2016-07-14T10:30:19+03:00

Почему перед законом все равны, но граждане южных регионов - равнее?

За стрельбу в центре Москвы джигиты из свадебного кортежа отделались штрафами в 100 рублей! [обсуждение]

00:00
00:00

Пока шли разборки, невеста ждала в машине

Пока шли разборки, невеста ждала в машине

В прямом эфире радио КП обсуждаем, почему полиция закрывает глаза на грубые нарушения общественного порядка.

Афонина:

- Здравствуйте! Я - ведущая Елена Афонина. В течение этого часа мы будем обсуждать то происшествие, которое случилось вчера в центре Москвы, когда полиция задержала свадебный кортеж с Кавказа. Гости стреляли в воздух и всячески выражали радость по поводу весьма важного события, а именно свадьбы. В студии специальные корреспонденты «Комсомольской правды» Александр Коц и Александр Бойко. Сегодня с нами в студии также общественный деятель Владимир Тор. Для того чтобы стало понятно, давайте объясним, о чем идет речь, и какая уточняющая информация появилась.

Бойко:

- Уточняющая информация обнадеживающая. Стреляли не из множества пистолетов и не все на кавказской свадьбе, которая проходила в Москве, проезжала по центральным улицам. А стрелял все-таки один из гостей, который приехал в гости к одному из менеджеров, который живет в Москве многие годы, решил жениться, пригласил кучу гостей. Кто-то из гостей от переизбытка эмоций начал палить в воздух. Сначала информация была, что стреляли в сторону сотрудников полиции. Различные свидетели звонили по 02 и говорили о том, что идет кортеж из дорогих машин по улицам города, из них стреляют и ведут себя вызывающе. Сотрудники полиции перекрыли эту процессию только на улице Моховой.

Коц:

- Я правильно понимаю, что от Ленинградского шоссе сотрудники ДПС сопровождали этот кортеж, пытались его остановить, а остановили только около Моховой?

Бойко:

- Я так понял, что действительно ехали они со стороны области.

Коц:

- Я правильно понимаю, что люди в этом кортеже не подчинялись законным требованиям сотрудников полиции?

Бойко:

- Насколько мне известно, пытались их остановить, они проехали мимо.

Коц:

- Я правильно понимаю, что ни одному из этого кортежа не предъявили статью КоАП за неповиновение законным требованиям сотрудников полиции, что у нас очень часто на «маршах несогласных» предъявляют всем, кому ни попадя, кого кидают в автозак?

Бойко:

- Больше скажу. Даже после того, как задержали всех и доставили в ОВД «Тверское», один из гостей столицы, который успел пострелять, оттолкнул журналистов, сотрудников полиции, сел в «Лексус» и уехал.

Афонина:

- Давайте я скажу, что было в итоге предъявлено. Составлены были административные протоколы по ст. 12.20 КоАП за «нарушение правил пользования звуковыми сигналами». Еще несколько протоколов было составлено «за использование тонировки». И штраф по этим статьям составляет 100 рублей. То есть 100 рублями отделались те, кто принимал участие в этом.

Коц:

- Это очень опасный прецедент. Потому что вчера этот свадебный кортеж показал всем своим соплеменникам из кавказских республик, что в Москве можно спокойно ездить по улицам, перекрывая движение, ездить клином (как я читал в интернете, они ехали вот так вот, клином, не давая проехать другим машинам), спокойно стрелять в воздух и заплатить за это 100 рублей, сдав правоохранительным органам одного из своих, наверное, самого младшего соплеменника, который будет отдуваться за стрельбу.

Афонина:

- 2 тысячи рублей ему штраф.

Коц:

- Это то, что ему предъявили по статье 20.8 КоАП (там еще до года лишения лицензии и изъятие оружия). На самом деле я не совсем понимаю, потому что эта статья 20.8 очень расплывчата в формулировках. То есть там и нарушение правил ношения, хранения, производства даже оружия. На самом деле логичнее было бы предъявить ему статью КоАП 20.13. Это стрельба в населенных пунктах и не отведенных для этого местах. Там и штраф чуть-чуть повыше - до 5 тысяч рублей и лишение лицензии до 3 лет.

Афонина:

- Теперь я хотела бы сделать небольшое уточнение. Я тут подборку перед нашей программой составила. Апрель 2009 года. Повторяется все абсолютно так же. Садовое кольцо. На нем мчались, выстроившись в ряд, машины, которые перекрыли вообще всю дорогу. Это такая традиция - в ряд ехать. Автомобили сзади сигналили, потому что движение практически было парализовано. То же самое, стрельба.

Далее. Июль этого года, Гагаринский район Москвы, чеченская свадьба. Проходит с теми же самыми традиционными лезгинками и стрельбой. На место происшествия прибывают сотрудники полиции. После небольшой беседы тишина была восстановлена.

То есть мы понимаем, что это не единичный случай. Вопрос нашей аудитории. Как заставить гостей столицы с Кавказа уважать закон?

Вопрос Владимиру Тору. Вот это происшествие, оно действительно ЧП, как мы его сейчас обсуждаем?

Тор:

- Странная складывается ситуация в Москве и в России. С одной стороны, для нормального сознания, конечно, это ЧП. А с другой стороны, нормальное сознание достаточно быстро привыкает к таким ЧП. Мы живем в состоянии чрезвычайного положения. Когда кто первый раз столкнулся с чеченской мафией? Я, например, в 91-м году. Вот с 91-го года я в состоянии такого ЧП нахожусь и достаточно уже привык к этим обстоятельствам. Ну, стреляют в воздух. С одной стороны, конечно же, это нехорошо, а с другой стороны, что вы удивляетесь, что вы ожидаете от этих людей? Я, честно говоря, ничего другого и не ожидаю.

Афонина:

- У нас же тоже есть наша российская забава - устраивать такие салюты и такие фейерверки по тому же самому радостному свадебному поводу. Это у нас не вызывает никакого опасения, хотя порой это тоже устраивается без соблюдения элементарных норм. И такие фейерверки устраивают, что полрайона разнести можно. И ничего, как-то мы к этому нормально относимся. Чем же стрельба в воздух нам так не нравится?

Тор:

- Тем, что человек с пистолетом это не человек с бенгальскими огнями. Все-таки это не новогодний праздник.

Бойко:

- Да, можно было Ленинградку и Моховую перегородить, требовать у всех выкупа, а после этого, допустим, устроить кулачные бои.

Тор:

- Для информации очень важно, в каком контексте она получена. И тот контекст, который жители России имеют по отношению к чеченцам, дагестанцам, вообще гостям с Кавказа, он крайне негативный. Кавказец с пистолетом на улице это большая опасность.

Афонина:

- А имеет право человек жить по своим традициям, по своим правилам, по своим законам?

Тор:

- Я считаю, что человек, конечно, имеет право жить по своим традициям, по своим законам. Допустим, есть племя людоедов на островах в Тихом океане. Я не Миклухо-Маклай, я далек от того, чтобы его перевоспитывать и прививать ему другие нравы. Хотят заниматься людоедством у себя в племени - приятного аппетита, бог им судья. А у меня дома, в Москве, в России, пожалуйста, воздержитесь от этих мероприятий.

Афонина:

- Давайте послушаем официальный комментарий сотрудника полиции.

- В воскресенье днем на службу 02 от граждан поступило сообщение о том, что на Ленинградском проспекте слышны звуки стрельбы. Полицейскими было установлено, что свадебный кортеж, состоящий из нескольких автомашин, двигался по Ленинградскому проспекту в сторону Тверской улицы, и в процессе движения несколько участников кортежа открыли стрельбу вверх из травматического оружия. Недалеко от улицы Моховой сотрудникам ДПС удалось остановить этот кортеж. По данному факту в отдел полиции по району Тверской было доставлено около 15 человек для опроса и проверки по базам данных на предмет законности владения огнестрельным травматическим оружием. Задержанные автомобили также были досмотрены. Сотрудниками ДПС были оформлены протоколы об административных правонарушениях на водителей транспортных средств, которые нарушили правила дорожного движения.

Афонина:

- У нас есть телефонные звонки. Виктор, слушаем вас.

- Я бы полицию к уголовной ответственности привлек бы за то, что они оскверняют чувства верующих.

Афонина:

- Этот закон еще не принят.

Виктор:

- Возня вокруг этого закона вот к этому и приводит. Это звенья одной цепи.

Афонина:

- Еще один телефонный звонок. Сергей, здравствуйте.

- Я напомню, вчера москвичи перекрывали дорожное движение, дабы приезжие смогли справить религиозный культ. Сегодня их свадьбы со стрельбой перекрывают путь нам. А завтра? И все это под тухлым соусом толерантности от проститутки-власти за бронированным стеклом. Пора, видимо, браться за метлу. Есть кому.

Афонина:

- Может быть, действительно это звенья одной цепи?

Бойко:

- На самом деле кто они? Сегодня, кстати, у нас начался воинский призыв. А вот 8 человек, которые были задержаны в связи с этой свадьбой, молодые мужчины от 19 до 25 лет. Стрелял Агаларов Мурат из Дагестана, 25 лет, жених - Артур Алибеков.

Афонина:

- Разве жители Дагестана призываются на воинскую службу?

Бойко:

- Естественно. Вместо того, чтобы исполнять свой долг или учиться, они живут почему-то в Москве. Чтобы подальше быть от своего военкомата, видимо.

Удалось поговорить с соседом жениха. Он рассказал, что Артур обычный менеджер, недавно переехал жить в квартиру к невесте в другой район Москвы. У него не «Феррари», которую арендовали для свадьбы, а обычный «Опель», он абсолютно нормальный человек. По его версии, проблемы в семьях уроженцев Кавказа, которые живут в Москве, появляются именно тогда, когда к ним приезжают родственники из деревень и аулов. Обычно их стараются быстрее спровадить домой, но без них не отпразднуешь свадьбу. Они просто не понимают, что в Москве нельзя стрелять в воздух и не пропускать машины, которые обгоняют свадебный кортеж. Вот и возникают конфликты. Это один из земляков жениха так прокомментировал ситуацию.

Коц:

- У меня к этим ребятам из свадебного кортежа никаких вопросов нет. Я давно знаком с этой публикой, я десятки раз бывал на Кавказе, присутствовал, кстати, на свадьбах и в Дагестане, и в Чечне. Действительно, она там так и выглядит. То есть люди едут колонной. Там не принято обгонять свадебный кортеж, все, наоборот, поздравляют. Там действительно стреляют в воздух. Но если это происходит где-то в селах. Если вы будете ехать в Махачкале мимо этой площади, где находится комплекс строительных зданий, попробуйте там стрельните. Вам в ответ прилетит калибр 5,45 или 7,62 очередями тут же. Здесь, возле Красной площади, пожалуйста, стреляй.

Все вопросы у меня к правоохранительным органам. Почему настолько легко отделались эти парни? Если мы возьмем какие-нибудь «марши несогласных» или «марши миллионов», тут людей хватают, кидают в автозак, могут ночь продержать, наутро в суд, еще 15 суток. Здесь они час провели в отделении.

Бойко:

- Тут достаточно послушать разговор всех задержанных с полицией (кстати, они первоначально вообще отрицали стрельбу).

Коц:

- Почему не взяли на экспертизу все оружие, которое у них было? Я так понимаю, что пистолеты травматические были там не у одного человека. Просто сдать решили одного, чтобы хоть чем-то милицию подкормить.

Бойко:

- И все машины наверняка не остановились из этого кортежа.

Коц:

- Почему ни на кого не был составлен протокол, не отобраны права за то, что они не подчинялись требованию, не останавливались, когда еще от Ленинградки гнали их?

Тор:

- Есть давно известный и апробированный рецепт лечения от подобного заболевания. Этот рецепт называется нулевая толерантность в правоприменении. Это означает, что за любое правонарушение гостями с Кавказа должно идти жесточайшее наказание, максимально предусмотренное по этому закону. Неукоснительность наказания и самое что ни на есть жестокое. У нас существующие законы позволяют на самом деле выбить дурь из любого человека очень быстро и эффективно. Было бы желание.

Мне хотелось бы добавить еще один момент. Тут в речи наших радиослушателей прозвучала тема, что давайте их накажем по поводу оскорбления чувств верующих. Я бы, честно говоря, предостерег от применения подобного закона. Потому что сама по себе стрельба в воздух не является оскорблением чувств верующих. Правила безопасности - это другое.

Но обратите внимание, у нас постепенно наши привычные европейские, христианские, русские законы, порядки, обычаи, нормы заменяются на другие, на кавказские нормы. Хороший ли это признак? На мой взгляд, отвратительный. Я не желаю жить по кавказским законам. Я не желаю, чтобы чеченский суд принимал решение о запрещении слушателям из России пользоваться YouTube. Это не их собачье дело, я что хочу, то и слушаю, в конце концов. Я считаю недопустимым оскорблять чужую религию и чувства верующих. Но я не желаю, чтобы мне запрещали, ограничивали доступ к информации. Я, кстати, смотрел этот фильм «Невинность мусульман». На самом деле скучнейшее, банальное зрелище. Это не тот фильм, который вменяемый человек может смотреть. Но, запрещая доступ к информации, мы создаем отвратительный прецедент, который нам всем очень дорого обойдется.

Афонина:

- Давайте выслушаем комментарий президента Дагестана Магомедсалама Магомедова. Он пообщался с журналистом «Комсомольской правды» Александром Гамовым и ответил на тот вопрос, нарушили ли что-то те, кто устроил стрельбу в центре Москвы, и по каким законам существует Дагестан.

Магомедов:

- Я хотел бы, чтобы полиция Москвы и вообще МВД тщательно разобралось, и если виноваты дагестанцы, конечно, никто не имеет права в любом случае, чья бы ни была свадьба, открывать стрельбу в центре Москвы или где бы это ни было. Эти действия в любом случае противоправные. Тем более с точки зрения закона и точки зрения просто правил поведения. Никого я не могу одобрить, кто там какую-то стрельбу открывает, это порицаемо, это осуждаемо. Из этой информации мне не до конца понятно, может быть, разобраться надо. Если ребята или кто там узнают, что они стреляли, может быть, какие-то провокаторы стреляли.

Призываю всех молодых людей вести себя достойно, спокойно, в соответствии с этикетом дагестанца, с конституцией горца, как говорил Расул Гамзатов. Это значит уважительно относиться к людям, которые тебя окружают, уважительно к традициям, обычаям, которые существуют в этом месте. Естественно, это никого не украшает. Кто имеет право ходить, стрелять в кого-то, во встречные машины или еще в кого-то? Если они не виноваты, а кто-то на них наговаривает, - тоже нельзя делать выводы только потому, что они дагестанцы, это будет нехорошо. Они не имеют права делать выводы просто потому, что человек дагестанской национальности. Это может быть просто какой-то хулиган или бандит.

Афонина:

- Можно ли сделать что-то с теми, кто живет по своим законам, приезжает с этими законами сюда? Кстати говоря, не так давно в Махачкале проходило очередное совещание по поводу криминогенной обстановки в республике. И там сообщалось, что регулярно доставляются задержанные, обвиняемые в стрельбе в воздух на свадьбах. То есть мы понимаем, что с этой проблемой как-то и в Дагестане не очень могут справиться, соответственно и в других республиках, где это принято.

Коц:

- В Дагестане на этих свадьбах всегда присутствует какой-нибудь начальник местного РОВД, обязательно участковый, обязательно родственники-милиционеры. Там стрельба не из травматического оружия ведется, там ведется стрельба из автоматического оружия. В Чечне в первый класс провожают ребенка, папа из пулемета высаживает целую ленту. Поэтому там с этим проще, и там люди к этому привыкли. Но я говорю, что они прекрасно знают, где можно стрелять, а где не стоит.

Афонина:

- Что сделать, чтобы гости столицы поняли, что в центре Москвы… А на окраинах что, можно, что ли?

Коц:

- Нигде нельзя. По закону об оружии нельзя в населенных пунктах стрелять, если это не оборона.

Афонина:

- Для того чтобы мы в какой-то степени поняли, как прокомментировал само происшествие дагестанский молодожен Артур Алибеков, чья свадьба и устроила переполох в Москве, давайте послушаем его диалог с сотрудниками правоохранительных органов.

«- Вот за нами стоял кортеж, они сюда заехали. Несколько их было. Вы сами видите, кортеж небольшой.

- Номера передали с вашего кортежа.

- Номера какие передали, ту машину пусть задерживают. Мы же большие деньги отдали за то, чтобы сыграть свадьбу.

- Вам замечание сделали на «Белорусской».

- Мы выстроились и дальше спокойно поехали. И здесь на светофоре нас остановили. Нас предупредили, мы выстроились, спокойно поехали. Здесь опять остановка. Столько всего отдали, один раз играем свадьбу.

- Мы прекрасно понимаем. Но было нарушение закона. Это же не горы, это все-таки столица. Если бы это было где-то в горах, мы же не против, чтобы вы там где-то стреляли.

- Там тоже нельзя стрелять. В России везде закон один. Мы это понимаем. Если будут какие-то замечания, пусть сотрудники посмотрят сами.

- Давайте мы с вами договоримся так. Мы жениха и невесту не задерживаем, а всех остальных ваших гостей досмотрим.

- Без проблем.

- Раз вы сказали, что какие-то номера есть, может быть, по тем машинам, по которым есть информация, их досмотреть? Как жених без гостей приедет?

- Это будет в течение 15-20 минут.

- Пожалуйста. Мы все по машинам сядем, осмотрел - уезжай.

- Да.

- Спасибо за понимание. Мы вас всех приглашаем на свадьбу».

Афонина:

- Как мы поняли из этого диалога, в горах тем более стрелять нельзя. Эта фраза прозвучала.

Коц:

- На самом деле мы наблюдаем здесь типичное поведение дагестанцев, когда они из грозных таких уркаганов превращаются в беленьких и пушистых кроликов. Но здесь один неприятный момент меня резанул. О том, как плавно психологически эти празднующие начинают управлять сотрудниками правопорядка.

Бойко:

- Одного досмотрели - и уезжают. Вместе с пистолетом.

Афонина:

- Звучала же фраза, что на «Белорусской» нам сказали, что необходимо как-то покультурнее себя вести. Может быть, действительно ситуация нагнетается? Может быть, не было того, о чем мы сейчас говорим?

Бойко:

- Да нет, речь идет как раз о том, что их и останавливали, и пытались в норму привести.

Тор:

- Пытались воздействовать на них на «Белорусской», где массовое скопление людей. А призвали к порядку на Моховой, около здания Думы. Власть, когда чувствует угрозу своей личной безопасности, всё прекрасно начинает работать - и милиция, и ФСО, и ФСБ, и прокуратура.

Афонина:

- Владимир, где же прекрасно?

Тор:

- Тогда же нас-то будут защищать?

Афонина:

- Где же прекрасно начинает работать? Итог-то именно такой, на который и рассчитывали.

Коц:

- На Ленинградке две машины ППС догоняют этот кортеж и думают: да что я буду за свою зарплату лезть к этим кавказцам? Вот сейчас они туда поедут, на Красной площади ОМОН дежурит, там ФСО, они там без нас разберутся.

Бойко:

- Машины скоростные, догонять их достаточно опасно на улицах.

Коц:

- В полиции вообще опасная работа. Человек, который идет работать в полицию, он должен это осознавать.

Афонина:

- Что можно инкриминировать за такое поведение, какие статьи?

Коц:

- Я бы сделал сравнение с процессом над Pussy Riot. Понятно, что сравнение не совсем корректное, но тем не менее. Когда шел процесс над этой панк-группой, очень часто звучало такое словосочетание «чтобы другим неповадно было». Я с этим согласен. Так вот, чтобы другим неповадно было… Владимир правильно сказал, что эти штрафы, квиточки, они приедут домой - в рамочку и на стену. И будут всем ходить и показывать: вот посмотрите, этот штраф мне выписали за то, что так у них можно делать, это стоит 100 рублей или 2 тысячи. Это для них повод гордиться. А здесь все признаки 213-й статьи Уголовного кодекса - хулиганство. Причем в части 1 пункт А есть такое: с применением оружия или предметов, использованных в качестве оружия. Это до 5 лет лишения свободы. Вторая часть этой же статьи - то же деяние, совершенное группой лиц, либо связанное с сопротивлением представителю власти. Они не останавливались, можно и это при желании притянуть.

Тор:

- Это уже какой следователь попадется.

Коц:

- Это уже до 7 лет. Чтобы другим было неповадно.

Бойко:

- Что еще меня зацепило. То, что на всех машинах были ленточки не российского флага, а именно дагестанского. Президент Дагестана совершенно правильно сказал, что если подтвердится стрельба, их надо наказать. Они призывного возраста, им еще 3 года до 27 лет. Пусть он их забирает всех, и пусть они служат.

Афонина:

- Может быть, они отслужили. Мы же не знаем биографию этих молодых людей.

Бойко:

- Может быть.

Коц:

- В отличие от России они все стараются отслужить. Потому что у них без военного билета нет никаких шансов по карьере.

Бойко:

- В армии уже настреливаются так, что потом стрелять особо неохота.

Коц:

- Да в армии от них тоже воют. Поэтому их в Россию стараются не брать, они служат у себя.

Афонина:

- Выслушаем мнение председателя Союза студенческих землячеств Кантемира Хуртаева. Он сейчас с нами на телефонной связи. Кантемир, как вы оцениваете происшествие в Москве вчера?

Хуртаев:

- Я для начала хотел сказать, что граждане Российской Федерации, приехавшие с Кавказа, не гости столицы, они такие же полноценные…

Коц:

- Давайте не будем разводить демагогию по поводу таких же полноценных.

Хуртаев:

- Вы меня не перебивайте. Я высказываю свое мнение. Они здесь не гости. Москва это столица всех народов, проживающих в Российской Федерации.

Тор:

- Москва это город, в котором я живу, и тот, кто приезжает в Москву, это мой гость.

Хуртаев:

- Ну и живите себе на здоровье.

Афонина:

- Знаете, если я приеду в Санкт-Петербург, я буду гостьей Санкт-Петербурга, и меня это нисколько не оскорбит.

Коц:

- Даже в метро говорят: «Уважаемые москвичи и гости столицы».

Хуртаев:

- Я еще не высказал своего мнения по отношению к инциденту, но хотел спросить. Уже все достоверно определили, что все участники инцидента являются приезжими? Вдруг они выросли в Москве, вдруг они родились? И все равно они гости, потому что они кавказцы?

Коц:

- Почему тогда половина машин 05 региона?

Хуртаев:

- Вот этого я не знаю. У вас достоверная информация?

Тор:

- Это на видеозаписи видно.

Хуртаев:

- На видео вы могли видеть 2-3 машины.

Афонина:

- Кантемир, ваша оценка вчерашних событий в Москве?

Хуртаев:

- Естественно, я это осуждаю. Это недопустимо. Но обсуждать это в духе, что гости какие-то там, это уже оскорбительно. А сам этот человек вообще кто? Представьтесь. Очевидно, что молодой человек ксенофоб и шовинист.

Коц:

- Александр Коц меня зовут.

Бойко:

- Александр Бойко.

Хуртаев:

- Естественно, это недопустимо. Нужно наказать по всей строгости закона, если доказан этот факт.

Афонина:

- Какая строгость закона применима к участникам подобной стрельбы в центре Москвы? Как вы считаете, какое наказание они могли бы заслужить, если руководствоваться буквой закона?

Хуртаев:

- Дело в том, что я не юрист. Юристы будут квалифицировать это преступление в соответствии с Административным или Уголовным Кодексом и вынесут свою меру наказания. Но при этом нужно четко доказать этот факт. Потому что я только по интернету знаком с этим инцидентом. Участники данного свадебного кортежа отрицают это и говорят, что были еще и другие кортежи. Поэтому нужно четко доказать факт наличия этой стрельбы и после этого, если это уже доказано, - по всей строгости закона. А какая это мера, к сожалению, я не юрист и не могу сказать, как их наказать.

Афонина:

- Если мы сейчас представим себе, что пройдет по статье «хулиганство», и люди сядут на конкретные сроки, как вы считаете, подобная мера воздействия будет действовать на тех, кто, может быть, таким же образом отмечает свои свадебные мероприятия?

Хуртаев:

- Конечно, будет. Но по статье «хулиганство» они не сядут. Я хочу сказать, что этого недостаточно, одними репрессивными мерами проблему не решить. Очевидно, что данный вопрос нужно поднимать среди представителей общественности.

Коц:

- Представители общественности имеют влияние вообще на эту молодежь?

Хуртаев:

- Сказать, чтобы они всё, что решили, приняли под козырек, это, наверное, было бы неправильно. Все зависит на самом деле от национальности, кто участвовал в этом.

Коц:

- Все зависит от воспитания на самом деле.

Хуртаев:

- Не путайте, пожалуйста. Вы меня спросили, имеют ли влияние представители общественности, я вам говорю, что какое-то влияние, несомненно, имеют, но это не значит, что если это осудили представители общественности, то, значит, это больше повторяться не будет. Но какое-то влияние это будет иметь. Я думаю, что подобного рода вещи осуждались не раз.

Афонина:

- Кантемир, а почему вы сказали, что по хулиганке они не сядут?

Хуртаев:

- Насколько я знаю, хулиганство это не такая строгая статья.

Афонина:

- Саша, зачитай статью «хулиганство» еще раз.

Коц:

- До 5 лет (1-я часть).

Хуртаев:

- Я не юрист, я могу ошибаться.

Коц:

- Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия.

Афонина:

- Кантемир, как вы считаете, подходят действия неких людей, которые устроили стрельбу в центре Москвы, под статью 213 Уголовного Кодекса?

Хуртаев:

- Если это то, что зачитал Александр, то подходит.

Тор:

- Кантемир поднял очень интересную тему. Формально осуждая хулиганство в центре Москвы, он сказал: а зачем вы их осуждаете как гостей, они хозяева, они, собственно говоря, живут в Москве, здесь родились, здесь давно присутствуют. Мне хотелось бы напомнить слова другого хозяина города Москвы, адвоката Дагира Хасавова. Весной в телеэфире он высказал следующее: «Вы считаете, что мы приходим сюда, в Россию, как в какое-то чужое место. А мы считаем, что мы у себя дома. Возможно, вы чужие, а мы у себя дома. И мы будем устанавливать правила, которые нас устраивают, хотите вы этого или нет. Любые попытки это остановить обернутся кровью. Мы зальем город кровью», - сказал столичный адвокат Дагир Хасавов. Против него было возбуждено уголовное дело, которое на днях счастливо закрыто, как сообщил его защитник.

Афонина:

- У нас есть телефонные звонки. Ирина, слушаем вас.

- Конечно, говорить, что они гости, для них это, может быть, звучит оскорбительно. Но все эти действия у нас происходят от безнаказанности. И прежде всего ни в коем случае нельзя принимать этот закон об оскорблении чувств верующих. Потому что это приведет неизвестно к чему. Вы же видите, уже до абсурда доходим мы. Мировую рок-оперу запрещаем у нас в Ростове. Вы понимаете, это будет жуткое дело. И все это началось от этого Pussy Riot несчастного.

Афонина:

- Андрей, слушаем вас.

- Я житель Москвы. Хочу предупредить этих москвичей, пусть они поступают по кодексу Москвы. Если они не знают, что нельзя так себя вести - клином машины, перекрывая движение, не подчиняясь патрульным машинам, - это уже чисто не национальное. И перестаньте переводить, эти слушатели звонящие, на чувства верующих. Это никакого отношения не имеет. Есть кодекс гражданина, горожанина. Негласный кодекс, если хотите. Никого не обижая, не цепляя, живи себе спокойно. Проведи эту свадьбу. Что за неуважение такое!

Афонина:

- Следующий телефонный звонок. Андрей, здравствуйте.

- Я тоже думаю, что это неуважение, это показное уже неуважение. Мы все уже доигрались с этой толерантностью. И плюс ко всему к этому то, что эта безнаказанность, которая порождена, даже из разговора, записанного между полицией и этими людьми, заискивающий голос полицейского перед какими-то хулиганами, независимо от их национальности. По идее, должны быть люди наказаны, а он с ними разговаривает так, как будто бы он в чем-то провинился. Или как будто он находится не в своем городе, что он приехал к ним в Дагестан и пытается там кого-то арестовывать или останавливать за какие-то хулиганские действия. А действия в прямом смысле хулиганские, причем еще показные хулиганские. А безнаказанность появляется из-за каких вещей? Что говорят, якобы, мы тут должны все быть толерантными, Москва это столица всей России. В Советском Союзе тоже была столица Советского Союза, было 270 миллионов населения. В Москве почему-то все помещались, Москву не расширяли. Сейчас Россия сжалась до 140 миллионов, а в Москве почему-то места свободного не стало, ее стали расширять, никто здесь не помещается. Людей нет в стране, а почему-то опять все в Москве живут.

Коц:

- На самом деле полицейский разговаривает так, как он должен разговаривать по инструкции, - вежливо и с уважением к тому, с кем он разговаривает. Только, к сожалению, с обычными гражданами, которые не ездят на «Феррари» и «Кайенах», они разговаривают не так.

Бойко:

- Меня удивил и Кантемир Хуртаев, который оскорбился словам «гости столицы». А он все-таки руководит значительной общиной. Я себя гостем во многих республиках Кавказа чувствовал прекрасно. Наоборот, там, на Кавказе, всегда подчеркивают, что ты гость. Пожалуйста, приезжайте, будьте гостями, но ведите себя достойно.

Афонина:

- Как вам кажется, будет возбуждено хоть какое-то дело по поводу этого происшествия, или все ограничится 100-рублевыми штрафами?

Тор:

- Если бы властью был бы я, конечно, было бы уголовное дело. Причем независимо, хороший это человек на свадьбе, плохой это человек. Необходимо показательное дело, для того чтобы остальные боялись вести себя, как хамы разнузданные, в городе.

Коц:

- Я считаю, что никакого показательного дела не будет. Оно было бы в том случае, если бы, когда этот кортеж ехал, стрелял, пуля попала бы в стекло машины какого-нибудь футбольного болельщика, и тогда случилась бы еще одна Манежка. Тогда бы, конечно, их всех закрыли.

Бойко:

- Или пуля отрикошетила от столба и попала бы в ребенка, допустим. Естественно, сейчас сотрудники полиции будут ждать, как покажут сверху. То есть прокуратура подтвердит их какое-либо обвинение или какие-то материалы, и будут, как гладиаторы, ждать от трибуны знака вверх или знака вниз.

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ