2016-07-31T11:31:47+03:00

Люди будут знать все о делах Общероссийского народного фронта

Руководитель Центра ОНФ по мониторингу указов президента Николай Николаев / Фото: ТАССРуководитель Центра ОНФ по мониторингу указов президента Николай Николаев / Фото: ТАСС

Один из лидеров ОНФ Николай Николаев рассказал о работе общественного движения в эфире Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Люди будут знать все о делах Общероссийского народного фронта

00:00
00:00

Яковлев:

- Проект «Госдума-2016. Перезагрузка». Ведущие российские политики и политические эксперты приходят к нам в гости. В центре нашего внимания предстоящие выборы в нижнюю палату парламента. До них осталось совсем немного. Роман Карманов и я, Александр Яковлев. Сегодня у нас в гостях один из лидеров Общероссийского народного фронта, руководитель Центра ОНФ по независимому мониторингу исполнения указов президента. Центр этот называется «Народная экспертиза». Николай Петрович Николаев, спасибо большое, что пришли сегодня к нам в гости.

Николаев:

- Добрый вечер.

Яковлев:

- Вы в депутаты баллотируетесь, представляете «Единую Россию». При этом вы один из лидеров Общероссийского народного фронта. Еще недавно широкие слои населения не совсем понимали разницу. Вроде «Единая Россия» - лидер Путин, и у ОНФ лидер и председатель – Путин. Многие говорили о том, что ОНФ – это некая новая партия, которая впоследствии заменит «Единую Россию». Видим, что это не так. Но все-таки в чем разница и каким образом теперь Общероссийский народный фронт принимает участие в выборах?

Николаев:

- Что касается ОНФ, то действительно лидер у нас один во фронте – это президент страны. И ОНФ, как движение, не принимает участие ни в каких выборах. Отдельные активисты фронта приняли такое решение. И сейчас все больше и больше участвуют в политической жизни страны, идут на выборы от разных партий.

Яковлев:

- То есть не только «Единая Россия». Не нужно думать ,что ОНФ и «Единая Россия» - это одно и то же.

Николаев:

- Нет, у нас есть наши коллеги, которые идут и от «Справедливой России», от других партий. Это не удивительно. Потому что Народный фронт – это прежде всего движение, которое сплотило, объединило тех активных граждан, которые действительно неравнодушно смотрят на будущее нашей страны. Именно поэтому основной целью фронта является то, чтобы добиться, чтобы те цели, которые поставлены лидером, в частности, в майских указах, они были достигнуты, достигнуты в срок, качественно, и так далее. И для того, чтобы вот это «качественно» соблюдалось, это, конечно, работа на местах. Потому что невозможно узнать, насколько качественно тот или иной закон или поручение исполнено, если не спросить людей на месте: ребята, а вы что-нибудь почувствовали вообще? Что-то действительно произошло? Или остались только цифры? Вот этим занимаются тысячи и тысячи активистов ОНФ. И не удивительно, что такая активная позиция стала основой для того, чтобы отдельные наши активисты пошли участвовать в том числе и в выборах. Кстати, не только в Госдуму. Этой осенью многочисленные выборы в муниципальные органы законодательной власти. Поэтому там очень много народу приняло участие. И небезуспешно.

Яковлев:

- То есть фракции Народного фронта в Госдуме мы не увидим?

Николаев:

- Я думаю, что нет. Это не партия.

Карманов:

- Я думаю, что мы увидим там новых людей, которые появятся там благодаря в том числе и ОНФ. Насколько я знаю, только за исполнением майских указов следит порядка под 20 тысяч человек под руководством Николая Петровича в том числе. У вас опасная должность для многих. Вы же такой главный контролер получаетесь, который следит за тем, как исполняются указы президента.

Яковлев:

- Сразу оговорюсь, что мы ни в коем случае не агитируем за какую-либо политическую партию или за какого-то конкретного человека. К нам в гости приходят представители всех ведущих политических сил.

Яковлев:

- Вы, Николай Петрович, человек, который следит за тем, как исполняются указы президента. Занимаетесь этим довольно давно – уже третий год. Я думаю, что накоплен определенный массив историй, определенное количество врагов уже, недоброжелателей. С чем приходилось сталкиваться за эти несколько лет? И какие выводы вы можете сделать для себя и поделиться с нашими слушателями, как исполняются указы президента, как вообще у нас управление в стране выглядит изнутри.

Николаев:

- Я хочу сказать, что я не такой уж страшный. И речь идет о том, что контроль за исполнением тех или иных поручений, указов президента возможен благодаря нескольким составляющим. Во-первых, это, конечно же, решение самого президента, его поручение, согласно которому те поручения, которые находятся в майских указах, и те, которые он дает в развитие, они снимаются с контроля только после того, как ОНФ выскажет свое мнение по существу вопроса – исполнены они или нет.

Карманов:

- Но это же очень неприятная для чиновников ситуация.

Николаев:

- Это неприятно. Более того, та система, которую выстроил Общероссийский народный фронт, это не институт. Я всегда говорю, что общественный контроль, наша задача – сделать его элементом культуры общества. Потому что, когда появляется какой-то институт, он волей-неволей начинает работать сам на себя. А здесь очень важно, что Общероссийский народный фронт не превратился в какой-то институт, в какую-то закостеневшую структуру. Это действительно люди, которые живут на местах, которые не стесняются и не боятся говорить правду. Что делает фронт? Мы объединяем этих людей. Мы задаем им вопросы, систематизируем их ответы, предложения. И тем самым получаем реальную картинку. И вот здесь очень важный момент. Дело в том, что, когда вы спрашиваете: что произошло за этот период? Когда только начинался процесс мониторинга, но достаточно сложно было на местах убедить людей, что если они что-то предпримут, не побоятся опубликовать, сказать, что что-то произойдет. И то, что одним из основных таких орудий ОНФ является публичность, это сработало, конечно, как шок для многих людей. В положительном смысле. Потому что многие люди, которые встречали проблемы, с которыми мы начинали работать, они не верили. Но видя результат, видя реакцию исполнительной власти, видя то, что действительно что-то началось шевелиться, они становились нашими активистами. И вот те 16 тысяч человек – это не сотрудники наши, это действительно активные граждане, которые постоянно участвуют в наших мониторингах, каких-то запросах, опросах и так далее. Это люди, с которыми у нас налажена эта связь. Но это ни в коем случае не сотрудники, это просто активисты.

Яковлев:

- Мы уже несколько раз произнесли слово «контроль». Но ведь контрольная Счетная палата – госпожа Голикова. В конце концов, есть Генеральная прокуратура – господин Чайка. Наконец, есть Контрольное управление Президента – господин Чуйченко. Есть еще политические партии, которые, по идее, должны тоже заниматься контролем. Ну и, в конце концов, журналисты, которые все-таки тоже должны заниматься контролем власти. Зачем еще понадобился этот центр? Зачем понадобилась эта функция для ОНФ? Остальные не работают? Или есть какие-то принципиальные отличия?

Николаев:

-Принципиальное отличие как раз в том, что остальные работают, а активисты ОНФ этим живут. Вот это, мне кажется, действительно коренное отличие. Почему я и сказал о культуре. Дело в том, что быть активистом, быть неравнодушным гражданином – это не обязанность, которую следует выполнять с восьми до шести, это стиль жизни в конце концов. И очень долгое время такая гражданская активность просто в нашей стране гасилась искусственно. И в конце концов это привело к тому, что на определенном этапе люди потеряли веру в свои возможности, что они могут участвовать в жизни своего города, своей страны. Мне кажется, то, что происходит сейчас, когда людям даны потрясающие возможности использовать механизмы прямой демократии, использовать механизмы оценки, принятия решений на каких-то референдумах, общественных слушаниях, вот это очень важно. Это, мне кажется, абсолютно тектонические изменения в нашем обществе. И надо сказать, что очень часто подобные механизмы, которые сейчас включаются, вводятся, они даже забегают вперед. Потому что людям надо научиться эффективно этими механизмами пользоваться. И одна из функций наших, как ОНФ, это в том числе научить людей, как пользоваться этими механизмами, которые даны, кстати, в том числе и майскими указами президента.

Карманов:

- Мы внимательно следили за тем, как развивалась деятельность Общероссийского народного фронта последние три года. Надо заметить, что не только население не очень верило в свои силы, но и, с другой стороны, власть не очень хотела прислушиваться к ОНФ. Мягко говоря, тоже не очень верила, что это все всерьез. И были конфликты еще до недавнего времени и с губернаторами, которые пытались приручить Общероссийский народный фронт, и так далее. Насколько серьезно изменилось отношение к ОНФ у власти?

Николаев:

- Я думаю, что кардинальным образом. Здесь было несколько этапов. Я бы не сказал, по-разному в регионах относились, по-разному в различных министерствах. Но в целом можно выделить несколько этапов. Первый – это просто отмахивались. Кто-то там чего-то говорит, активисты, а мы дальше. Когда люди из регионов, мониторинговые центры, рабочие группы ОНФ начали ставить действительно серьезные вопросы, подкрепленные фактурой, аналитикой, дельными профессиональными предложениями, это стало таким фактором, который заставил людей двигаться. Второй момент, который очень важен, это публичность. Дело в том, что очень многие чиновники, особенно в регионах, где, что греха таить, достаточно много регионов, где стараются взять под контроль все средства массовой информации, и это одна из проблем. И один из центров правовой поддержки журналистов у ОНФ занимается как раз этой проблемой. Так вот, то, что вдруг выяснилось, что Общероссийский народный фронт, активисты готовы сказать обо всех проблемах публично, и не просто сказать, а это опубликовать. И более того, на тех форумах, которые проводятся ОНФ, в которых принимает участие наш лидер – президент страны, встать и сказать во всеуслышание о проблеме, - это был для многих шок. Вот реально шок. И я думаю, что, когда многие чиновники это осознали, это было начало как раз такого серьезного перелома во взаимоотношениях ОНФ и исполнительной власти.

Карманов:

- Но это не так давно произошло. Сколько этому перелому?

Николаев:

- Общероссийский народный фронт не так давно работает. Если так подумать, что действительно за этим несколько лет то, что Общероссийский народный фронт начал свою работу, это колоссальный рывок и в работе, и в доверии прежде всего людей к тому, что делает фронт.

Карманов:

- А к вам лично начали искать подходы?

Николаев:

- Я думаю, что когда-нибудь к любому активисту ОНФ пытаются найти те или иные подходы. Другое дело, что очень многие из нас пришли в Общероссийский народный фронт… здесь не дают погон, корочек не дают, суперпремий нет. Это, скорее, зов души.

Яковлев:

- До выборов в нижнюю палату парламента остается совсем немного времени. Мы очень много говорили о новых лицах. Где же те самые новые фигуры, новые сильные политические лидеры? Сегодня у нас в гостях человек, которого многие как раз считают таким новым лицом в политике. Вы баллотируетесь в Республике Бурятии, Забайкальском крае, Иркутской области. Там вы вместе с Иосифом Кобзоном возглавляете список "Единой России". Вы ведь мониторите майские указы, а это самые сложные темы. Это ЖКХ, дороги и так далее. Одна из главных проблем, о которой говорят все, и в ЖКХ, и в дорогах, - это коррупция. Коррупция на самых разных уровнях власти. Ваши политические оппоненты говорят о том, что главная причина коррупции в том, что государство монополизировало власть. Что у нас есть партия власти, которая фактически контролирует парламент. Если мы хотим бороться с коррупцией, нам нужна политическая конкуренция, нам нужно, чтобы мы вернулись в некотором смысле в 90-е годы, где была битва каждый день, а не дружное голосование единогласное. И вы при этом идете в Госдуму именно по спискам "Единой России". Что же с этим делать – с политической конкуренцией, с борьбой с коррупцией и с этим рецептом, который предлагают ваши политические оппоненты?

Николаев:

- Понимаете, мое глубочайшее убеждение, что коррупция, злоупотребления, как угодно, - она там возможна, когда есть жуткий такой перекос – назовем информационной асимметрией. Когда чиновник или человек при власти обладает определенной информацией, которая недоступна человеку, который напротив него сидит и что-то требует.

Яковлев:

- Закрытость.

Николаев:

- И одно дело – закрытость, другое дело – политическая конкуренция. Это разные вещи абсолютно. Могут бороться политические партии между собой, их может быть сотни, но ни одна из них не подразумевает в своей работе открытость власти. Это может быть. Другое дело, что происходит сейчас. Ведь смотрите, многие вещи и проекты, которые реализует Общероссийский народный фронт, они построены, по сути, по одной такой незамысловатой, можно сказать, схеме. Она заключается в том, что, ребята, а давайте вся информация о реализации государственных программ, об исполнении тех или иных указов, поручений, она будет просто открыта. И в обязательном порядке будет публиковаться. Что это означает? Возьмем пример. Один из таких ярких примеров – расселение аварийного жилья. Мы добились того, что, и здесь надо отдать должное Фонду развития ЖКХ, что они ведут потрясающую базу. Это «Реформа ЖКХ», на которой публикуется все, что связано с расселением аварийного жилья. Где находится аварийное жилье, где строится новое.

Яковлев:

- Вплоть до конкретных адресов.

Николаев:

- Все фотографии. Вот сейчас уже с нового года акты сдачи-приемки работ. Это означает, что любой человек – житель этого дома, любой активист, праздно интересующийся в конце концов, - может взять эту информацию и проверить ее достоверность. Это потрясающий механизм, который действительно, если он будет внедрен во все остальные сферы нашей жизни, это как раз и есть поддержка той самой культуры гражданского общественного контроля. Мы сделали это, когда контролировали и анализировали исполнение указа, где есть задача по снижению смертности от дорожно-транспортных происшествий. Посмотрите, сейчас все данные о ДТП с привязкой к адресам открыты ГИБДД. И мы с вами можем узнать, почему средства тратятся, например, не на деревню Зеленинские Дворики, которая по итогам 2015 года в Рязанской области оказалась самой опасной с точки зрения ДТП и смертности, а, например, на какой-то другой участок рязанского шоссе. Это мы внедрили, вот сейчас будет электронный реестр людей с инвалидностью, где будет личный кабинет у каждого человека с инвалидностью, чтобы он мог в том числе и контролировать, что ему выписали, что ему полагается и так далее. Вот этот механизм открытости очень важен.

Вот пример, когда эта инициатива воспринимается властью. Это пример поправок в Лесной кодекс. Смотрите, что происходило. Мы в прошлом году начали заниматься проблемами экологии и защиты леса. В феврале этого года прошел форум ОНФ в Иркутске, посвященный этим проблемам, на котором были сформулированы целый ряд предложений и инициатив по поправкам. Фракция "Единой России" в Госдуме подхватила эту инициативу, поддержала, оформила в виде законопроекта и приняла в Госдуме. Теперь следующий шаг, и вот здесь, мне кажется, действительно очень важный шаг, который показывает, что такая культура общественного контроля внедряется в наше общество, это то, что сейчас «Единая Россия» сделала четыре мониторинговые группы, в том числе и по исполнению этих поправок в Лесной кодекс. Для чего? Для того, чтобы добиться реализации этого закона на практике. Мне кажется, это потрясающая линеечка, такой механизм, который должен дальше тиражироваться от активистов до принятия закона и до контроля за реализацией этого закона. Я думаю, что постепенно мы находим в том числе такие механизмы работы, которые должны привести нас всех к одному – к повышению эффективности нашего государства.

Карманов:

- И экономии средств.

Николаев:

- В том числе.

Карманов:

- Сейчас существуют рейтинги губернаторов, которые в том числе формируются на основе исполнения губернаторами в том числе майских указов. Когда смотришь эти рейтинги и видишь, как перемещаются губернаторы вверх и вниз, когда это объясняется, в частности, допустим, тем, что губернатор уделяет мало внимания переселению из ветхого и аварийного жилья, ты, конечно, не можешь не задать себе вопрос: дорогой губернатор, ты же знаешь, что за этим следят, на это выделяются средства, почему же ты этого не делаешь?

Яковлев:

- Уже один губернатор полетел именно поэтому.

Карманов:

- Вот сейчас вы очень плотно и часто находитесь на территории Иркутской области. Действительно ли у губернаторов есть все возможности для того, чтобы исполнять эти указы? Почему они часто эти возможности игнорируют?

Николаев:

- Если говорить вообще, то для меня это остается загадкой. Потому что, действительно, в регионы идут огромные средства на реализацию тех или иных программ. Посмотрите, расселение аварийного жилья. Всего Фонд развития ЖКХ – это более 300 млрд. рублей. Если брать Иркутскую область – все средства есть, всё финансирование есть. Более того, с этого года со стороны Фонда развития ЖКХ увеличилась доля финансирования. Однако мы берем 2014 год - Иркутская область перевыполняла план, 2015 год – выполнила его на 95 %, сейчас Иркутская область – 18 муниципалитетов не справляются с программой расселения аварийного жилья и опаздывают более чем на три месяца. Они не исполняют. Почему это так? Это загадка. Мне кажется, что здесь очень важно, что именно губернаторы отвечают за реализацию этой программы. Потому что иначе ответственность бы просто расползалась, ее бы перепихивали с одного муниципалитета на другой. И концов не найдешь. Мне кажется, что пример Забайкальского края, где губернатор Ильковский был снят именно за неисполнение этой программы, он очень показательный.

Яковлев:

- Мы очень много говорили непосредственно о деятельности ОНФ, но хочется спросить и о самих выборах, до которых остается совсем немного времени. Прежде всего я хотел бы обратить внимание на любопытное интервью, точнее, это была лекция человека, которого все политические эксперты считают администратором политической системы в нашей стране, - первый замглавы Администрации Президента Вячеслав Володин, кстати говоря, тоже кандидат в депутаты Госдумы. Так вот, он сказал о пяти принципах организации предвыборных кампаний. О декриминализации выборов, о легитимности выборных институтов, формировании абсолютного доверия к выборам. Вообще конкурентность, открытость, легитимность – об этом в последнее время говорят очень и очень много. Дескать, это главная задача – провести выборы так, чтобы ни у кого не осталось вопросов к их прозрачности. Получается ли?

Николаев:

- Я думаю, что есть очень серьезный запрос людей на общение. Я много встречаюсь с разными людьми и в городах, и в поселках. Людям не хватает этого общения. Очень многие их избегают и из исполнительной власти, и часто из законодательной власти. И тот опыт, который есть у ОНФ, он показывает, что люди готовы не только общаться, они готовы и хотят участвовать в жизни своего города, поселка, страны в целом. И мне кажется, что первый шаг, который здесь Общероссийским народным фронтом сделан, то, о чем мы говорили, что люди стали верить в свои возможности и участвовать, мне кажется, это очень логичное продолжение. Потому что выборы не должны быть конкуренцией между какими-то технологами, людьми, которые что-то такое устраивают, подвозят и так далее. Выборы – это должна быть конкуренция личностей. Прежде всего личнсотей.

Яковлев:

- А условия созданы?

Николаев:

- Я думаю, что на сегодняшний день – да. Между прочим, я сам достаточно скептически всегда относился к различным политическим вопросам, но я вижу сейчас и по себе, что, например, процедура предварительного голосования…

Яковлев:

- Вы имеете в виду праймериз "Единой России"?

Николаев:

- Да. Это действительно были открытые двери. И это были не только открытые двери, это была потрясающая школа. Потому что ребята молодые могли начинать принимать участие в этом предварительном голосовании. И даже было видно, как в начале этой процедуры они запинались, у них были какие-то абсолютно противоположные хаотичные мысли, которые они озвучивали на встречах или дебатах. В конце этого периода это уже были достаточно стройные концепции, которые они предлагали обсудить людям. Мне кажется, что это очень востребованный и единственной верный путь для нашего общества. Ведь у нас очень много традиций. Надо сказать, что такие традиции обсуждать, вести общинный в том числе образ жизни, когда обсуждать свои проблемы и решать их, что делать дальше, и подчиняться этому общему решению – это в традициях русского народа. И мне кажется, что то, что сейчас происходит, то, какие условия созданы в том числе для предстоящих выборов, это огромный шаг вперед.

Карманов:

- Вы участвовали во внутрипартийных дебатах и победили на территории Иркутской области.

Николаев:

- Я участвовал на территории.

Карманов:

- Но вы же не являетесь коренным жителем Иркутской области. Между тем, с вами вместе участвовали в дебатах наверняка и жители Иркутской области. Тем не менее, вам удалось победить. Сейчас ведется довольно напряженная дискуссия – правильно ли это, когда на территории баллотируется человек, который там не проживает.

Яковлев:

- Эта дискуссия называется «варяги».

Карманов:

- Дискуссия о варягах. Ваше отношение?

Николаев:

- Мне кажется, что такая «проблема варягов», с одной стороны, может быть, проблема, с другой стороны, это выход. Потому что у нас, к сожалению, в большом количестве регионов сопротивляются появлению людей со стороны не потому, что так силен некий внутренний региональный патриотизм, а потому что вроде так все спокойно и хорошо, уже все сложилось.

Яковлев:

- Все уже поделили. Я вспоминаю Республику Коми. Там не хотели, чтобы кто-то извне заходил туда. Потому что все руководство впоследствии оказалось в СИЗО. Понятно их отношение к варягам.

Николаев:

- Поэтому такая «проблема варягов» часто становится для региональных элит действительно проблемой.

Яковлев:

- Инъекция полезна.

Николаев:

- Да, я считаю, что инъекция полезна. Более того, если появляется человек на территории, у которого нет каких-то исторических, сковывающих его родственных, бизнес-отношений, тогда это полезно. Мне кажется, что очень важно здесь прежде всего – это профессионализм. И вот эта спекуляция относительно того, что вот он не родился у нас в городе, еще что-то, мне кажется, это ерунда. В конце концов, у нас большое количество регионов, возьмите ту же Иркутскую область. Я как-то общался с целым залом – человек 300-400, очередной раз мне задали вопрос: а вот ничего, что вы из Москвы? Я говорю: а поднимите руки, у кого бабушка или дедушка родились на территории Иркутской области? Подняли руки от силы пятая часть зала. Потому что действительно и Сибирь в целом, и Иркутская область в частности – это потрясающий регион, который на самом деле строили всей страной. И приезжали туда из самых разных и республик Советского Союза, и из регионов России. Так вот мой ответ всегда по этому поводу, что я просто подтянулся чуть попозже. Я думаю, что это не такая проблема, но это, скорее, предмет спекуляций.

Яковлев:

- Пять лет назад выборы закончились Болотной площадью. Выборы закончились тем, что десятки тысяч людей в Москве вышли на улицу и сказали, что они не верят результатам. Я не прошу вас оценить то, что происходило пять лет назад, но все-таки многие говорят о том, что политическая система была коренным образом перестроена. Это и создание и развитие ОНФ, это и перестройка Общественной палаты, это и изменение вообще самой процедуры выборов. Потому что мы вновь вернулись к смешанной системе. И выборы сегодня не только по спискам, но и по одномандатным округам. Как вы считаете, действительно ли эта перестройка состоялась, и вероятность того, что люди не примут выборы как таковые, ничтожно мала?

Николаев:

- Я думаю, что традиционно те, кто проиграет, они не примут по умолчанию результаты этих выборов. Они будут чем-то возмущаться. Обязательно.

Яковлев:

- Но это политические игроки. А вот люди простые?

Николаев:

- Даже если взять наш сегодняшний эфир, мы с вами все время говорим об одном и том же. Мы говорили, что один из самых главных механизмов ОНФ – добиться, чтобы вся информация о реализации госпрограмм и майских указов была открыта, публична. И это политика государства, политика, которую привнес президент страны Владимир Владимирович Путин. Когда мы переходим к выборам сегодня, тоже говорим о том, что должна быть максимальная открытость. Потому что она дает объективный контроль, доверие, как это уже произошло, когда мы говорим о мониторинге исполнения майских указов. Мне кажется, что политика открытости власти, открытости процессов, которые происходят в стране, она уже укоренилась. Это стало очевидно. И она дает свои результаты. Все больше и больше людей действительно не просто верят, но участвуют. И поэтому верят.

Яковлев:

- Спасибо!

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ