2016-09-05T19:26:49+03:00

Сергей Пономарев: Режим в Узбекистане станет еще более жестким

Сейчас все гадают: кто придет на смену Каримову и как с ним выстраивать отношения. ФОТО Станислав Красильников/ТАСССейчас все гадают: кто придет на смену Каримову и как с ним выстраивать отношения. ФОТО Станислав Красильников/ТАСС

В прямом эфире Радио «Комсомольская правда» обсуждаем с нашим корреспондентом, что станет со страной, которой четверть века руководил Каримов [аудио]

Что станет со страной, которой четверть века руководил Каримов?

00:00
00:00

Арасланов:

- Говорим о самых заметных событиях дня. В студии Сергей Пономарев, журналист «Комсомольской правды».

Пономарев:

- Добрый день!

Арасламов:

- Мы с Сергеем Александровичем последние дни традиционно встречаемся в студии по поводу узбекских дел. Президент Узбекистана Каримов умер. Мы на прошлой неделе много говорили, потому что было много разных сообщений. Говорили, что умер, что находится в реанимации, что пережил инсульт, другие диагнозы ставились.

Но суть не о диагнозах Каримова. О диагнозах Узбекистана, которые многие начинают сейчас ставить. В частности, и Обама высказался по этому поводу. Он говорит о том, что Узбекистан начинает новую главу в своей истории. Казалось бы, очевидно. Говорит о том, что Штаты сохраняют приверженность партнерству с Узбекистаном и так далее.

Что ждет Узбекистан, интересно, но нам интересно в разрезе отношений с нашей страной.

Немножко конспирологии. Много репортажей, которые были с похорон Каримова. Естественно, они были обязательного характера. И многие пытались выяснить расклад сил: кто пришел на эти похороны, кто где стоял. Много было разговоров: почему Путин, дескать, не приехал? Почему Медведева за себя отправил? Все очень просто. Путин на G20. Тут все просто.

Но что касается семьи Каримова. Тут сложнее. Гульнара, например, старшая дочь, не присутствовала на похоронах. И многие в интернете обсуждали: чего это? Как это объясняется? И дальше разные предположения идут, очень далекие от реальности.

Как есть на самом деле? Гульнары не было на похоронах.

Пономарев:

- На самом деле, даже те скупые кадры, которые мы получали с похорон Каримова, они о многом говорят. Потому что восточная политика, да и вообще дипломатия и не только восточная, она состоит из множества знаков, нюансов, полутонов и так далее. Если посмотреть на то, что происходило, становится совершенно очевидным, что, во-первых, старшая дочь Гульнара, действительно, находится в изоляции. Под домашним арестом. Причем, режим, видимо, настолько строг, что ей не позволили присутствовать даже на похоронах отца. Там присутствовали жена и младшая дочь Лола, которая является представителем Узбекистана при ЮНЕСКО. И человеком, не претендующим на какие-то первые роли в государстве. Это один момент.

Второй момент очень важный. Какие правительственные делегации и кто представлял страны на этих траурных мероприятиях. Всего было 17 делегаций. Нужно обратить внимание, что только три делегации возглавляли первые лица государств – это президент Таджикистана Эмомали Рахмон, аркадак Туркменистана Бердымухамедов и президент Афганистана Ашрав Гани. Понятно, что Путина не было или там Си Цзиньпиня, потому что у них очень жесткие график. Они должны были присутствовать на заседании «двадцатки». Но почему, например, не присутствовали лидеры соседних Киргизии или почему не было Назарбаева? Вот это очень интересно.

Это показатель того, что в отношениях между Узбекистаном и соседними государствами все очень неважно, сложно. Поэтому пониженное представительство Казахстана и Киргизии о многом говорит.

Арасланов:

- И присутствовать не могли, и главы не могли приехать.

Пономарев:

- Делегации присутствовали, но их возглавляли не первые лица государства.

Например, с Таджикистаном еще более сложные отношения. Но, как я понимаю, Эмомали Рахмон появился для того, чтобы заручиться поддержкой в тех сложных энергетических и гидрологических проблемах, которые уже много лет омрачают отношения между Таджикистаном и Узбекистаном. Видимо, он полагает, что новое руководство Узбекистана каким-то образом ослабит транспортную и экономическую блокаду, которую Узбекистан организовал вокруг Таджикистана.

С Афганистаном тоже понятно. Там большая узбекская община. Плюс общие проблемы, связанные с талибами, с исламскими фундаменталистами и так далее.

А с Туркменией еще проще. Это фактически родственные деспотии. Народы очень близкие и по языку, и по историческим корням. И, видимо, туркменский лидер решил подчеркнуть, что у Узбекистана и Туркменистана какой-то общий исторический путь. И прошлый, и будущий.

Арасланов:

- Когда появились первые сообщения о том, что Каримов может почить, здесь, в России было много разговоров и экспертных обсуждений по поводу того, что Каримов держал в своей железной руке вот эти рубежи. И все было спокойно. Именно поэтому ему прощалось здесь, в Москве, вот его отношения с Западом. Он, что называется, по восточной манере, со всеми пытался поддерживать отношения. И в то же самое время со всеми пытался себя поставить чуть ли не на равных. Ему это прощалось. Почему? Потому что рубежи афганские он держал. Афганский наркотрафик держал. Исламскую угрозу с той стороны держал. Сильнейшая спецслужба в регионе у Каримова и так далее.

Сейчас Каримова нет. Этой хватки, дескать, нет. Но режим построенный и заточенный под одного человека, тоталитарный режим, очевидный. И многие в России заговорили о том, что теперь с Афгана хлынет! Естественно, речь про наркотики.

Вы какого мнения?

Пономарев:

- Я думаю, что ничего не изменится. Тот режим, который создал Каримов, он фактически и остается. Конечно, поменяется фамилия лидера. Скорее всего, лидер, чтобы показать свою авторитетность, в первый период своего правления еще больше закрутит гайки. Режим станет еще более жестким. Но при этом ведь и армия, и пограничные войска Узбекистана, спецслужбы и милиция, они остаются власти подконтрольные.

Я не думаю, что нужно ждать обострения, наркотрафика со стороны Афганистана. Или проникновения исламских фундаменталистов, потому что для нынешней власти борьба и с наркотрафиком, и особенно с исламскими фундаменталистами, «Исламским движением Узбекистана» и организации «Хизб ут-Тахрир», которые запрещены и у них, и в России, являются вопросом выживания. Причем, не только своего личного, но и страны.

Узбекистан остается многонациональным государством с многоконфессиональным укладом. Поэтому вопрос контроля за границей, за настроениями общества для новых властей являются определяющими.

Мы теперь должны понимать, что придет на смену Каримову.

Арасланов:

- Мы подготовили специальную справку. Итак, внимание.

Справка Радио «Комсомольская правда»

После официального подтверждения смерти Ислама Каримова власти Узбекистана назвали имя временно исполняющего обязанности президента республики. Им стал председатель сената Нигматилла Юлдашев. Экспертное сообщество фактически не рассматривало его кандидатуру. Среди наиболее вероятных преемников называют вице-премьера Рустама Азимова, а так же одного из самых влиятельных людей республики – главу службы национальной безопасности Рустама Инаятова. Однако наиболее вероятным претендентом на пост главы государства считают премьер-министра Шавката Мирзияева. Именно он возглавил комиссию по организации похорон президента. Помимо этого не стоит сбрасывать со счетов и старшую дочь Ислама Каримова Гульнару. Правда, несколько лет назад ее отношения с отцом сильно испортились. С 14-го года она находится под домашнем арестом по делу о финансовых махинациях и злоупотреблением своим положением.

В течение ближайших трех месяцев в Узбекистане должны пройти президентские выборы, на которых и будет избран новый президент.

Арасланов:

- Всерьез о дочери Гульнаре экспертное сообщество не говорит.

Пономарев:

- Но упомянуть ее надо было.

Арасланов:Арасланов:

- Мирзияев. Он организовывал похороны.

Пономарев:

- Думаю, что премьер-министр Шавкат Мирзиеев, даже так, это наиболее реальная и практически стопроцентная кандидатура на то, что именно он возглавит Узбекистан в ходе выборов.

Временно исполняющий обязанности главы страны глава парламента – это фигура, скажем так, абсолютно декоративная, который не контролирует ни силовые министерства. ни финансовый блок, ни экономику и так далее.

Достаточно было посмотреть на кадры встречи Шавката Мирзиеева с главой российской делегации премьер-министром Дмитриев Медведевым. Опять же, повторюсь, восточные дела состоят из нюансов, знаков. По всему было видно, что именно этот человек и будет возглавлять Узбекистан в ближайшее время.

Арасланов:

- Хочется поподробнее поговорить о преемнике. Многие пишут, что Мирзияев сторонник курса Каримова, правда, здесь с некоторой долей иронии стоит заметить: а какой путь есть еще, кроме пути Каримова?

Информация о том, кто это такой и что за человек в отношении с Россией, мы не очень понимаем.

Пономарев:

- Видимо, и для самого Шавката Мирзиеева ситуация, в которой он оказался, была неожиданной. Как, собственно, и для всех узбекистанцев. Я связывался в последние дни со своими знакомыми в Узбекистане. Пытался выяснить хоть какие-то детали о тех людях, которые претендуют на посты в стране. Могу зачитать цитату: «Мы сами, кроме Каримова, не интересовались другими персоналиями. Такой вот феномен. Власть для нас – это один Каримов».

Когда сегодня люди по своей воле выходят на минуту молчания в 12 часов (она прошла по всему Узбекистану), когда крупнейшие рестораны, чайханы бесплатно раздают плов, как поминальное блюдо, это естественная реакция. В этом нет надуманного, административного нажима. Люди действуют по своей инициативе.

Кто такой Шавкат Мирзиеев? Его официальная биография крайне высушенная. Но при этом есть некоторые моменты, которые говорят о том, что это за человек. Ему 59 лет. Это значит, что он застал СССР, что он получил образование в СССР, что он начал свою партийно-комсомольскую карьеру при СССР. И своему возвышению последних лет он обязан тому, что он оказался в одной номенклатуре бывших партийно-комсомольских функционеров, которые пришли с бывшим первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана Каримовым.

Что важно? Человек не просто неплохо образованный, но и имеет очень почетную специальность в Узбекистане. Он закончил Ташкентский институт мелиорации и ирригации, то есть, он инженер-ирригатор. Там же защитил кандидатскую диссертацию (он кандидат технических наук). Там же он был секретарем комитета комсомола, а потом секретарем парткома этого института. Это престижное учебное заведение в стране, где вода является одним из главных богатств.

Арасланов:

- Теперь страной будет руководить инженер-ирригатор, а руководил экономист.

Пономарев:

- Да. Кстати, это говорит о том, что вряд ли он договорится с Таджикистаном и Киргизией по поводу воды. Человек в этом все понимает.

При этом человек прошел стандартный путь. Комсомол, партия, стал руководителем областей: сначала Джизакской, потом Самаркандской. Самаркандская область – одна из ключевых в Узбекистане, Самарканд – второй по значимости город. Притом, что половина населения его составляют таджики. И туда назначают такого человека, который может подавить таджикское сопротивление. Жестко противостоять попыткам таджиков национально самоидентифицироваться.

Второй момент. В официальной биографии нет нигде ничего о его семейном положении. Но я выяснил, что он женат. У него две дочери, что неплохо. Это значит, что он не будет растить преемника из своего сына, как это делается в Таджикистане. Говорят, что человек он грубый, невыдержанный. К своим подчиненным относится грубо. Это такая традиция деспотии. Рассказывают, когда он был губернатором Джизакской области, какая-то женщина, которая обратилась к нему с жалобой на свою бедность, была им оскорблена вплоть до того, что он занялся рукоприкладством – он ее ударил. Но я не знаю, насколько это достоверно или нет. Много сейчас может быть всякой информации.

Арасланов:

- Это все жутко интересно, но было бы интереснее понимать, какие взгляды у Мирзиева по поводу миграционных дел. Хлынет ли, больше ли станет узбекских мигрантов у нас?

Или он будет пытаться сохранить народ у себя? Но я так понимаю, что в Узбекистане с работой не ахти.

Пономарев:

- Это не имеет ровно никакого значения. Его взгляды. Какие бы у него ни были взгляды на эту проблему, деваться ему некуда. В Узбекистане живет 32 миллиона человек. Из них более половины молодежь. Почти треть населения люди до 25 лет. Они выросли уже при независимом Узбекистане. Работы там нет. Особенно в густонаселенной Ферганской долине.

Арасланов:

- А рождаемость ого-го!

Пономарев:

- Да. Деваться им некуда. Естественно, что бы ни думал по этому поводу новый узбекский лидер, но ему деваться некуда. Ему нужно отправлять людей на заработки.

Арасланов:

- Узбеков у нас будет больше.

Пономарев:

- Узбеков будет больше, если мы не ограничим их приезд.

Арасланов:

- У нас Степан на проводе.

- Здравствуйте! Мне кажется, главная проблема – это наркотики. У нас на Урале это острая и актуальная проблема. Наркомании очень много, если сравнивать с 90-ми годами, она стала еще больше. А в 70-е вообще не было.

Визы. А раз они в 91-м захотели независимости , все эти республики, считаю, необходимо вводить визы. Торговать я не против. Узбекский товар необходим. Белорусский тоже необходим и так далее. Кроме украинского. Украинский я никогда не покупал и не пользуюсь.

И третья тема – это то, что они отходят от России. Думаю, Белоруссия в ближайшее время к Евросоюзу все-таки примкнет. Вот так вот.

Арасланов:

- Мы говорим, правда, про Узбекистан. Спасибо.

Визы предлагают вводить!

Пономарев:

- Это активная идея. Давно в российском обществе нарастает требование введения виз для центральноазиатских стран.

Арасланов:

- Очень много вопросов. Наркотрафик людей волнует. Много сообщений нам по этому поводу. «Узбеков станет больше, больше будут приезжать».

Спасибо за этот эфир и рассказ.

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ