему Патриарху Кириллу не стоило произносить эти слова?

Кураев:

– Нет, я так не считаю, потому что я не патриарх и не мое дело давать патриарху советы и оценки. Просто я бы хотел услышать наиболее авторитетное истолкование, о чем шла речь, потому что такое часто бывает, и со мной, в том числе, когда я вижу, что вот я чего-то сказал, а люди поняли это не так, как мне бы хотелось и приходится потом мне к этому возвращаться – нет, нет, я в другом контексте эти слова говорил… Я очень хотел бы услышать пояснения…

Яковлев:

– Валерий Владимирович, что-то с РПЦ происходит? Или это спланированная атака на них, или там есть проблемы? Ваше личное отношение.

Трапезников:

– Я, к сожалению, вырос в то время, когда не крестили детей, я не крещенный. Когда строят храм, я подхожу, смотрю – и все. То есть, я очень далек от религии, к сожалению, но так уж сложилась моя жизнь. И комментировать я не могу, потому что это не моя тема.

Яковлев:

– Спасибо большое. У меня последний вопрос. Вы себя ощущаете счастливым человеком?

Трапезников:

– В какой-то степени да. Потому что я уже дожил до моих лет, при средней продолжительности, к сожалению, жизни мужчин 59 лет, я уже счастлив, у меня есть дочь, есть внуки, жена. Ну и политическая карьера у меня тоже сложилась довольно-таки удачно. Меня народ Пермского края через «Единую Россию» избрал депутатом Госдумы – спасибо им!

Яковлев:

– Спасибо большое. Это был Валерий Трапезников, депутат и токарь с 49-летним стажем. Всего доброго!

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ