2016-07-14T10:30:19+03:00

Екатерина Мцитуридзе: «У нас сейчас кино для широкого потребителя - фастфуд - очень низкого качества. И нет фильмов уровня того же «Аватара»

Привлечь мировой интерес к отечественному кино - тяжелая задача [радио КП и телеканал «Комсомольская правда»]

00:00
00:00

В гостях у радио КП и канала «Комсомольская правда» телеведущая, генеральный директор Роскино Екатерина Мцитуридзе и кинокритик Стас Тыркин обсуждают, почему привлечь интерес к русскому кино в мире – это тяжелая задача.

Тыркин:

- Здравствуйте! У нас в гостях Екатерина Мцитуридзе, телеведущая, генеральный директор Роскино и прочее.

Мцитуридзе:

- И любитель животных. Я не могу оторваться… (Екатерина гладит Кику – биггля Стаса Тыркина. – Ред.)

Тыркин:

- Ведущая Первого канала. Редактор газеты «Variety Russia». Мы сегодня будем обсуждать Московский кинофестиваль, а точнее, некое его ответвление, которое впервые в этом году происходит. Катя все это ответвление инициировала.

Мцитуридзе:

- Два года мы добивались этого. Задумали и благодаря Роскино, тому, что все срослось, и Московский кинофестиваль был готов к кинорынку.

Тыркин:

- Эта вещь называется DOORS (Digital October Official ROSKINO Screenings. – Ред.). И это проект, согласно которому в Москву приедут ведущие американские прокатчики. Дистрибьютеры кино. Они увидят русские фильмы и, возможно, заходят приобрести оные для показа в Америке.

Мцитурудзе:

- И мы для этого прилагаем все усилия. Идея у меня родилась два года назад на одном из каннских кинорынков. Мы встречались с директрисой кинорынка Мирьям Арабе. Я жаловалась, что нам очень сложно с русским кино. Наши друзья приезжают и получают призы, но это как-то не системно. От фестиваля к фестивалю что-то случается, всплеск…

Тыркин:

- И приз тоже не гарантирует…

Мцитуридзе:

- Это никому не гарантировано. Но не системно. И она сказала, что почему бы не сделать, что сделала «Юни Франс» в Париже эти «Рандеву». И я поняла, что это замечательная идея. И когда мы уже стали работать с Роскино, я сразу же эту идею озвучила на конференции. У нас была конференция «Перезагрузка системы продвижения». Там был Сильянов Сергей, Константин Эрнст. Идея была сильно поддержана. Все сказали, что они готовы предоставлять свои фильмы, помогать мне с некоторыми своими связями и знакомствами. И Леонид Верещагин, который тоже присутствовал, он сказал, что надо делать кинорынок вместе с Роскино. «Привлекайте международников». Я включилась с присущим мне энтузиазмом. Но поняла, что расширенный и большой рынок – это невозможно, не имея отдельную и большую команду, которая в течение года делает только кинорынок.

Мы решили с Верещагиным, что впервые делаем этот кинорынок. Кстати, он будет передвижной. Он не будет только на Московском, будет на разных площадках. Но мы начинаем с Московского. Надеюсь, он пропишется там регулярно. Но это не значит, что он не может проводиться в других местах. И мы решили, что сфокусируемся в этом году на Северной Америке. Потому что мы уже рассказывали читателям «Комсомолки», что мы учредили кинокомиссию в Лос-Анджелесе. Это официальная кинокомиссия, представляющая интересы российского кино на территории Штатов. Это международная ассоциация кинокомиссий. И благодаря этой комиссии, Элеоноре Граната, она восемь лет работала отборщиком Венецианского кинофестиваля, сейчас закупает фильмы для многих компаний, помогает выбирать. Она представляет наши интересы там. Как и Сергей Рахлин, член «Золотого Глобуса», он является нашим представителем.

Любое учреждение – это люди. Это человеческий фактор. И благодаря этим людям, моим накопившемся связи, за многие годы… 16 лет, стыдно сказать, с разных сторон, как журналист, занималась продвижением. Практически с самого рождения, поскольку нам всегда 16…

Мы собрали очень сильную команду дистрибьютеров. «Фокс Сёрчлайт Пикчерс», «Сони Пикчерс классикс», Эн-би-си, Эй-би-си, потому что мы так же и телевизионных закупщиков пригласили. У этих людей огромные возможности и они могут на будущее инициировать некие проекты, которые будет интересно покупать. У меня с ними сейчас идет бурная переписка, потому что часть фильмов они уже посмотрели. Я не буду говорить, что им понравилось, а что нет, их мнение очень репрезентативно.

Тыркин:

- Уж скажи…

Мцитуридзе:

- Не смогу, потому что это неправильно будет. Они посмотрели часть фильмов, потому что у нас получилось 22 фильма собрать. И я боялась, что им будет тяжело все это вместе в Москве в течение трех дней смотреть. И часть фильмов мы им выложили. Создали такую платформу. Им очень удобно. Они заходят, выбирают тот фильм, который считают нужным посмотреть в этот момент. Смотрят. И делятся с нами впечатлениями. Конечно, большинство фильмов они посмотрят в Москве. Фильмов 10-15. Они часть посмотрели и у них есть некое представление о том качестве, которое есть. Качество очень разное. Я не скажу, что собрала 22 шедевра.

Тыркин:

- Из просто нет. В природе не существует…

Мцитуридзе:

- Но я постаралась собрать 22 интересных фильма. С разных точек зрения.

Тыркин:

- Если суммировать впечатление, что их заинтересовало?

Мцитуридзе:

- У них очень разные мнения. Вчера один из просмотревших написал мне пространное письмо. И, более того, сделал статистику русских фильмов в прокате в Америке.

Тыркин:

- Ну-ка!

Мцирудзе:

- Он написал, что у фильма «Русский ковчег», как ни странно, Сокурова. 3 миллиона. Для артхаусных фильмов это невероятный успех.

Тыркин:

- А «Дозоры»?

Мцитуридзе:

- А прокатом его занималась компания Ричарда Лорбера. Он тоже приезжает в Москву.

«Дозоры» прокатывал «Большой Фокс». Мы брали арт все-таки. «Дозоры» - это пример не совсем правильный для статистики. Он погрешен. Потому что «Дозоры» прокатывал «Фокс». Это была большая и масштабная история.

«Дозоры» хорошо заработали. Но им не хватало… Там раскрутки не было достаточной. Если бы «Фокс» туда вложил душу, как он свои проекты раскручивает, родные…

Тыркин:

- Это первый или второй?

Мцитуридзе:

- По-моему, второй.

Тыркин:

- А первый меньше?

Мцитуридзе:

- Не помню сейчас статистику по «Дозорам». Но «Дозоры» и в России, и в международном прокате собрали больше, чем на территории Северной Америки.

А второй человек из другой компании, очень большой и престижной, это Эн-би-си. Огромный канал, компания и производство. Он написал, что ему ближе фильм «Шпион», что это великолепный образец жанра, но хорошо бы в нем играл какой-нибудь англоязычный актер. Это помогло бы раскрутить его на территории Штатов. С другой стороны, он очень похвалил выдающиеся актерские способности Федора Сергеевича Бондарчука, что тоже было приятно слышать. Но он сказал: мы будем думать. Это не то, что приедем и будем покупать.

Это из того, что я могу сказать. Разные мнения. Я одинакового два раза не слышала. Вроде около сорока человек из одной страны и с одного рынка. У всех совершенно разные мнения. Ричард Лорбер, который славен тем, что прокатывал Сокурова, у него 50 русских фильмов в библиотеке, начиная от Эйзенштейна и заканчивая разными другими более современными режиссерами. И не только российскими, но и европейскими, азиатскими. Ричард отметил фильм «Жить». Он сказал, что потрясен глубиной этого фильма. И он совершенно не понимает, как его раскручивать. Он сказал, что это выбивается из всего, что мы видели за последнее время.

Кто-то отмечал фильм «Кококо». Сказали, что это сегодняшняя Россия. Я не стала спорить, потому что этот взгляд Дуни Смирновой на Россию очень интересный.

Мы сделали все, чтобы им было здесь комфортно.

Тыркин:

- Новый фильм Сокурова «Фауст» имеет?...

Мцитуридзе:

- Нет. Мы не смогли его включить. Мы обращались к компании, которая прокатывает его. «Фильм Бутик». Мы с ними имели опыт работы в Италии, помогали продажам в Италию. Компании «Арчибальд», которая представляла Сокурова в Италии. Но «Фильм Бутик» сказали, что они на финальной стадии с Америкой в заключении договора. Так же, как и с Лозницей. «Матч Фэктори» тоже хотели нам дать, а в процессе сказали, что у них практически подписан договор.

Тыркин:

- Фильмы, которые прозвучали на крупнейших…

Мцитуридзе:

- Им легче, конечно. Им проще.

Тыркин:

- Хотя в российском прокате все наоборот.

Мцитуридзе:

- Посмотрим. И получается, что у нас очень сильный состав фильмов. По сравнению с тем, что вообще делается в русском кино. Мы посмотрели… Для очистки совести я посмотрела около 120 фильмов. Решила все посмотреть. Мне было интересно составить мнение. Мы иногда снобируем и говорим, что это ужасно. А мы не видели это «ужасно». Мы говорим с чьих-то слов.

Я посмотрела все это «ужасно». Это не ужасно, а ужасно-ужасно! Как в известном анекдоте. Поэтому считаю, что те картины, которые назвала, это все фильмы, которые мы представляли в Канне в рамках программы «Русское кино»: «Кококо», «Жить» Бориса Хлебникова, «Пока ночь не разлучит». Это фильмы несколько из прошлых лет. И мы включили «Бумажный солдат», потому что я считаю, что это большой образец авторского кино. И выяснили, что он не продан. Никуда. Хотя у него был фестивальный успех, и он получил приз за режиссуру в Венеции. Алексей Герман-младший. И Артем Васильев сказал, что было бы здорово включить его. Хотя у фильма иностранный дистрибьютер. Мы заключали договор по-моему с французским дистрибьютером. Или с немецким. Он имеет мировые права на эту картину.

Тыркин:

- У русского кино кто основной потребитель на Западе? Может, это совсем не американец… Может, это египетский зритель

Мцитуридзе:

- Мне кажется, малазийский и египетский зритель любит американское кино, как его любят во всем мире, потому что он приучен. А русское кино любит та русская прослойка синефилов и киноманов, фестивальных зрителей. Но наша задача расширить этот круг. И выйти из этого узкого гетто. Это не получится ни за один кинорынок, ни за два, ни за три, ни за десять. Это получится системно, годами работы.

Тыркин:

- Я смотрю фильмы по работе. Отбираю немецкие фильмы, в частности. «Джомани филм», как и у французов, все это есть. Библиотеки. Это невозможно! Это как ставить камеру и снимать с экрана компьютера.

Мцитуридзе:

- В целом процветает пиратство. Эти фильмы, которые могли бы быть доступны в этой библиотеке, они уже гуляют просто…

А поскольку у нас нет защиты интеллектуальных прав, в этом смысле непаханое поле работы.

Будет еще круглый стол, на котором будет все эти проблемы обсуждаться. Мы назвали это все красивым словом «саммит», потому что «круглый стол» ужасно надоело. И саммит – немного пафосно, но зато красиво. И соответствует уровню людей. Все эти люди будут участвовать. Владельцы, гендиректора, президенты компаний. Проводит Сидни Ливайн – это один из лучших специалистов по консультированию, по независимому продюсированию. И Эн Томпсон. Она ведущий журналист Америки. Она ведет самый популярный блог на сегодняшний день. И они вдвоем с участием американских дистрибьюторов, а так же наших русских продюсеров. От Сергея Сельянова, Игоря Толстунова, Темы Васильева или Романа Борисевича до молодых, как Лена Степанищева, которая за сто тысяч долларов сняла прекрасный фильм Бориса Хлебникова и других. И студенты ВГИКа. Мне было важно пригласить студентов ВГИКа. Мы работаем с компанией «Проф Синема». Мы с Ниной Рамадановской решили, что она охватит, пригласит ребят, которым, действительно, интересно не просто прийти и потусовать, но и извлечь выгоду. Очень важно встретиться с этими людьми. Это большой шанс. И просто узнать, как это бывает. И какие у них шансы. Они могут за маленькие деньги снять интересное кино и иметь возможность его продвинуть. Как это произошло с Таей Игуменцевой, которую мы взяли в наш альманах «Глобал Рашнс», мы тогда с тобой разговаривали… Ее пригласили в «Синефондасьон», в жюри. И она получила главный приз. И Жиль Жакоб сказал, что это один из лучших фильмов, который он видел на фестивале.

Тыркин:

- А дальше что?

Мцитуридзе:

- У нее прекрасный сценарий. Мы сейчас пытаемся с этим сценарием тоже как-то работать.

Тыркин:

- Как ты думаешь, есть опасность, что русские производители кино сделаются несколько развращены этим вниманием?

Мцитуридзе:

- Разумеется, нет. Это хороший шанс. И, думаю, они все понимают это. И это шанс не мой и не нашей компании. Это шанс всего кино. У нас подготовлены юристы со знанием международного права в авторской сфере. У нас прекрасные англоязычные гиды. И эти юристы прекрасно владеют английским. У нас все готово чтобы вести насыщенные деловые переговоры. И попытаться продать им это кино.

Три дня они смотрят в Москве кино. Кроме того, что мы их красиво ужинаем, это абсолютно… Без цыган, без плясок, абсолютно деловые ужины. Там же будут присутствовать русские продюсеры. Они будут общаться в неформальной обстановке. Потом они едут в Санкт-Петербург. Два дня. Я вчера вернулась оттуда. Мы организовали для них прекрасный тур. Полтора дня: они приезжают 25-го и 26-го вечером уже уезжают. Отель «Астория». Причем, все пошли нам навстречу. Нечеловеческие скидки сделали.

«Красный Октябрь» - наши партнеры. И их территория, которая называется «Диджитл октобер». Это центр, который создал Михаил Абузов. Мультимедийный. Это великолепный, думаю, лучший центр в России и в Москве. Там все, чтобы проводить такого плана мероприятия. Притом, что там даже есть конференц-зал на триста мест, где мы будем проводить круглый стол.

Тыркин:

- Я бы вцепился в эту программу и сделал бы ее официальной.

Мцитуридзе:

- Посмотрим сначала, как это будет.

Тыркин:

- Потому что все мечтают о рынке.

Мцитуридзе:

- В любом случае это наш кинорынок, который будет передвижной, кочевой. От слова «передвижники» - одно из моих любимых направлений в русской живописи.

Тыркин:

- А куда ты его дальше?

Мцитуридзе:

- В следующий раз мы едем в Венецию. Мы уже подписали договор с новым оргкомитетом Венецианского фестиваля, с новой дирекцией. Даже с дирекцией биеннале всего, это более крупная организация. Там был господин Барбера – новый президент фестиваля. О том, что мы представляем в Венеции. В Венеции кинорынок открывается впервые в этом году.

Тыркин:

- Там же места нет. Где ты там будешь что показывать?

Мцитуридзе:

- Не я буду показывать. Они открыли кинорынок. Они с этого года открывают кинорынок. Они предоставили нам разные возможности, где мы можем размещаться. Это все происходит в «Эксельсиоре», на третьем и первом этажах. В этом году у них будет не такой рынок, как мы привыкли в Канне или в Пусане. Но они просто очень были лояльны к нам и сказали, поскольку мы в первый раз проходим, и они только открывают кинорынок, они сказали: если вы с первого года у нас представитесь… Более того, они сами предложили, не то что мы их уговаривали: мы создадим для вас специальные условия. И там мы будем показывать эту же программу, сделаем скрининги для европейских дистрибьюторов. В октябре вся эта программа благодаря нашей кинокомиссии во Владивостоке, которая теперь партнер с «Роскино», она поедет в Пусан, Александр Далуда лично отвезет всю эту программу в Пусан. Кто-то поедет из Роскино тоже. Мы в это время будем в Москве готовить неделю русского кино в Лос-Анджелесе. Следующий DOORS будет в Лос-Анджелесе сразу после американского кинорынка. Венеция, Пусанский кинорынок, АФМ. Но коллекция будет пополняться. Сейчас эти картины. Скоро завершит фильм Борис Хлебников, следующий фильм «Долгая счастливая жизнь». Скоро будет завершено несколько других картин. Великолепный фильм Константина Лопушанского, например, «Роль». Мне несколько дней назад позвонил Михаил Трофименко – наш друг и соратник из Питера, и он сказал, что одно из лучшего, что он видел за долгое время.

Тыркин:

- Боязно даже представить.

Мцитуридзе:

- Это серьезная рекомендация для меня. Фильм Ринаты Литвиновой, мы успели его включить, она успела титры сделать к Московскому фестивалю. Мы тоже ее включили в DOORS. Пока отзывов не слышала, думаю, они все ее будут смотреть уже в Москве.

Тыркин:

- Какое оживление происходит на кинорынке русского кино.

Мцитуридзе:

- Это не оживление. Это просто инициирование того, чего не было. Этого не было. Это такая ниша, где еще много-много предстоит сделать. Роскино – это единственная компания, которая имеет государственный статус. Но я также приветствую, что и другие компании занимаются. Муссируется в кинообществе слух, что почему Фонд кино имеет международный отдел, они занимаются и Роскино. А я считаю, что пусть они занимаются. Чем плохо то, что есть «Москоу бизнес-сквер»? Они покажут фильм, они продадут кино. Это неплохо. Другое дело, что государство должно поддерживать системно одну компанию. Разумеется, это наша компания. Потому что нам 90 лет через два года. А другое дело, что они делают «Москоу бизнес-сквер», привозят интересных людей, проводят круглые столы, семинары. Это тоже интересный формат.

Тыркин:

- Странно, что в России всего по паре. А с другой стороны, конкуренция никогда никому не мешала.

Мцитуридзе:

- Просто должно быть понятно, что есть одна компания, которая государственная, некая на ней нагрузка лежит. Продвижение всегда связано с некой государственной идеологией в хорошем смысле. Чтобы показать, что Россия – открытая миру страна. Почему и DOORS. Прекрасно, что международный отдел фонда занимается «Москоу бизнес-сквер» и привозит интересных людей, делает круглые столы, семинары. Кинокомпания «Рок» Алексея Учителя, тоже есть международный отдел, они тоже интересно работают, есть интересные инициативы, мы с ними сотрудничаем. Так же, как и с международными отделами других. Везде, где есть хороший опыт, мы со всеми стараемся работать. И открыты телекомпаниям, таким как ВГТРК или Первый канал, или ТНТ. Мне очень приятно, что мы от ТНТ получили интересные разные предложения о том, как продвигать их продукт. Это коммерческое кино, которое тоже имеет место.

Тыркин:

- Больше шансов у российского кино за рубежом какого – коммерческого или авторского? Один из кассовых феноменов – фильм Сокурова.

Мцитуридзе:

- Я считаю, что это вопрос, связанный с человеческим фактором.

Тыркин:

- Ты не считаешь, что наш мейнстрим абсолютно вторичен по отношению к американскому, поэтому им могут быть интересные авторские вещи?

Мцитуридзе:

- Безусловно. Я согласна, что он вторичен. Большинство фильмов. У нас мейнстрима-то и нету. У нас есть некое кино для широкого потребителя – фастфуд – очень низкого качества. А мейнстрима у нас как раз нет. У нас нет фильмов уровня того же «Аватара», это смешно сейчас вспоминать. У нас нет фильмов уровня…

Тыркин:

- Никакого уровня…

Мцитуридзе:

- Мне неловко называть Кристофера Нолана или братьев Коэнов, которые собирают грандиозные кассы, или Дэвида Финчера. Но я имею в виду…

Тыркин:

- Если бы сейчас были Рязанов, Гайдай и Данелия, вполне это можно было бы…

Мцитуридзе:

- Если бы они творили, как в молодости. Возможно, да.

Тыркин:

- Они вполне могли бы иметь место.

Мцитуридзе:

- Есть режиссеры, просто надо инициировать некую новую волну. Это тоже от нас очень сильно зависит. Молодые режиссеры, 8 фильмов мы представили в Каннах в рамках павильона. Каждый из них уже приглашен на фестиваль. Даже четверо из них – Сергей Сельянов и Алексей Учитель предложили. И Арсен Готлиб просматривает одного из них, чтобы дать снимать полный метр. Константину Колесову, фильм «Аниматор» 11 минут, уже сделали конкретное предложение с большим бюджетом, полнометражный фильм. Их просто надо выводить. Они есть. Надо их подталкивать, чтобы они были. У нас слишком замкнутая система, слишком клановая система, слишком блатная. Поэтому это тоже, наверное, неплохо, пусть клан поддерживает клан. А мы будем помогать тем, у которых нет клана. Мы просто будем помогать новым ребятам, чтобы они пришли, их услышали. Это лоббирование национального кино, молодой поросли. То, что делает Синефондасьон, это любимое детище Жиля Жакоба, он для этого и создал. Вторая программа «Ателье», где он открывает молодых. У них три программы. Короткий метр отдельно. На одном Каннском фестивале. Это не считая, что «Золотая камера» их оценивает. У них огромное количество дебютов. У них всегда 6-7 дебютных фильмов в год в конкурсе.

Тыркин:

- Во втором. В первом не было.

Мцитуридзе:

- Может быть, в этом году не было, а в прошлом году было около 8 дебютов.

Тыркин:

- Дебютантам вообще трудно приходится.

Мцитуридзе:

- Но это очень важно, согласись.

Тыркин:

- Все рвут на части.

Мцитуридзе:

- Это и поменяет тот климат и ту атмосферу, о которой ты говоришь, что нет того, нет этого. Если сидеть и ныть, ничего не получится.

Тыркин:

- Мы здесь не ноем.

Мцитуридзе:

- Я имею в виду людей, которые говорят… Я читала мнение Кирилла Разлогова в «Вечерней газете». Он так пропиарил наше мероприятие совместное с Московским фестивалем. Он сказал, что вот у нас интересная новая площадка… Таким образом он подвел к их любимой теме, что нужно делать фестивальный дворец. Что в принципе верно. Фестивальный дворец всегда хорошо, чем его отсутствие. Но дальше он сказал: правда, я не очень понимаю, в чем смысл этого всего, будет ли это иметь смысл. Прекрасный настрой. Мы из сил выбиваемся, чтобы это сделать, чтобы привезти этих людей. Это стоило таких колоссальных нервов, колоссального количества переговоров. Я думаю, если посчитать, тысячи и тысячи e-mail, я вела переписку, мои сотрудники, Элеонора, которая в Америке. Такой настрой – это довольно для меня… это не скепсис здоровый, это как раз такое ощущение, что мы ездим на фестивали с 60-х годов, это мы открывали российское кино.

Тыркин:

- Вы станете частью ММКФ, и будет совершенно другой.

Мцитуридзе:

- Мы и есть часть ММКФ. И Леонид Верещагин именно так нас поддерживает. Верещагин, будучи умным, прогрессивным и прагматичным политиком в сфере кино, он прекрасно оценивает это все и очень нам помогает. А что касается Кирилла Эмильевича, я ему благодарна, что он упомянул это. Любой пиар очень подходит. Но я хочу сказать, что эти люди, которые ездили на фестивали, начиная с 60-х годов, немножко ревниво относятся к тому, что сейчас пришли новые люди и тоже занимаются международной политикой российского кино.

Тыркин:

- Их тоже можно понять.

Мцитуридзе:

- Давай мы так не будем себя вести, когда нам будет столько же лет. Мы будем рады, когда будут приезжать молодые журналисты. Давай загадаем. Мы будем лояльны, дружелюбны, будем помогать всем. Андрей Плахов или Петя Шепотинник только помогали и до сих пор помогают. Люди разные. Я вчера дважды летала в Питер. Какие-то вещи надо смотреть на месте. Я посмотрела экскурсионную программу. В Питере они не смотрят кино, они отдыхают, едут в Петергоф, идут на «Спящую красавицу». Владимир Кехман сделал нам бесплатные приглашения на «Спящую красавицу» с Леонидом Сарафановым.

Тыркин:

- После просмотра 11 российских фильмов…

Мцитуридзе:

- Им нужно что-нибудь возвышенное и красивое. Финансирование от Министерства культуры мы до сих пор не получили. Министерство культуры в логотипах, на каждой бумаге, на каждом пресс-релизе: «При поддержке Министерства культуры».

Тыркин:

- Может быть, задним числом?

Мцитуридзе:

-Я надеюсь, что это когда-нибудь случится. Но новый министр пока, наверное, разбирается с тем наследием, что оставил старый министр. Я надеюсь, что все это разберется.

Тыркин:

- С фильмами, которые нужно срочно запретить.

Мцитуридзе:

- Нам помогли люди, которые не имеют никакого отношения к кино. Наши друзья «Газпромэкспорт», которые сказали, что если у вас нет денег, мы сейчас вам поможет. А вы где-нибудь скажете, что мы тоже занимаемся…

Тыркин:

- Какие у вас хорошие друзья.

Мцитуридзе:

- У нас хорошие друзья. Это вся аудитория моей программы. Люди, у которых есть доверие к тому, что я рассказываю о кино. И они сказали: вы нас тоже не забывайте, потому что мы тоже занимаемся хорошим делом – экспортируем газ. И «Аэрофлот». Я лично хочу сказать огромное спасибо Виталию Савельеву и Вадиму Зингману – это генеральный директор и вице-президент компании. Они сделали нам просто невероятное. Они сделали нам 50 % скидки на перелет бизнес-классом. Благодаря во многом этому это случилось. Если бы не бизнес-класс, они бы не полетели. Это люди, которые не летают эконом-классом. Не потому, что у них звездная болезнь, а потому что у них много работы, они должны летать в комфортных условиях. И у части из них есть личные самолеты. Мы им сделали бизнес-класс. Это помощь, которую я запомню на всю жизнь. Мне приятно, что они предложили нам сотрудничество на все дальнейшие наши проекты. Очень хотелось, чтобы Министерство культуры поддерживало тоже. И Министерство иностранных дел – все визы, это все делалось при огромной доброй воле МИДа. Лично господина Денисова и господина Лаврова.

Тыркин:

- Всем до свидания.

Мцитуридзе:

- Вам спасибо большое.

Тыркин:

- Привлечь интерес к русскому кино – это тяжелая задача. Надеюсь, что у тебя все получится.

Мцитуридзе:

- Будем работать.

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ