2016-07-14T10:30:19+03:00

Наказание за выезд на встречку хотят смягчить

Законодатели предлагают в первый раз прощать водителей, выехавших на чужую полосу движения

00:00
00:00

В прямом эфире радио и телеканала КП координатор движения «Общество синих ведерок» Петр Шкуматов, заместитель председателя Комитета Госдумы по транспорту Сергей Тен, журналист «Комсомольской правды» Андрей Гречанник и ведущая Елена Афонина спорят, насколько вырастет количество аварий со смертельным исходом, если принять новые правила.

Афонина:

- В рамках программы «Я – против» мы обсудим важные темы нашей жизни. И выберем мы одну, которая касается автомобилистов. С 1 июля повысились штрафы за нарушение правил дорожного движения. Но не об этом пойдет речь, а о смягчении, как это ни удивительно. Госдума приняла в первом чтении поправки в Кодекс административных правонарушений, устанавливающие введение штрафа за выезд на полосу встречного движения, совершенный водителем в первый раз. Итак, что это означает? Выезд на встречку теперь возможен, заплатил деньги и дальше можешь спокойно ехать? Или есть здесь какие-то тонкости?

Петр, вы поддерживаете эту инициативу Госдумы? Вас это не страшит?

Шкуматов:

- Вообще меня это шокировало. Мне кажется, отдельные люди в партии «Единая Россия», которые протащили эту поправку, а конкретно товарищ Лысаков, мне кажется, не дружат с головой. Я поясню. Все дело в том, что встречка - это самое опасное место на дороге. На встречке каждое третье ДТП заканчивается гибелью людей, а каждое второе ДТП заканчивается тем, что в одной из машин остается калека, инвалид. И не всегда это виновник ДТП. Человек может спокойно ехать в левом ряду и словить себе какой-нибудь большой черный джип, который сказал: фигня, 4 тысячи рублей.

Более того, мы это уже проходили. В нашей стране какое-то время назад наказание за езду по полосе встречного движения было вообще чисто символическим. И гибло на встречке людей если не на порядок больше, чем сейчас, то в разы больше точно. И только водители привыкли к тому, что встречка это запретная территория, не надо туда выезжать… Кто-то не выезжает из-за того, что это дорого, с гаишниками разбираться. Кто-то не выезжает, потому что это опасно. Кто-то не выезжает по другим каким-то мотивам, но так или иначе, слава богу, встречка освободилась от всяких нехороших людей.

И вот тут – бац! – приплыли. Что это? Получается, что весь прошлый опыт ушел насмарку, вся многолетняя работа тоже пошла насмарку. И одним движение пера сейчас «Единая Россия» просто, по сути, обрекает на смерть тысячи людей (правда, в растянутой перспективе).

Один раз на встречу – что это означает? У нас 60 миллионов водителей. Это означает, что 60 миллионов водителей могут 1 раз выехать на полосу встречного движения. Поскольку у нас ловится на дорогах каждое 200-е правонарушение, эти 60 миллионов встречек превращаются в 12 миллиардов встречек. 12 миллиардов встречек, если мы посмотрим на вероятность попасть в ДТП на полосе встречного движения, это около 12 миллионов аварий. И теперь делим на 3. Мы получаем огромное количество жертв, которых одним росчерком пера взяли и хотят сделать. Конечно, я категорически против.

Афонина:

- Сергей Юрьевич, вы не согласны с Петром?

Тен:

- Я объясню логику. Безусловно, выезд на встречную полосу – это, наверное, одно из самых жестких, что ли, правонарушений. Конечно, пресекаться такие правонарушения должны достаточно жестко. Но мы не говорим о том, что это ослабление. Мы говорим о том, что если впервые совершается это правонарушение, то не вводятся максимально жесткие санкции в виде лишения прав. Мы говорим о том, что у нас существуют разные дороги, мы живем не только в Москве, не только в Санкт-Петербурге, мы живем еще в огромном количестве деревень, муниципалитетов и т.д., где такого движения нет. Безусловно, есть разные точки зрения на инициативу моего коллеги по Государственной Думе Вячеслава Ивановича Лысакова. Безусловно, я с уважением отношусь к позиции Петра. Конечно, тут можно использовать некий опыт, который у нас в стране был. Я всегда привожу в пример, допустим, ситуацию, когда мы летали и курили в самолетах. Я не курю, но часто так раньше бывало, когда все курили в самолетах. Сейчас представить человека, который курит в самолете, нонсенс. Мы привыкли к этому. Именно благодаря тому, что жестко начали подобную ситуацию контролировать.

Поэтому, наверное, такой жесткий подход к контролю за выездом на встречную полосу, он точно так же отбивает желание, как людей заставили пристегиваться в конечном итоге. Сейчас практически все пристегиваются за рулем. В данной ситуации, наверное, это было бы правильно. Но я еще раз хочу сказать, что логика следующая. Дороги разные, движение разное. Поэтому для дорог, где не такое насыщенное движение, и была введена подобная норма, подобное предложение.

Афонина:

- Исходя из этой логики, у нас и законы должны быть разные. Если вы живете в Москве, то для вас один закон, если вы живете в городе Выкса, для вас другой закон. Я не очень улавливаю. Или мы живем в едином правовом поле, или мы делаем скидку.

Тен:

- Мы живем в едином правовом поле, но мы не говорим о том, что это послабление. Мы говорим о том, что первый раз мы не лишаем людей прав.

Шкуматов:

- По поводу первого раза. Я очень хорошо знаком с тем, как работает ГАИ. Так вот, для того чтобы понять на месте, в первый раз это или не в первый раз, никаких инструментов у гаишников нет.

Афонина:

- Честное слово водителя: я это делаю первый раз.

Шкуматов:

- Да. К чему это приведет в результате? Это приведет к девальвации нарушения выезда на встречку. Потому что гаишники не смогут никак проверить, даже в Москве, первый раз это или не первый раз, и что нужно делать с этим правонарушителем, и что нужно делать с его водительским удостоверением. У нас еще только-только происходит объединение баз данных ГАИ, и то это какой-то кривой процесс, и непонятно, когда он закончится. Так вот, это приведет к тому, что я приеду на машине с номерами 36-го региона, и ни один гаишник никогда в жизни в Москве не узнает, первый раз это для меня, десятый или 28-й.

Кто выигрывает? Выигрывают нелегальные таксисты, которые теперь будут возить своих клиентов исключительно по встречке. Выигрывают люди, которые находятся с белорусскими номерами, с любыми номерами не московского региона. Все люди, которые хотят ездить по встречке, начнут перерегистрировать свои автомобили в Калуге, в Магадане, где угодно. И никогда никто в течение нескольких лет не сможет это проверить. Более того, даже если у меня изымут права, то мне их вернут и выпишут штраф.

Афонина:

- Вопрос нашей аудитории. Нужно ли смягчать ответственность на полосу встречного движения?

Гречанник:

- Я хочу сказать о двух моментах. Первое. Мы говорим о выезде на встречку и о лишении прав как о санкции за это нарушение. Не за всякую встречку у нас происходит лишение прав, а за объезд пробки, за обгон по встречной полосе. То есть за левый поворот, за разворот все-таки у нас существует денежный штраф.

Я очень хорошо знаком с Вячеславом Ивановичем Лысаковым, помню эту историю. Вот эта инициатива о том, чтобы для первого раза подобного рода нарушения заменить лишение прав на высокий штраф, эта идея была у него несколько лет назад. Потому что он приходил к нам в студию, когда у нас еще не было телевидения «Комсомольская правда», а было только радио. И он объяснял свою позицию. У нас много где стерта разметка, у нас зимой зачастую разметки не видно из-за того, что там приятый снег. У нас гаишники зачастую относятся таким образом к водителям, что он и не хотел выезжать на встречку, просто не очень осторожно сманеврировал, он заехал левым колесом на разделительную полосу. Его останавливают: останься без водительского удостоверения. То есть логика предложения депутата Лысакова в том, чтобы смягчить наказание за первое подобного рода нарушение.

Но, с другой стороны, все мы знаем, как устроен менталитет нашего водителя. Это как сейчас, те изменения и штрафы, которые произошли с 1 июля, и прочие изменения. У нас за тонировку теперь номера снимают. Сейчас востребованной услугой оказалась так называемая съемная тонировка. Это жесткая пленка, при помощи которой делают наружную рекламу. Вырезается кусочек по лекалу в соответствии с формой переднего стекла, и эта темная пленка либо вставляется, либо убирается. Вставляется на двусторонний скотч. Но это дурдом, это детский сад. Если гаишник останавливает, я ее снимаю, и у меня стекло нормальное. То есть человек возится с этой дуростью, он заляпывает пальцами эту тонировку, там воздушная прослойка, там конденсат скапливается, пыль, грязь. То есть он себе головную боль наживает просто из принципа.

И то же самое здесь. Если будет возможность для первого раза, так у меня всегда будет первый раз.

Афонина:

- У нас есть телефонные звонки.

Звонок, Вадим:

- Я совершаю поездки по внутриобластным дорогам, так мне приходится от обочины к обочине ездить в Тверской области. Потому что у нас нет дорог, у нас одни ямы сплошные, там невозможно ехать в прямолинейном направлении. Потому что обязательно либо без колес останешься, либо сам угробишься.

Афонина:

- То есть вы считаете, что смягчать ответственность надо. Примем еще один телефонный звонок.

Звонок, Сергей:

- Красноярск. Принцип: один раз можно, а второй раз нельзя, - это замечательно. Потому как надо бороться с теми (это процентов 5 водителей), кто принципиально едет на красный свет, на встречку.

Шкуматов:

- Во-первых, от ям эта норма не спасет, потому что ямы как были, так и есть, а оштрафуют вас за встречку только один раз, а второй объезд этой ямы, которая как была, так и осталась, уже приведет к лишению водительского удостоверения. Системное решение этого вопроса – это коррекция понятия «препятствие» в правилах дорожного движения. Но первый раз объехал яму, второй раз, третий раз – какая разница? Яма она и есть яма, и ни один водитель туда не полезет в здравом уме. И здесь дело не в первом разе, а в коррективах конкретного определения в конкретных ПДД.

Гречанник:

- Сейчас за объезд препятствия денежный штраф, а не лишение прав.

Шкуматов:

- Но я не понимаю вообще, зачем этот штраф нужен, 1,5 тысячи рублей. Потому что если человек объезжает яму, это же не его вина. Этот штраф должен взиматься только в том случае, если объезд препятствия привел к ДТП. А если он не привел к ДТП, если он был безопасным, то никаких штрафов быть не должно.

По поводу того, что люди ездят от обочины к обочине, есть 5% лихачей и т.д. Речь идет о том, что первый раз будет для всех всегда первым. Люди, опомнитесь, это невозможно проверить в принципе. Особенно если вы нарушаете в другом регионе, а не там, где зарегистрирован ваш автомобиль. Это невозможно технически. Я вообще не понимаю, как ГАИ согласовало этот законопроект.

Афонина:

- А что Лысаков по этому поводу говорил? Он понимал, каким образом можно будет контролировать?

Гречанник:

- Он говорит об обратной истории, что это не усилит коррупцию, а ослабит ее. Почему первый раз может стать всегда первым разом? Потому что водитель будет стремиться на месте договориться с гаишником. Гаишник не сможет ему доказать, что он допускает подобное правонарушение во второй раз. И тогда та сумма, которую просят гаишники сейчас за выезд на встречку, чтобы не лишить прав, 30-50 тысяч рублей…

Афонина:

- Будет ограничиваться 4 тысячами?

Гречанник:

- Да. Человек скажет: я тебе должен заплатить 4, делим пополам, как сейчас принято, без протокола. Значит, всего 2 тысячи.

Шкуматов:

- Кто может себе позволить за 2 тысячи выехать на встречку? Все. Как сейчас они ездят по тротуару, стоит гаишник и собирает по 500 рублей, здесь будет то же самое, только 2 тысячи.

Афонина:

- И последствия другие.

Шкуматов:

- У нас на встречной полосе погибало больше 10 тысяч человек, когда был штраф. И сейчас там погибает несколько тысяч. Каждый год за счет того, что у нас такое жесткое наказание за полосу встречного движения, мы экономим (это очень циничное слово) тысяч 5-7 жизней.

Тен:

- 28 тысяч в год у нас гибнет.

Шкуматов:

- Так гибло-то 45. И по причине пьяных водителей был большой процент.

Афонина:

- Все-таки встречка встречке рознь. Давайте сориентируемся и в этом пространстве, и правовом тоже. За что нужно это наказание, а за что можно и полегче?

Шкуматов:

- Во-первых, разворот через двойную сплошную – у нас это штраф 1,5 тысячи рублей. За левый поворот тоже штраф. Сейчас надо вместо этих законопроектов (абсолютно несуразных) надо оттачивать структуру правонарушения. У нас сейчас как? Вы сказали: заехал колесом на встречку, причем разметки не было видно, - прав лишили. Конечно, такого быть не должно. Безусловно, разметка должна присутствовать. Наезд на разметку – это должно быть отдельное правонарушение, не имеющее отношения к полосе встречного движения.

То есть необходимо уточнять состав правонарушения и вводить дополнительные квалифицирующие признаки. В частности, я как человек, который очень много поездил по тем самым дорогам России, - одна из самых распространенных ситуаций, когда ты обгоняешь, выезжаешь, допустим, на трассе на полосу встречного движения, обгоняешь, а потом, когда ты видишь знак (или ты можешь его даже не видеть, потому что он справа, допустим, загорожен фурой), а обгон надо завершить, то куда мне деваться? Вот там фура. Мне под нее поднырнуть? А дальше в кустах гаишники стоят. Вот такие случаи, безусловно, необходимо на законодательном уровне разрешать. Причем лишать прав за то, что ты попал в такую ситуацию, нельзя. Должен быть какой-то штраф разумный. Но это тоже должно быть отдельное правонарушение.

Но в целом, если человек в городе (в городе это еще опаснее, потому что здесь плотность населения очень большая) или где угодно выехал на ровной, хорошей дороге, не объезжая никаких препятствий, потому что ему надо куда-то быстрее, и тем самым он поставил под угрозу жизни меня, вас, пешеходов, которые не смотрят налево, когда переходят, они смотрят направо. Меня самого так машина с мигалкой сбила. Я переходил дорогу, посмотрел направо, а меня сбили слева (она ехала по встречке). Ее не было слышно, у нее не было звукового сигнала. И сколько пешеходов погибнет из-за таких людей, которые «в первый раз», сколько автомобилистов получат лобовую, сколько вообще трагедий эта закорючка создаст. Нельзя так делать. Надо вдумчиво садиться, работать. Надо отделять мух от котлет. Надо действительно за какие-то незначительные заезды на 5 см наказывать штрафом. А вот такое полноценное хамство – я бы и до года увеличил.

Афонина:

- У нас много телефонных звонков.

Звонок, Алексей:

- Я сам родом из Саратова, мне 36 лет, в последние два года живу в Москве. Я занимался автоспортом с юных лет, в юношеской автошколе, во взрослой жизни занимаюсь автоспортом внедорожным, неоднократный призер различных соревнований. Я понимаю прекрасно, что когда речь идет об обгоне… Вообще обгон это самый опасный маневр на дороге. Поэтому наказывать за нарушения этого маневра и нарушение правил его выполнения, безусловно, нужно. Но я сам был лишен прав управления два года назад, когда только начал жить в Москве, просто потому что я Москву еще не так хорошо знал, за то, что на дороге с односторонним движением развернулся. То есть улица была двусторонняя, я двигался по ней с двусторонним движением, а после определенного перекрестка она становится односторонней, а я, к сожалению, не вижу знака, разворачиваюсь в начале этого одностороннего участка. Могу сказать, что с тех лихих 90-х годов, считаю, дисциплина на дороге улучшилась в разы. И те бритоголовые парни, которым было без разницы, они ездили только по встречке, это время, слава богу, кануло в Лету.

Сейчас ужесточение наказания. Я думаю, что значительного уменьшения нарушений уже не произойдет. Но те наказания, которые есть, в том числе в виде лишения прав управления, нужно понимать, что это многим людям и их семьям калечит судьбу. Потому что передвижение за рулем автомобиля это единственное средства дохода для многих, тем более в субъектах. Для Москвы отдать 5 тысяч рублей – это неощутимая сумма по средним размерам московского дохода. Для субъектов даже два раза нарушить, получить по 5 тысяч рублей штраф, это может быть половина семейного бюджета.

Шкуматов:

- Я хотел вопрос Алексею задать. Вы говорите: лишение источника дохода. Скажите, а лишение родственника или лишение здоровья человека, или лишение жизни человека из-за того, что кто-то решил ускориться и объехать пробку по встречной, это нормально?

Алексей:

- На мой взгляд, те, кто сейчас хамят на дороге, они хамят безнаказанно, к сожалению. Потому что, как правило, это представители каких-то организаций либо еще что-то. Поэтому для них без разницы, какое наказание будет за данное нарушение. А те, кто из-за этого страдает, они уже давно едут в потоке, стоят в пробке и не позволяют себе нарушать.

Звонок, Николай:

- Вожу давно. У меня такой вопрос. Почему не предложить: мы хотим принять закон, - и обратиться к народу. Это должны сделать МВД, ГАИ, например. У нас есть проблема, у нас есть козлы, которые ездят по встречке, нарушают и т.д. Давайте обсудим, какие меры для этого можно принять. Поставить в интернете, народ будет обсуждать. На основании этого обсуждения народ сам предложит, что сделать: кому голову отрубать, кого рублем наказывать, премию давать.

Тен:

- Николай, спасибо за такой комментарий. Хочу сказать, что именно поэтому я сегодня сюда и пришел. Поскольку непосредственно данный законопроект разрабатывался не вчера и не сегодня, эта идея существовала несколько лет. Тем не менее, он принят сегодня только в первом чтении. Поэтому, безусловно, мнения людей, которые сегодня прозвучали, я все это записал очень внимательно. Мы обязательно эту тему обсудим. Я вас уверяю, что процесс законотворчества на сегодняшний день становится гораздо более открытым. Мы достаточно часто обсуждаем и с общественными организациями. Несмотря на то, что критикуют сегодня «Единую Россию», исполнительную власть и т.д., но мы стремимся, мы работаем над тем, чтобы услышать как можно больше различных мнений разных людей.

Афонина:

- Сейчас действительно у водителей есть уникальная возможность повлиять на решение. И, может быть, действительно ваше мнение будет решающим, и эти поправки или пройдут во втором чтении, или, может быть, не пройдут, может быть, будут внесены изменения. Так что звоните.

Звонок, Виктор:

- Тюмень. С 1991 года я за рулем. Сам я родом из Казахстана, и не раз там побывал. Порядок там на 50% выше, чем у нас в России.

Афонина:

- Виктор, за счет чего там порядок выше?

Виктор:

- Штрафы высокие. Второе – везде видеофиксация. Нарушил, ты не выедешь из города, тебя обязательно поймают. Ты никуда не убежишь, ты зафиксирован. И третье. У нас вся коррупция из-за того, что законы принимаются, а потом на один закон тысячи поправок. Этого не должно быть.

Афонина:

- По поводу регистраторов. Может быть, единственная возможность зафиксировать, что водитель уже не в первый раз совершает подобное нарушение? Фиксировать это на регистраторы, объединять в какую-то общую базу.

Гречанник:

- У нас сейчас это определено. Если выезд на полосу встречного движения зафиксирован автоматической камерой, тогда прав водитель не лишается, тогда штраф 5 тысяч рублей.

Афонина:

- Сейчас разговор идет о том, первый раз это или не первый раз. Каким образом потом доказывать?

Гречанник:

- Дело в унификации баз. Дело в том, что если с моей банковской карты я могу снять деньги в любом уголке планеты, то не любой инспектор ГИБДД на территории РФ может получить доступ к базам данных ГИБДД.

Афонина:

- Я предлагаю клеить на лобовое стекло несмывающуюся метку. Нарушил – прямо сразу шлепать ее на стекло. И ты на этой машине уже второй раз не нарушишь.

Шкуматов:

- А если я ее продам кому-нибудь вместе с черной меткой?

Афонина:

- Человек, который будет покупать, должен смотреть. Что делать в этом случае? Базы такой мы на данный момент не имеем.

Тен:

- Абсолютно согласен, что необходимо электронное правительство, и есть какие-то сектора, отдельные направления. В частности, то, что касается госавтоинспекции. Безусловно, этот вопрос нужно ускорять. В том числе подобные вещи должны ускорить и повлиять на то, чтобы активнее разворачивалось наше Министерство внутренних дел в этом отношении.

Афонина:

- То есть в любом случае вы видите возможность ситуацию как-то контролировать, исключительно если у нас будет создана единая электронная база, и только тогда мы наведем порядок?

Тен:

- В том числе. Необходимо учитывать и психологию человеческую.

Афонина:

- Это не полгода, не год. Ждать нам придется, как я понимаю, если мы говорим обо всей России, очень долго. Петр, что предлагаете вы?

Шкуматов:

- Во-первых, необходимо, как я сказал, детализировать выезд на встречку. Второе. Необходимо для неопасных нарушений сделать штраф, для опасных оставить все, как есть. И, может быть, даже ужесточить. Потому что человек, который, допустим, выезжает двумя колесами за двойную сплошную, наверное, он все-таки менее опасен, чем тот, который выезжает целиком.

Афонина:

- Понятно. Вы предлагаете детализировать. В этом вы видите решение проблемы.

Подводим итоги нашего голосования. Мы спрашивали нашу аудиторию, нужно ли смягчать ответственность за выезд на полосу встречного движения? Итоги, мне кажется, вполне предсказуемы. 25% нашей аудитории считают, что ответственность за выезд на полосу встречного движения смягчать надо, а 75% говорят, что нет, ни в коем случае.

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ