2016-07-14T10:30:19+03:00

Минюст отказал в регистрации «Синим ведеркам»

Поводом для отказа послужило желание… защищать права участников дорожного движения

00:00
00:00

В прямом эфире радио и телеканала КП представитель «Синих ведерок» Петр Шкуматов рассказывает ведущему Константину Бышевому, что самое главное в их деятельности - вечная бдительность!

Бышевой:

- Общественная организация «Синие ведерки» обратилась в Минюст для регистрации и получила отказ. За разъяснениями по этой ситуации мы хотели бы обратиться к представителю «Синих ведерок» господину Петру Шкуматову. Петр, здравствуйте. Расскажите, что за ситуация произошла в Минюсте…

Шкуматов:

- Ну, мне кажется, уже очень многие про нас слышали. Мы боремся с мигалками и всякими разными привилегиями на дорогах, мы считаем, что на дороге, а это очень опасное место, где гибнет очень много людей, должны быть все равны перед законом и законы должны быть построены таким образом, чтобы люди тоже были все равны. Чтобы не было кого-то равнее. В частности, чиновников.

Бышевой:

- Петр, вы, как человек, заинтересованы в том, чтобы получить статус общественной организации, насколько я понимаю. В Минюст вы подали документы для регистрации. Почему отказал Минюст?

Шкуматов:

- Мы документы готовили сами, с помощью юристов довольно профессиональных и мы, конечно, были готовы к тому, что, если у нас будут какие-то ошибки, нам их вернут, мы их поправим и подадим заново. Но, к сожалению, с нашими документами начали происходить странные вещи. И в итоге Минюст официально нам отказал по трем пунктам. Последние два пункта абсолютно абсурдны, потому что они говорят о том, что в Уставе нет того, что на самом деле там есть.

Бышевой:

- А с кем вы разговаривали?

Шкуматов:

- Мы разговаривали с людьми, которые там принимают документы, которые подписывали их, я сейчас не помню, кто были эти люди… Но, так или иначе, эти фамилии можно найти. Ну так вот. Самая интересная третья причина отказа, точнее, первая, которую нам заявили. Это несоответствие видов деятельности целям организации.

Бышевой:

- То есть? Поподробнее здесь.

Шкуматов:

- Ну, если исходить из здравого смысла, то вида деятельности, которой занимается любая организация, она должна соответствовать ее целям. Это логично. Но самое интересное, что устно сотрудники Минюст нам сказали – ребята, у вас в Уставе содержится цель – защита прав и законных интересов граждан, участвующих в дорожном движении. С этим пунктом мы вас не зарегистрируем, поэтому делайте, что хотите, но вы этот пункт должны убрать. И, соответственно, убрать там коды экономической деятельности и скорректировать виды деятельности. Ну, собственно, мы помогаем довольно большому количеству людей, которые попали в вип-ДТП….

Бышевой:

- Петр, а как вы помогаете конкретно людям? Что вы делаете? Вы их в суде сопровождаете?

Шкуматов:

- Да, мы помогаем всем по-разному. Кому-то информационно, кому-то оказываем юридическую помощь. С кем-то ходим в суд. У каких-то людей выступаем общественными защитниками. То есть, везде по-разному, но, так или иначе, довольно большому количеству людей мы уже смогли помочь.

Бышевой:

- А есть ли какая-то статистика ваших добрых дел?

Шкуматов:

- Ну, вы знаете, «делай добро и бросай его в воду» - мы за собой медальки не рисуем.

Бышевой:

- Вот это очень правильный ответ с вашей стороны… Петр, а сколько сейчас членов состоит в вашей организации?

Шкуматов:

- Активных участников сейчас около пяти тысяч человек.

Бышевой:

- Я знаю, вы в социальных сетях ведете активную работу?

Шкуматов:

- Да, конечно, мы и существуем в социальных сетях. То есть, мы рождены социальными сетями и, собственно, мы в них находимся. Ну, возвращаясь к ответу Минюста. Минюст попросил нас забыть о том, что надо защищать права граждан. И в результате, если бы мы пошли на поводу у требований Минюста, а они, подчеркну, абсолютно незаконны – ни в одном законе не написано, что общественная некоммерческая организация не может заниматься защитой прав других людей. В итоге, если бы мы пошли на поводу у Минюста, то у нас получилась бы какая-то, не знаю, «Тимур и его команда»… Это совсем не соответствует тому, чем мы занимаемся. А написали мы в целях именно то, чем мы хотим заниматься и чем мы уже занимаемся. Поэтому, конечно, мы будем это отстаивать через суд и, конечно, если суд найдет какие-то несоответствия с законом, мы их устраним, но я опять же подчеркну, что ни один суд не скажет, что защита прав других граждан – это незаконная деятельность, на которую наложен мораторий в Российской Федерации.

Бышевой:

- Петр, мы знаем, что сейчас все-таки сократилось количество мигалок, но ваши главные цели и задачи не поменялись, вы все так же боретесь с ними?

Шкуматов:

- Как их количество сократилось, так их количество и увеличится.

Бышевой:

- Ну-ка, расскажите.

Шкуматов:

- Единственным способом вообще, как мы поняли, за последние несколько лет борьбы с мигалками и с нелегальными мигалками, в том числе, является общественная негативная реакция на то, что они делают на дороге. Ну, то есть, нельзя, к сожалению, взять, расслабиться и почивать на лаврах – сказать, что вот мы такие хорошие и цель наполовину выполнена. Нет. На самом деле ценой свободы является вечная бдительность, как сказал один умный человек. Вот эта вечная бдительность и нужна. То есть, даже если на дорогах не останется вообще мигалок, единственной гарантией того, что они не вернутся, что вот это зло не вернется к нам на дороги, является вечная бдительность водителей и других людей, которые неравнодушны к этой проблеме. К сожалению, мы живем в такой реальности, что расслабляться вообще нельзя. Отсюда следует, что ничего не поменялось, мы продолжаем.

Бышевой:

- Петр, традиционно, когда речь идет о мигалках, говорят исключительно о Москве. Я, честно говоря, не знаю, как обстоит дело с «синими ведерками» в северной столице, в Санкт-Петербурге?

Шкуматов:

- Все дело в том, что мы не боремся с мигалками, как, знаете, с проблесковым маячком. Наша деятельность гораздо шире. Дело в том, что у нас существует огромное количество автомобилей, которые по факту мигалкой не оборудованы, но ведут себя абсолютно так же, как обладатели проблесковых маячков. Им это позволяет делать красивые номера, правильные знакомства, какие-то ксивы, корочки и прочие знаки отличия. Аналоги мигалок существуют в огромном количестве регионов. В Москве только, - мы делали такую оценку, я думаю, что она близка к истине, - около 30 тысяч автомобилей имеют привилегии на дороге, сопоставимые с мигалками на автомобилях «скорой помощи», пожарных, милиции. И только в Москве их было визуально очень много, а сейчас стало поменьше, по той причине, что, во-первых, у очень большого количества водителей появились видеорегистраторы… Это помогает как в борьбе с мигалками, так и помогает самим водителям в борьбе за свои права. Потому что, если, не дай бог что случается на дороге, восстановить картину событий и доказать, что ты не верблюд, бывает очень сложно. В итоге люди там годами ищут свидетелей и пытаются доказать свою правоту, в том время, как простое устройство за тысячу рублей могло бы решить их проблему. Но сейчас не о видерегистраторах. Так вот, в Москве все-таки как-то общими усилиями получилось заметно уменьшить популяцию хамов на дороге, но в регионах их очень много… В Питере отчасти с ними борются, там более-менее нормально. И вот как раз мы и пытаемся зарегистрировать нашу общественную организацию для того, чтобы…

Бышевой:

- …придать ей статус такой официальный на всю страну, правильно?

Шкуматов:

- Нет, нет, статус – это все лишнее. Статус не нужен абсолютно. Нам нужны инструменты для того, чтобы мы могли построить инфраструктуру для того, чтобы смогли дотянуться как-то до регионов. Чтобы была какая-то рабочая история. То есть, не как сейчас – в социальной сети, а чтобы это было как-то более системно. Так вот, одной из задач при построении общественной организации как раз и является распространение вот этой моды на хорошее поведение на дороге. То есть, вот тех алгоритмов, которые мы наработали уже в Москве, в Петербурге. В регионах мы очень хотим людям рассказать, что, ребята, можно ездить по правилам нормально и это хорошо. Но у нас в большинстве случаев нет денег даже на железнодорожный билет туда.

Бышевой:

- Понятно. Петр, я знаю, что вы проводили совместные акции с полицией – это так?

Шкуматов:

- Чего-то я не слышал такого…

Бышевой:

- А вообще планируете ловить обладателей незаконных корочек, мигалок с полицией? Это же можно?

Шкуматов:

- Мы не против нормального взаимодействия.

Бышевой:

- А пытались как-то установить контакт с полицией?

Шкуматов:

- Те контакты, которые вообще могут быть, они устаревшие. Они морально устаревшие. Мы предлагаем полиции немножко другие формы взаимодействия с гражданским обществом. Но они почему-то сопротивляются. Допустим, мы предлагаем принимать в упрощенном порядке сообщения о нарушении правил дорожного движения со стороны граждан, подкрепленные фото- и видеодоказательствами. Грубо говоря, любое взаимодействие, которое приводит к увеличению порядка на дорогах и уменьшения смертности…

Бышевой:

- Это уже ваша маленькая победа – это понятно.

Шкуматов:

- Да. То есть, тут можно с кем угодно взаимодействовать. Главное, что, если наша деятельность приведет к тому, что хотя бы на одного человека на дорогах погибнет меньше, можно считать, что жизнь прожита не зря.

Бышевой:

- Спасибо. Петр Шкуматов был в эфире «КП». Я напомню, что Минюст отказал «синим ведеркам» в регистрации, организация обратится в суд и будет разбираться дальше.

<<САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ ЭФИРЫ РАДИО "Комсомольская правда" СОБРАНЫ ЗДЕСЬ >>

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ