2016-07-14T10:30:19+03:00

В Дагестане зреет новая российская гражданская война

На Северном Кавказе радикальные исламисты убивают всех религиозных деятелей, которые проповедует примирение

00:00
00:00

В прямом эфире радио и телеканала «Комсомольская правда» председатель Исламского комитета России Джемаль Гейдар, специальный корреспондент отдела политики Александр Коц и военный обозреватель «Комсомолки» Виктор Баранец спорят, кто стоит за волной терактов и убийств в Дагестане и Татарстане. Ведет эфир Елена Афонина.

Афонина:

- Здравствуйте! В течение этого часа мы будем разбираться в том, что происходит в Дагестане. Обстановка там остается напряженной. Из республики постоянно приходят сообщения о терактах и нападениях на силовиков.

28 августа в результате подрыва смертницы погиб известный религиозный деятель шейх Саид Афанди, шесть его прихожан, в том числе 11-летний мальчик.

Еще одна трагедия этих же дней произошла на погранзаставе в Дербентском районе Дагестана. Контрактник застрелил восьмерых сослуживцев, среди которых большинство были элитные спецназовцы из Сибири. И тут же возникают разговоры о том, что здесь некая связь усматривается. За этими преступлениями опосредованно могут стоять одни и те же люди.

Джемаль:

- Северный Кавказ – это центральная площадка в современной российской истории, где разыгрывается драма судьбы власти в России. И первая чеченская, и вторая чеченская были теснейшим образом связаны с исторической судьбой после советской России. Например, Хасавюртовский мир был тесно связан с переизбранием Ельцина. Вторая чеченская война тесно связана с приходом Путина во власть.

Северный Кавказ играет ключевую роль в драматической судьбе власти в России. И Дагестан сегодня наиболее горячая точка на Северном Кавказе, сменив на этом своеобразном посту Чечню. И сегодня в Дагестане ситуация накалена до взрыва и перехода в гражданскую войну. Но она накалена и в целом в России. Потому что мы находимся сегодня накануне нового исторического сезона, политического сезона. Горячая политическая осень. Оппозиция обещает новый марш миллионов 15 сентября. Есть силы, которые делают ставку на эту оппозицию. Есть властные силы, которые избирают путь жесткого отыгрывания оппозиции вниз, то есть, это ужесточение работы с теми, кто выходит на улицы. И мы не можем вынести Северный Кавказ за скобки.

Я считаю, что все, что происходит сегодня, это тесно связано с принимаемыми наверху решениями. И с работой спецслужб.

Баранец:

- Поскольку передача «Я – против!», я должен хоть что-нибудь сказать против. Я сейчас что-нибудь наскребу… И скажу моему уважаемому оппоненту другую точку зрения.

Я абсолютно согласен, что Кавказ превратился в определенный бурлящий котел. И температура в нем подогревается с каждым годом, к великому сожалению. Но я бы не связывал так категорично с судьбой российской власти. У российской власти, кроме Кавказа, есть и Поволжье, есть и Урал, Забайкалье и Приморье. Где тоже непростая ситуация. Это одна сторона вопроса.

Кавказские события я бы напрямую не связывал с так называемым маршем миллионов. Мы никаких лозунгов от марша миллионов касательно нашей национальной политики на Кавказе как-то не слышали и вряд ли услышим. Там люди занимаются другими делами.

Однажды власть сказала, что «мы слышим, что оппозиция орет, но мы не можем понять, что она хочет». Так что маршем миллионов пугать нас не надо. Мы пуганые. Я не вам это говорю. Это я так. В эфир просто. Марш миллионов я рассматриваю пока как базар, в котором много криков и обещаний. Не так в цивилизованном государстве решаются серьезные государственные вопросы.

Коц:

- Я бы обратил внимание на изменение самой атмосферы в Дагестане. Если до недавнего времени противостояние там шло на уровне «лесные» против тех, кого они считают отступниками. В последнее время, я соглашусь с нашим гостем, здесь ситуация напоминает начало гражданской войны. Проведу не точную, но аналогию с Сирией, где волнения начались с простых требований отменить обязательные разрешения на рытье колодцев и строительства заборов, после чего социальные требования были перехвачены радикальными исламистами.

Здесь мы видим, что сталкиваются друг с другом различные течения ислама. Это суфизм и салафизм. И с убийством шейха Афанди, которым был одним из самых авторитетных богословов не только в Дагестане, но и на всем Северном Кавказе, поскольку мы видели, что на похороны приехало около 150 тысяч человек во вторник, понятно, что последователи шейха просто так это не проглотят. Будет так называемая «ответка», а столкновение между салафитами и суфитами происходит там регулярно. И в мечетях драки и так далее. Здесь все может пойти намного дальше.

А проецирование всего этого на Россию в целом?.. Здесь бы я не стал отмахиваться, как Виктор Николаевич. Потому что проблема серьезная. И если в головах «ястребов» так называемых сидит какой-то план по расчленению России, то он будет производиться исключительно по религиозному признаку. В России для межрелигиозных волнений вся почва есть. В том числе и, грубо говоря, армия исламских радикалов. Я говорю не только о наших гражданах с Северного Кавказа. Я говорю и о многочисленных мигрантах, исповедующих ислам. В Сирии мне приходилось беседовать с взятыми в плен боевиками, которые простые и сельские жители. Это не какие-то там члены Аль-Каиды. Обычные сельчане, которые взяли в руки оружие, которых обвиняют по статьям «изнасилование», «убийство». Спрашиваю: «Почему насиловал?» - «Имам разрешил». Таких у нас в России, «имам разрешил», 10 миллионов.

Если мы говорим о марше миллионов, который выдвигает социальные требования, политические, они слабы организационно. И их протест, точно так же, как и в Сирии, может быть запросто перехвачен радикальными исламистами.

Афонина:

- Не подливает ли масла в огонь гипотетической гражданской войны, которая еще не развернулась, что глава республики Дагестан решил создать отряды самообороны из молодых людей, чтобы бороться с боевиками?

Джемаль:

- На мой взгляд, это прямое развитие того сценария, о котором я с самого начала говорил. Дело в том, что шейх Саид Афанди занимался примирением разных направлений в исламе. Он сажал за переговорный стол суфиев и салафитов. И, уверяю вас, гражданской войны внутри Дагестана, дагестанцев против дагестанцев, не хочет ни та, ни другая стороны. Но это может хотеть власть, потому что гражданская война позволяет манипулировать общественным мнением в масштабах России. И позволяет много сделать в плане резкого ужесточения общеполитической обстановки в масштабах страны. И тут ни при чем требования, выдвигаемые оппозицией в Москве. Они могут не касаться национальных проблем. Но национальные проблемы все равно подразумеваются.

Существует достаточно серьезный компонент либерального протестного движения в лице националистов. Они входят в правое крыло либерализма. И националисты несут много моментов: требования отделить Северный Кавказ от России исходит не от Северного Кавказа, как гражданского общества, а из Москвы от националистов, некоторых правых либералов. С другой стороны, я хотел бы Александру сказать, что когда он говорит о реальной опасности расчленения России, он слишком оптимистичен, говоря, что это будет по национальному признаку.

Коц:

- По религиозному.

Джемаль:

- По религиозному. К сожалению, нет. Это расчленение может пойти по чисто российским регионам. Приморье, Западная Сибирь, Урал. И Поволжье. А Поволжье сейчас активно превращают в составную часть дуги нестабильности.

События в Казани. Прошлый взрыв Эльдуса Файзова, расстрел Якупова. И нынешние события, которые, видимо, уходят в сторону, но они тоже связаны косвенно с московскими касающимися религии делами.

Афонина:

- Вы имеете в виду жестокое убийство двух женщин?

Джемаль:

- Да. Якобы в поддержку Пусси Райот. Ясно, что это колоссальная провокация. И ясно, что это провокация отнюдь не сторонников Пусси Райот, а людей, которые делают ставку на обострение ситуации. Пусси Райот и все эти события для них просто разменная монета. И я не могу игнорировать, что то, что происходит в Казани, в Дагестане – это часть одного плана, одной цепи. И искать истоки этого плана надо не в Саудовской Аравии, а там, где мы видим. Не в «Комсомольской правде», но в Москве.

Баранец:

- Я думал, что сказать против. Я выстроил бы по-другому. Прозвучала мысль, что все идет отсюда. Давайте тогда рассуждать так. Путин послал эмиссаров, чтобы взорвать этого великого священника, Путин посылает из Москвы шахидов, Путин…

Джемаль:

- Только не надо абсурдизировать!

Баранец:

- Но вы же сказали, что из Москвы! Власть! Власть – это президент.

Джемаль:

- Существуют безымянные структуры.

Баранец:

- Это догадки! Дорогой мой, мы любые сказки с вами сейчас будем сочинять. Мы завтра станем лауреатами Нобелевской премии по вашим сказкам.

Джемаль:

- Я вам точно так же могу сказать, что ваххабиты, которые стоят за всеми событиями, это такие же сказки.

Баранец:

- По логике… Кто остановил войну в Чечне?

Джемаль:

- Минутку! Для того, чтобы ее остановить, нужно, чтобы она началась. Начал ее Березовский, который курировал выборы Путина.

Буш и бушевцы называли любые предположения о том, что 911- это внутреннее дело США, они говорят, что это конспирология.

Баранец:

- Конечно, ЦРУ взорвало эти две башни…

Джемаль:

- Правильно!

Баранец:

- Идет разговор пьяных на завалинке! Давайте о серьезных вещах!

Джемаль:

- Минуточку! Дело в том, что бушевская идея международного терроризма – это такая же конспирология.

Баранец:

- Я вместо конспирологии уважаю ее величество факты.

Джемаль:

- А факты – это то, что 911, небоскребы, не могли быть уничтожены этими самолетами.

Афонина:

- События в Москве. Когда речь шла о терактах, на Кожуховской и так далее, когда взрывались дома, когда люди потом выходили патрулировать, какие реплики звучали? Это власть спровоцировала подобные теракты!

Джемаль:

- Но в Рязани-то поймали за руку!

Афонина:

- Для того, чтобы оттянуть внимание от политических и экономических проблем. Сейчас, если руководствоваться этими соображениями, от чего власть оттягивает внимание?

Баранец:

- Неужели мы будем говорить что-то о том, что зараза национализма посажена на такую церковную платформу верования, она находит дальнейшее углубление сейчас! О чем мечтает не власть, а враги России! Вот моя идеологема.

Джемаль:

- Зараза национализма на религиозной платформе никакого отношения к власти не имеет. И нет у нас во властных кругах никого…

Баранец:

- Хорошо, в Кремле спят и видят, как бы Дагестан оторвать из лона России! Как Чечню оторвать! И потерять эти куски! У вас такая точка зрения?

Джемаль:

- Зачем оторвать? Проманипулировать. Использовать. Чечню никто не оторвал. Но Чечня использовалась для того, чтобы осуществлять российскую политику 20 лет. 20 лет Чечня является инструментом российской московской политики. Ее никто не отрывал. Хотя она якобы боролась за сепаратизм и отделение. Но в итоге, получается, что тысячи и тысячи людей, чеченцев и русских, оплатили это манипулирование своими жизнями.

Баранец:

- Вы считаете, что война началась не от того, что Дудаев хотел самостоятельную Чечню, а потому, что так хотелось Кремлю?

Джемаль:

- Дудаев две руки протягивал Ельцину!

Коц:

- Мы далеко так уходим!

Джемаль:

- Чтобы договориться…

Баранец:

- Вы мне скажите, что сейчас происходит в Дагестане?

Коц:

- Давайте я скажу, что происходит. В Дагестане сейчас идет столкновение культур. Борьба за души и умы дагестанцев, местных жителей. Мы видим, что за последнее время в Дагестане были убиты 26 видных исламских богословов. Силантьев называет эту цифру. Убиваются те люди, которые выступают против распространения радикальных форм ислама на территории республики. Салафиты пытаются свой ареал обитания расширять и влиять на умы этих жителей, устраняя вот этих…

Афонина:

- Создается ваххабитская республика?

Коц:

- …богословов, которые могут что-то противопоставить, рассказать людям что-то на своих проповедях.

Джемаль:

- Саид Афанди был человеком, который боролся за согласие и взаимопонимание сторон.

Коц:

- Боролся. Провел совместный форум с салафитами.

Джемаль:

- Контрпродуктивно для них – устранить его.

Коц:

- А его взяли и убили!

Джемаль:

- Значит, ставьте: кому выгодно? Им? Салафитам не выгодно. Отвечайте на вопрос, кому выгодно.

Коц:

- Этой девушке зарплату тоже власти Москвы…

Джемаль:

- Думаю, ни за какую зарплату, во-первых…

Коц:

- Обратите внимание…

Джемаль:

- …пожертвовать собой. Мертвому зарплата не нужна.

Коц:

- Обратите внимание, какие люди сейчас начинают совершать теракты!

Джемаль:

- Скажу вам следующее. Любого человека можно привлечь, использовать и проманипулировать им, если создается, допустим, фальшивый джамаат, который создается через агента, работающего в радикальной среде, привлекающего людей со стороны. Людей используют, обманывают и так далее. Это называется операция «Под ложным флагом». Людей для этого можно найти всегда.

Коц:

- Террористического подполья у нас нет? Есть только кагэбэшные ячейки.

Джемаль:

- Подполье питается, это было известно со старой царской России, половина эсеровской агентуры были агентами охранки. И половина охранки сотрудничала…

Баранец:

- Давайте о сегодняшнем Дагестане говорить. Мне кажется, у нас сегодня серьезный материал для реальной аналитики. Вы правильно сказали, что эта гремучая смесь переместилась из Чечни в Дагестан. Нам сейчас важно понять те нити, которые управляют всей этой горячей сковородкой.

Джемаль:

- Если вы будете все время отмазывать власть, мы ничего не поймем.

Баранец:

- Я не буду отмазывать власть! Но я не буду рассказывать сказки!

Афонина:

- И еще одна информация. Думаю, Александр нам сейчас ее прокомментирует. В организации убийства суфийского шейха Саида Афанди подозревается 30-летний уроженец Калмыкии Рустам Асильдеров. По данным правоохранительных органов именно он незадолго до теракта был назначен Доку Умаровым новым амиром Вилаята Дагестан. И подозревают, что это и было его первое большое действо…

Коц:

- Экзамен на профпригодность. Асильдеров до этого еще отличился тем, что занимался подготовкой так называемых русских ваххабитов Раздобудько и Хорошевой, которые взорвались, если мне не изменяет память, в Губдене. Сначала она, потом он на посту, на въезде в Губден. Обратил бы внимание на личности этих шахидок, потому что как только началась в России теракты с применением смертниц, я после каждого теракта выезжал либо в Чечню, либо в Дагестан, чтобы посмотреть, где росли, чем эти девушки занимались. Первые теракты, самолеты взорванные, теракт на «Рижской», у всех биография как под копирку: это серые мышки, которые учились ни хорошо, ни плохо. И в жизни им особо не светило. Как правило, это неполноценные семьи и так далее. И родители, как под копирку, рассказывают историю своих дочек, как будто им до этого выдали бумажку, по которой надо отчитываться перед следователями или журналистами.

Вспомним теракт в метро Марьям Шариповой. Взрослая женщина, учитель. Посмотрим на Аминат Курбанову-Сапрыкину. Окончила актерский факультет Дагестанского университета, работала в театре, танцевала. Проблема несколько упрощена Гейдаром Джахидовичем, когда мы все сваливаем на власть. Повторяю, идет борьба радикальной идеологии за умы северокавказцев. И пока, да, не без попустительства власти, мы проигрываем.

Джемаль:

- Вы смешиваете разные вещи. Вы берете биографический портрет, психологический конкретных исполнителей. Вы не говорите о том, кто этих исполнителей находит, готовит, посылает на конкретное задание. И, самое главное, чему это задание служит. Это задание должно иметь цели на выходе.

Баранец:

- Вы знаете фамилию Хаттаб?

Джемаль:

- Это не фамилия. Это имя. Я его лично знаю.

Баранец:

- Он не готовил никого, не посылал, деньги не платил? Как, на ваш взгляд?

Джемаль:

- Он занимался другими вещами.

Баранец:

- Или он выпускник Главного разведывательного управления?

Джемаль:

- Кстати говоря, он проходил подготовку в лагерях, которые готовили палестинцев близ Ульяновска.

Баранец:

- Я понимаю, что он командировочным предписанием Чечню получал в Кремле, по вашему…

Джемаль:

- Почему? Он связан был с ГРУ в свое время.

Баранец:

- И человека, которого недавно убили в Пакистане, он тоже был золотым медалистом ЦРУ, вы помните, о ком я говорю. Вы упорно перетягиваете акцент, что все это проделки власти.

Но я вам обещал наехать на власть. Вот эта вся зараза, которая разыгралась на Северном Кавказе, эта зараза-гангрена всяких течений, которые там сталкиваются, мне кажется, является следствием того, что Ельцин в свое время зубами держался за кресло и у него мировоззрение, по-моему, дальше стен Кремля не расширялось. И эта традиция передалась и дальше, по наследству. Да! Мы запустили политически, потому что власть не работала со структурами, которые в том же Дагестане, в Чечне, в Ингушетии, которые определяют общественное мнение. Мы запустили экономически, в военном отношении. У нас перестали там работать спецслужбы. Это я наезжаю на власть!

Скажите мне, пожалуйста, как нам удалось в Чечне установить мир? Что произошло? Кто этот великий человек, который приостановил этот гигантский поток цинковых гробов, над которыми день и ночь рыдали русские матери?

Джемаль:

- Видимо, Ахмат Хаджи Кадыров.

Баранец:

- Да? А вам не кажется, что его фамилия Путин?

Джемаль:

- Понятно. Давайте так…

Баранец:

- Понятно, да?

Джемаль:

- С одной стороны, у нас есть…

Баранец:

- А Ахмат Хаджи сейчас дает миллиарды долларов с того света?..

Джемаль:

- А вместо него есть Рамзан Ахматович.

Баранец:

- Да? Понимаю… Вы признаете, что он все-таки получает из Москвы. И мы ради того, чтобы приостановить… Да, мы даем деньги! Мы не скрываем. Так, все-таки, его фамилия Путин.

Джемаль:

- Есть радикальная идеология. Она воюет с властью. И она воюет с властью на весьма серьезных и солидных основаниях, потому что власть воплощает в себе криминал, антинародные принципы, номенклатурно-олигархический режим.

Баранец:

- Бабло в обмен на либерализм!

Джемаль:

- Либерализм и крайний национализм, консерватизм, крайний эгоизм – это все присуще власти. Радикальные идеологии выступают против этого. Как будет бороться с такой радикальной идеологией власть? Она, как в айкидо, будет подхватывать за руку и тянуть в ту сторону, где эта радикальная идеология запутается в бессмысленных терактах, в отрицании себе со стороны населения за справедливость, во имя которой якобы эта радикальная борется.

Баранец:

- Я вас понял. Позвольте вопрос.

Джемаль:

- Подставить и завести!

Баранец:

- Позвольте вопрос.

Джемаль:

- Дать радикальной идеологии гапонов!

Баранец:

- У меня к вам вопрос, чтобы все было понятно. Какого лидера нации вы видите в Кремле, чтобы эта зараза прекратилась?

Джемаль:

- Этот вопрос абсолютно нерелевантен. Потому что…

Баранец:

- Не надо так заумно. Нас люди без образования слушают!

Джемаль:

- Мы 22 года живем не в постсоветский…

Баранец:

- Вы не отвечаете на мой вопрос!

Джемаль:

- Отвечаю. Мы живем не в постсоветский период. У нас продолжается советский период, но только он трансформировался из чисто номенклатурного в олигархический.

Баранец:

- При Советском Союзе в этом Дагестане была церковная тишь и гладь! Да, где-то в низах бродило, но мы держали в кулаке эту заразу!

Джемаль:

- Потому что был красный партийный проект. И был интернационализм.

Баранец:

- А когда обруч советский лопнул, все это дерьмо полезло наверх!

Джемаль:

- Минуточку! Перехватила власть после ухода партии та же самая номенклатура, обернувшаяся олигархической страшной физиономией. Страшной мордой.

Баранец:

- Власть при приходе Ельцина наплевала на Кавказ! И получила пенделя за это!

Афонина:

- Вкратце ответьте, пожалуйста, на вопрос Виктора Николаевича. У нас есть телефонные звонки.

Джемаль:

- Я в идеале вижу руководителя, который стоит на интернационалистских позициях, на позициях справедливости, возглавляет прямую народную демократию. И который бросает вызов террору со стороны Запада. Организует нашу страну, как великую державу, которая является маяком для всего человечества!

Коц:

- А в чем выражается…

Джемаль:

- А не сырьевым придатком!

Баранец:

- На эту роль я хоть сейчас готов!

Коц:

- В чем выражается террор со стороны Запада?

Джемаль:

- Ничего себе! Только за последние годы по вине американцев и их натовских союзников…

Баранец:

- Нет, нет, нет! Только в Кремле! Вы же сами себе перечите! Вы же говорите, что эта власть учиняет террор!

Джемаль:

- Мы говорили, что со стороны Запада террор идет по отношению ко всему человечеству. Россия и нынешний российский режим содействует эту террору благодаря транзиту натовских грузов в Афганистан, базы в Ульяновске и так далее.

Коц:

- То, что Запад участвует во всех этих процессах на Северном Кавказе, вы отрицаете?

Джемаль:

- Он может, конечно, туда влезть. Он был бы дурак, если бы не влез, туда, где горячо. Он влезет всюду и всегда.

Баранец:

- То есть, мы заодно с американцами?

Джемаль:

- А что, что, не знаете, что мы заодно с американцами? Только это «мы». Ко мне это неприменимо.

Афонина:

- У нас есть телефонный звонок.

- Здравствуйте! Я считаю, что это выгодно тандему, который сложился из нынешнего президента Путина и американского президента Обамой. А противопоставление их, оно провокационно. Это одна шайка-лейка.

Афонина:

- Спасибо. Они поддерживают Доку Умарову, готовят теракты…

Баранец:

- Такая логика хороша…

Джемаль:

- Доку Умаров, между прочим, после взрывов в метро… В свое время я уже сказал, что Доку Умаров является агентом спецслужб, потому что его заявление тогдашнее, что он берет эти взрывы на себя, оно являлось абсолютно голословным и ничем не обоснованным. Кроме того, что он должен был срочно вылезти и отвести это все от того пальца, который показывал в сторону Кремля.

Коц:

- А перед этим в лесу он с этим смертником сидел. Видимо, это фотомонтаж…

Джемаль:

- А он сидел не в лесу. Он сидел на склоне холма, который находился с южной стороны Кавказа. Он сидел в Грузии. И из Грузии он нам говорил о том, что он устроил все эти взрывы.

Коц:

- Но смертник из Грузии как-то доехал до Москвы…

Афонина:

- Происшествие трагическое, когда Рамзан Алиев, будучи мастером отделения охраны и материально-технического обеспечения пограничного управления ФСБ России по республике Дагестан, перестрелял своих сослуживцев.

Джемаль:

- И после этого сразу стал ваххабитом!

Афонина:

- И здесь рука ФСБ…

Джемаль:

- Любой фсбэшник, который сделал какую-нибудь акцию типа той, что сделал Рамзан Алиев, он сразу становится ваххабитом. Или завербованным ваххабитами.

Афонина:

- То, что его пытались уволить…

Коц:

- В 2006-м году он был уволен…

Афонина:

- Это сейчас в расчет не берется. Берется, что его обратно…

Джемаль:

- Любой евсюков, который совершил какую-нибудь акцию типа той, что совершил Евсюков реальный, сразу оказывается, что он уволен был за два дня до того, как он всех перестрелял. Это известно.

Афонина:

- У нас еще звонок.

- Здравствуйте! Поясните, кто такие салафиты?

Афонина:

- Спасибо.

Джемаль:

- Салафиты – это аналог протестантов. Как протестанты выступали против исторического христианства в ее католической форме и стремились вернуться к временам библейским, к временам чистого христианства, к временам Христа, точно так же и салафиты хотят очистить ислам от всех наслоений в виде народных традиций, фольклора, коррупционности и так далее. И вернуться к чистым временам джамаата в Медине. То есть, к временам мединской общины. И берут пример с последователей Пророка непосредственно. А что касается суфиев, это те, кто говорит о том, что есть внутренняя изотерическая сторона, мистическая сторона исламского учения, которая связана с личным внутренним путем, но и связывают этот личный путь с повиновением мастерам и шейхам, старцам. Это очень похоже на старчество в православии. Это путь мистический, индивидуальный и так далее. Салафиты его отрицают. Считают, что это было привнесено извне, из неисламских традиций.

Афонина:

- Саша, ты хотел что-то добавить?

Коц:

- Короткий вопрос. С чем может быть связан тот факт, что все последние теракты, которые были совершены выходцами с Кавказа, все эти террористы исповедовали салафизм?

Джемаль:

- Потому что салафизм предполагает джихадизм, то есть, участие в священной войне. А джихадизм предполагает жертвование собой. Но это имеет такие же аналогии во всех монотеистических религиях.

Афонина:

- Получается, что это умелое манипулирование?

Джемаль:

- Когда мы имеем дело с этим пространством, это просто цветущая поляна для того, чтобы туда влезть и начать манипулировать. Точно так же, как охранка манипулировала горячей пассионарной молодежью старой России, чтобы вовлечь их в террористические акции боевой организации эсеров.

Афонина:

- Спасибо огромное нашим гостям.

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ