2016-07-14T10:30:19+03:00

Арас Агаларов: «К сожалению, проблем со стройкой на острове Русском нет»

Квартиры, в которых будут жить президенты АТЭС, после саммита отдадут преподавателям

00:00
00:00

В прямом эфире радио и телеканала «Комсомольская правда» президент компании «Крокус» Арас Агаларов рассказывает заместителю редактора отдела политики «Комсомолки» Александру Гамову, как на самом деле строились объекты для саммита АТЭС.

Гамов:

– У нас в гостях сегодня Арас Агаларов, президент компании «Крокус», российский миллиардер. Вы выполняете государственный заказ по строительству важнейших объектов на острове Русский, где уже скоро, начиная со 2 по 9 октября, будет проходить впервые в России саммит АТЭС. Когда я в первый раз там у вас побывал, это было год назад, у меня было такое ощущение – а вдруг не успеем, вдруг не успеем. Как случилось, что вы все-таки успели построить целый город на острове Русском?

Агаларов:

– Да, там общая площадь 948 тысяч квадратных метров. Там где-то 50 километров дорог. Ну, можно перечислять очень много цифр устрашающих – типа, там 28 тысяч дверей, 200 лифтов, 36 трансформаторных станций.

Гамов:

– А сколько окон?

Агаларов:

– 150 тысяч квадратных метров. Штук – я не знаю, а квадратных метров знаю. Там 32 ресторана на общее количество посадочных мест на 5250. Почти 400 аудиторий, в которых можно одновременно сидеть 10 тысяч студентов. Я думаю, такого университета сегодня нет не только у нас в стране, но и нигде в мире. Там три плавательных бассейна, спортивные комплексы, очень хорошая спортивная база. Невероятный стадион, полномасштабный. Очень хорошие условия для проживания как студенческого, так и преподавательского состава. Поэтому, если будет там грамотно организовано управление, то это может стать в обозримом будущем один из лучших университетов не только нашей страны, но и, наверное, этого региона.

Гамов:

– Вы немножко забегаете вперед. В данном случае нас остров Русский сейчас интересует, прежде всего, как место проведения саммита АТЭС. Я вот туда поеду и мне, конечно, интересно, где будут жить, где будут работать президенты, а я напомню, что там будет порядка 100 делегаций, причем, 30 первых лиц государств. Можете вы нам рассказать, что же там будет?

Агаларов:

– Кроме кабинета потенциального будущего преподавателя, там же есть в этой квартире и спальня, и жилая комната, и кухня. Там будут жить президенты различных государств, а потом там будут жить преподаватели. Но в принципе, я думаю, что этому университету вновь созданному очень повезло, потому что ни один университет мира не открывался лидерам тридцати государств, не открывался саммитом АТЭС. Поэтому это невероятная получается рекламная акция, если так можно выразиться, политическая рекламная акция для открытия одного из лучших университетов мира.

Гамов:

– Допустим, сколько квадратных метров на одного лидера страны?

Агаларов:

– Если взять общую площадь с учетом веранды, это 300 кв.м.

Гамов:

– Это немного, в принципе, да?

Агаларов:

– Нет.

Гамов:

– Но вот эти корпуса построены таким образом, с одной стороны, как бы такая пирамида, ступеньками – это что, какой-то архитектурно-дипломатический момент, что ли, да?

Агаларов:

– По-другому это был бы просто квадратик. То есть, ниспадающая анфилада таких балконов создают какой-то архитектурный вид и на это на все немножко становится приятно смотреть, а так это были бы просто кирпичики, склад геометрических фигур, я бы так сказал.

Гамов:

– А не получится так, что один президент живет, к примеру, над другим, возвышается как-то…

Агаларов:

– И то, что президенты не живут друг под другом, они действительно сдвинуты, я думаю, в этом есть какое-то, может быть, даже и не случайное совпадение.

Гамов:

– Скажите, а как вообще случилось, что руководитель известной фирмы «Крокус» стал генподрядчиком такого гигантского объекта, почему государство вам доверило, почему оно на вас понадеялось? Чем вы подкупили, что ли, государство и власть?

Агаларов:

– Я могу предполагать, что времени оставалось очень мало, времени оставалось три года, и из тех компаний, которые у нас в стране строили не просто там панельные дома, а сложные в инженерном плане сооружения, не так много. Если вы посмотрите назад, кроме компании «Крокус» ничего такого серьезного, большого и значимого в стране построено не было за столь короткие сроки. Поэтому, думаю, на нас и обратили внимание, поэтому нас и привлекли. И – не ошиблись!

Гамов:

– Мы видели прекрасную отделку, мебель, вот эти панели, полы, потолки, ткани – вот это все откуда? Отечественное, импортное?

Агаларов:

– Там много отечественного. Мебель отечественная, двери частично отечественные, частично импортные. По сути дела, импорта там процентов 10-15.

Гамов:

– Вы не только построили это чудо, вы каким-то образом поддержали нашу промышленность?

Агаларов:

– Я вам скажу такие цифры. Из 70 миллиардов, которые потрачены на почти миллион квадратных метров, это получается 70 тысяч рублей за квадратный метр. Все включено. Из них порядка 18 миллиардов в виде налогов – таможенных платежей, налогов заработной платы и т.д. – вернулось в бюджет. То есть, если в сухом остатке посчитать, миллион квадратных метров обошелся бюджету где-то в 53-54 миллиарда, с учетом, что было 18 миллиардов возвращено. А я сделал оценку от независимой компании «Коллерс», которая оценила по себестоимости строительство в действующих ценах – эти здания и сооружения сегодня стоит построить 116 миллиардов рублей. Я эту оценку, кстати, разослал во все заинтересованные стороны, которые следили за строительством. И вот сейчас, когда буквально позавчера у нас на стройке были правоохранительный силовой блок так называемый – Бортников, Колокольцев, Чиханшин – я им эту оценку с удовольствием тоже продемонстрировал, потому что, вы знаете, эти органы очень бдительно следят за целевым использованием бюджетных средств. И я вот так похвастался, показал, сколько стоило построить и сколько это реально стоит на сегодняшний день.

Гамов:

– У меня такой корыстный вопрос. Вы как-то о нас, о журналистах позаботились?

Агаларов:

– Вы будете жить в так называемых студенческих общежитиях. Но студенческое общежитие это комната размером 3.60 на 5.50. В ней стоят две кровати, два письменных стола, бельевой шкаф. Перед комнатой есть так называемый предбанник, там тоже есть шкаф для одежды. Санузел, душевая. Фактически отель уровня, я бы сказал, три звезды плюс. Там будут достаточно комфортные условия для проживания журналистов.

Гамов:

– А президентская спальня?

Агаларов:

– Мы там президентских спален не строили, мы строили спальни для профессорско-преподавательского состава.

Гамов:

– Вы все это дело построили и вас не может не беспокоить… Некоторые выражают сомнения, будет ли там Дальневосточный федеральный университет, как это задумали Путин и Медведев? Поедут ли туда преподаватели, академики? Наберем ли мы такое количество студентов?

Агаларов:

– Могу успокоить всех насчет будет – не будет. Он уже есть. Он находится на материке, во Владивостоке. Там учится порядка 65 тысяч студентов на сегодняшний день.

Гамов:

– А этот на сколько рассчитан?

Агаларов:

– Этот рассчитан на 20 тысяч на этот момент, но у него есть возможность расширения. То есть, добавляя количество общежитий, а аудиторий там хватает, вы можете его расширять и увеличивать. Поэтому насчет того, что будет – не будет это вообще не вопрос, он просто переезжает из одних зданий, которые разбросаны по всему городу Владивостоку, в совершенно новые здания, где студенты будут жить в новых, более качественных условиях.

Гамов:

– А добираться как?

Агаларов:

– Мост же построен. Там от центра города до университета ровно 15 минут на машине.

Гамов:

– Так быстро?

Агаларов:

– Вы, по-моему, расстроились, что так близко.

Гамов:

– Ну почему? Просто журналисты любят, чтобы какие-то проблемы были…

Агаларов:

– К сожалению, проблем нет.

Гамов:

– А вы сами верили, что вы успеете, что вы все это сделаете?

Агаларов:

– Абсолютно. Я не то, что верил, я был абсолютно уверен, что мы успеем и мы успели. В принципе, у нас даже в прошлом году была достаточно высокая готовность. То есть, мы фактически целый год занимались там благоустройством, доделками и т.д.

Гамов:

– Вот занимаясь три года этой стройкой, российский миллиардер Арас Агаларов сколько потерял на этом? Если с такой меркантильной точки зрения к этому подходить?

Агаларов:

– Слово «потерял» здесь не подходит.

Гамов:

– То есть, могли бы заработать, если бы не занимались такой вот ударной стройкой.

Агаларов:

– Я мог бы сэкономить, построить в рамках технического задания, в котором не было никаких водопадов, никаких набережных, никаких причалов, никакой вот этой парковой зоны – да, я мог бы сэкономить. Этого в техзадании не было. И не было такой мощной спортивной базы. И, естественно, благоустройства на таком уровне. Но я решил не экономить и, если перевести все-таки в меркантильное русло, заработать, если хотите, другой капитал. Имиджевый капитал. Чтобы люди знали, что, если я что-то делаю, я делаю всегда в таком виде, в каком вы это сейчас видите.

Гамов:

– Классно! Тогда мы поздравляем вас с этой победой! Спасибо, что пришли к нам. Я помню, что мы гуляли по набережной, тогда еще ничего не было – и вот эти конструкции, вот эти архитектурные какие-то вещи, и вообще вот работа дизайнеров, художников… Как это строилось? Кого вы привлекали к этому?

Агаларов:

– Концептуально мы привлекли американскую компанию «Клинк стабиенс». Эта компания входит в пятерку лидеров мировой архитектуры, они делали много проектов, в том числе, участвовали в реконструкции, в строительстве более чем 40 университетов мира. Но рабочая документация, то есть, адаптация, превращение тех концептуальных идей, которые были совместно разработаны «Крокусом» и «Клинк стабиенсом», они осуществлялись у нас в России силами института ЦНИП «Жилище» под руководством академика Стрельцова. Валерий Митрофанович очень толковый человек, мы с ним буквально в таком активном режиме, общаясь каждый день по телефону (кстати, это происходит до сих пор), доводили вот эти все замыслы современной архитектуры, перекладывали в рабочие чертежи, по которым строители могли бы работать. То есть, работа шла, что называется, с колес. Тут мы все друг друга опережали. То есть, на языке строителей это почти невыполнимая задача, но мы ее реализовали. То есть, на строящийся фундамент потом сажалось здание и так далее. То есть, работа была очень сложной, но, наверное, в будущем мы эти дни будем вспоминать, как одни из самых счастливых дней в жизни, потому что есть конечная цель, к которой ты стремишься и есть результат, который ты можешь предъявить не только маленькой компании, а ты можешь предъявить, по сути дела, всему миру.

Гамов:

– А расскажите, пожалуйста, историю светящегося российского триколора на фоне Приморья?

Агаларов:

– Это здание 60 тысяч метров. Высотой 75 метров. И оно еще находится на возвышенности относительно уровня моря метров на 50. То есть, это где-то отметка в 125. Напротив города Владивосток. Козырек шириной почти 100 метров. И когда мы там в последний раз с инспекционной поездкой были, Владимир Владимирович Путин был и он, осматривая территорию, спросил у меня, как будет решаться вопрос этого козырька. Я тогда сказал, что я планирую его подсветить просто разными цветами и цвета будут переключаться. Такое решение у меня есть на «Крокус Сити Моле». Он сказал – желательно было бы там сделать флаг. Ну, вы понимаете, на козырьке, на такой высоте просто натянуть флаг, наверное, это не очень правильно, поэтому я решил этот вопрос за счет подсветки. То есть, прожекторами сюда проецируется флаг РФ, который, кстати, колышется. Он выезжает вот с этого угла, колышется секунд 30 и потом переключается на другой цвет. То есть, такая достаточно интересная цветовая анимация. А так как это студенческий центр, так как это пресс-центр во время саммита и так, как там будет много иностранных делегаций, и это вообще центр этого события, я думаю, присутствие там российского флага – очень знаменательное событие.

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ