2016-11-01T14:03:26+03:00
1

Вячеслав Шпорт о свободном порте, самолете нового поколения и отношении людей к главам регионов

Губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт стал гостем Радио «Комсомольская правда»Губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт стал гостем Радио «Комсомольская правда»Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Губернатор Хабаровского края стал гостем Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт о свободном порте, самолете нового поколения и отношении людей к главам регионов

00:00
00:00

Арасланов:

- Меня зовут Антон Арасланов. Сегодня у нас в гостях Вячеслав Шпорт, губернатор Хабаровского края. Это не значит, что этот эфир будет интересен только нашим хабаровским радиослушателям. Вы можете сравнить, а что у вас в регионе происходит по сравнению с тем, о чем мы сейчас узнаем относительно Хабаровского края. Вячеслав Иванович, здравствуйте.

Шпорт:

- Добрый день.

Арасланов:

- Первый вопрос будет касаться словосочетания, которое уже гремит на всю страну. Все знают о ходе реализации проекта «Дальневосточный гектар». Прошло несколько месяцев с первой выдачи бесплатных земельных участков. Пользуется ли этот гектар спросом в Хабаровском крае?

Шпорт:

- Изначально, когда мы выбрали пилотный проект, он только с 1 июня начал действовать в этом году, это один район края, люди с осторожностью к этому подходили. И не очень здорово. Потому что чувствовали ответственность. Взял землю – надо быстро что-то делать на ней, реализовывать, проволочек не должно быть. По мере изучения закона, изучения регламентных документов, которые появились, пришли уточненные, люди стали понимать, что там не надо прям сегодня все решать. Надо определиться, что тебе это надо, и брать. Когда мы с 1 октября включились во второй этап по всему краю предлагать землю, процесс пошел гораздо быстрее. Люди осознанно понимают, что это хороший инструмент, который нам дает государство в руки. И он может решить много вопросов и экономических, и хозяйственных, и различных других. И процесс пошел. У нас уже 1300 заявок на сегодняшний день. Это хороший результат. Порядка 500 уже в работе. Остальные проходят проверку. Там месяц дается по закону на то, чтобы проверить. Процесс пошел, пошел активно. И люди уже те, кто взяли месяца три назад, они начинают некоторые уже действовать. Кто-то пчеловодством занимается, кто-то здания начинает строить. Это хорошо. Мы сегодня усиливаем и рекламную кампанию, понимая, что некоторые люди до конца еще не изучили закон.

Арасланов:

- Не понимают, что это такое.

Шпорт:

- Но уже люди благодарят. Спасибо, это хороший инструмент, который наконец-то государство в руки отдает людям. Они до конца всего не изучили. Если каждый берет гектар, они соединяются, берут 20 гектаров вместе, то наступает право у меня, как руководителя региона, оказать им поддержку. Можно линию электропередач бросить, дорогу провести. Есть такие. Когда узнают сегодня, что и это уже можно, а мы им стараемся сегодня… создали группы специальные мобильные, которые поехали по районам и рассказывают, что можно еще и поддержку хорошую получить. Они активнее стали работать. Мы попали в ту точку, которую определял президент, что бы сделать еще для дальневосточников, чтобы они там закрепились. И чтобы туда приехали и другие россияне. Это третий этап, который начнет действовать уже с 1 февраля следующего года.

Арасланов:

- Когда проект только анонсировался, многие скептики говорили о том, что это никому не надо. Народ инертен, им бы в Турцию смотаться да зарплату чуть выше средней. Насколько этот проект показал, народ инертен или нет?

Шпорт:

- Мы тоже так иногда думаем. Часть людей, конечно, есть инертных, как и всегда они были. Но как раз эта технология поэтапного внедрения этого закона показала, что люди не инертные. Люди сегодня уже появились нового типа. Фермеры нового типа, хозяйственные люди нового типа. Когда мы в Хабаровском крае готовились к 1 октября, пилотный проект закончился, мы раздаем земли по всему краю, мы ожидали, что в основном возьмут землю вокруг Хабаровска, есть Хабаровский район, это такая наша Рублевка хабаровская. Нет, мы ошиблись. Как только открылась 1 октября эта технология, в основном люди пошли в район имени Лазо, и он сразу в два раза перекрыл Хабаровский район по количеству поданных заявок. Район Лазо – это не вокруг Хабаровска. Это от Хабаровска сто километров по трассе на юг. Там земли сельхозназначения, там можно вести сельское хозяйство. И в основном фермеры сегодня начинают брать эти земли, чтобы вести фермерское хозяйство. Это люди нового класса. Они не инертные, они сегодня уже ведут речь не о том, что: дайте нам, помогите нам, - как это было 15 лет назад. Я это хорошо помню. И 10 лет назад. Сегодня они говорят: спасибо, что вы нам даете возможность землю получить. Решите нам вопрос по процентной ставке по кредитам. Мы знаем, как выстроить сегодня работу, экономику свою. Но мы все-таки просим, чтобы эта финансово-кредитная денежная система работала поактивнее в пользу фермеров. И сегодня государство это тоже делает. Сегодня есть такие технологии, которые позволяют брать кредиты. И вот люди, имея набор инструментов, понимая, что сегодня есть поддержка президента, правительства страны и края, они идут. Они уже не инертные. А те, что инертные, начинают задумываться, начинают спрашивать, уточнять: а что нам делать?

Арасланов:

- Задергались немножко.

Шпорт:

- А я им говорю: берите, а то приедут с России и все заберут у вас.

Арасланов:

- Потом уже не будет ничего. Тем более, что вам есть с чем сравнивать. Вы на губернаторском посту уже много лет. Инертности становится все меньше и меньше.

Шпорт:

- Люди меняются. Люди увидели… Дальний Восток всегда был особым. Я там родился и вырос. И всегда люди чувствовали заботу государства о себе. Потому что он по сути своей совершенно отличается и по тарифам, и по дальности по дорогам, и по климатическим условиям. И даже раньше было, помните, берешь банку сгущенного молока, а там написано: по 1-му поясу 55 копеек, по 3-му поясу 62 копейки. Это забота государства была. Сегодня люди увидели, что государство проявляет заботу о дальневосточниках, принимает один закон, второй, гектар дают бесплатно. И они сегодня становятся другими. Они понимают, что вам дают в руки инструменты, надо их использовать правильно.

Арасланов:

- Насколько большой интерес ожидаете со стороны жителей других регионов?

Шпорт:

- Сложно сейчас сказать. Но учитывая то, что, когда мы запустили пилотный проект, к нам порядка 400 заявлений пришли. Атаки такие, но не хакерские, а компьютерные атаки были с других регионов России. Была цифра 400. Они тоже не дочитали закон и начали заявки бросать. Их посмотрели, они никуда не попали. Но эта цифра была. Люди обращаются из Санкт-Петербурга. Мои знакомые говорят: если мы соберемся 20 человек, приедем к вам. Они готовятся реально, это реальные люди, реально они хотят там заниматься хозяйством. Действительно ли будет нам оказана поддержка? Я говорю: если у вас будет в рамках закона, будет оказана поддержка. Какая? Будем решать на месте. Уже желающие есть и они уже более грамотно подходят к этому вопросу.

Арасланов:

- Сразу к губернатору обращаются.

Шпорт:

- Уточняют. Почитали закон. К сожалению, не все его читают. Такие мы люди.

Арасланов:

- В принципе привлечь сейчас на Дальний Восток людей из других регионов чем в первую очередь можно?

Шпорт:

- Первое - конечно же, это создание хороших условий для нахождения рабочего места. Как говорил один великий человек: найди себе работу по душе и будешь каждый день испытывать радость. Конечно, чтобы было рабочее место. Второе – чтобы было где разместиться, жить. Создать условия для проживания. Это два главных условия.

Арасланов:

- Дальний Восток неоднороден. Глубинка, центральные районы, крупные города – это разные вещи. В какой степени Дальний Восток готов обеспечить людей?

Шпорт:

- Мы сегодня многое делаем для того, чтобы как раз привлечь людей не в Хабаровск, там с этим проблем нет. А привлечь в наши северные районы, районы средней полосы, южные. Они у нас условно южные. Там -30 зимой все равно, но они южные. Которые находятся на юг от Хабаровска. В основном привлекаем людей в эти места. В Комсомольск-на-Амуре. Это промышленный город. У нас кроме гектара есть еще ряд механизмов, которые нам президент дал в наши руки. Это территории опережающего социально-экономического развития. Это как раз о создании специальных условий, чтобы пришел бизнес, принес инвестиции, построил там предприятия, где будут созданы квалифицированные рабочие места, сегодня других уже не создают. Люди, которые приедут, увидят это, будут там работать. В рамках этого социального развития мы будем строить там жилье, детские сады, поликлиники, школы, дома культуры, спортивные учреждения. Такая комплексная программа у нас есть. У нас создано несколько территорий опережающего развития. Это город Комсомольск и город Хабаровск. Две агломерации. Комсомольск – туда входит еще город Амурск.

Появилась новая технология – свободный порт Ванино. Год назад объявили свободный порт Владивосток. Мы обратились к президенту Российской Федерации, он нас сразу же поддержал. Уже в июле этого года подписан закон о том, что порт Ванино в Хабаровском крае – это свободный порт. Причем не только порт, а весь район Ванино – свободный порт. Это те же практически условия, как в территориях опережающего развития льготные, для инвесторов. Уже появились инвесторы.

Арасланов:

- Мы говорим не только о российских инвесторах.

Шпорт:

- Конечно.

Арасланов:

- У Китая наверняка огромный интерес с этим проектам.

Шпорт:

- Мы были неделю назад в Пекине на совместном заседании комиссии. Я презентовал несколько направлений. Китайцы проявляют интерес. Но не только китайцы. Японцы. Мы в Хабаровске уже построили теплицу, крупнейшая японская компания JGC EVERGREEN, с которой мы встретились, проговорили, показали им территорию опережающего развития, показали им условия, какие мы сегодня готовы предложить – государство и край. Они, изучив эти условия, пришли и построили на свои деньги теплицу по японским технологиям. Экологически чистые продукты – помидоры и огурцы.

Арасланов:

- Круглый год?

Шпорт:

- Да, мы уже 400 тонн получили в этом году. Уже сдали, она уже работает. На форуме во Владивостоке мы с этой компанией подписали соглашение на второй этап. Они увидели, что все инструменты заявленные работают. Проверили и подписали соглашение, будут строить еще. Договорились, что еще и третий этап будет. Мы им землю заранее застолбили. Второй этап – это будет паприка, клубника. Третий – зеленка разная. Выращивание овощей в закрытом грунте для нашего края с резко континентальным климатом – это очень важно. Причем у них технологии высочайшей экологии. От начала подача воды для технических нужд, мы воду подаем по стандарту питьевая. Чтобы с самого начала обеспечивалась технология выдачи экологически чистого продукта. Сегодня помидоры, которые выращиваются в этой теплице, в Хабаровске не купить. Их разбирают сразу же. Люди это оценили сразу. Это первая компания, она даже первая на Дальнем Востоке, я думаю, когда пришли иностранные инвестиции в территорию опережающего развития, в эти новые механизмы и инструменты.

Арасланов:

- В каких сферах иностранные инвесторы в первую очередь находят наибольший интерес?

Шпорт:

- Интересы очень разнообразные. Машиностроение. В Комсомольске мы планируем создать предприятие по созданию авиакомпонентов, но тут инвестор наш. Наши соседи из КНР проявили интерес по строительству там автомобилей и автобусов. Тут такие промышленные вещи. Потому что город промышленный, кадры там есть. Они тоже смотрят. Ряд компаний предлагают логистический центр мощнейший в Хабаровске построить. Тоже хорошо, он необходим сегодня. Очень разнообразные предложения. У нас есть 43 заявки от резидентов. 20 из них уже зарегистрированы, уже приступают к работе. Заявленные инвестиции – 50 с лишним миллиардов по ТОРам. Это тоже очень хороший инструмент, который уже работает. Когда попробовали одни иностранцы, другие уже пошли сегодня, понимая, что ни один иностранный инвестор на непроверенную почву не придет.

Арасланов:

- Это очевидно.

Шпорт:

- И палкой его не загонишь.

Арасланов:

- Заработать же все хотят. Если говорить об инвестициях, о привлечении иностранных инвесторов, на днях Трутнев заявил, что он лично отводит ключевую роль в развитии Азиатско-Тихоокеанского региона Дальнему Востоку. Многие скептики сомневаются. Вы здесь согласны с Трутневым?

Шпорт:

- Я полностью согласен. Потому что мы видим, что сегодня процесс пошел. Я избирательно подхожу и ранее, и сегодня, даже когда уже есть множество механизмов, к иностранным инвесторам. Я стараюсь привлечь инвесторов, когда я лично веду с ними переговоры, чтобы они пришли к нам в высокие технологии. Не в «плоское кати, круглое тащи». .Многие иностранцы пришли бы уже давным-давно накопать землю, но у нас край инновационный Хабаровский. Мы делаем сегодня истребитель-невидимку, мы делаем гражданские суперсамолеты современные. Мы делаем корабли современные – и военные, и гражданские. Мы варим сталь, перерабатываем нефть, делаем высокие фракции. У нас высокоинтеллектуальный край. И мне бы хотелось, чтобы мы в этом плане и развивали инвестиционную деятельность. Поэтому, может быть, у нас инвесторов не так много, но если взять эту теплицу, почему мы на ней остановились. Я лично занимался с этим президентом фирмы, познакомившись с ним в Питере. Нам интересно, это новые технологии, инновационные. Там практически нанотехнологии. Это не просто выращивать помидоры. Там такие программы. Такие вещи нам нравятся. И мы их подтягиваем.

Сегодня мы ведем переговоры с Таиландом. Они заявились на территорию Хабаровска построить сахарный завод. Но не просто сахарный завод. Первый этап – сахар, второй этап – это уже производные сахара. Этанол и производные из него. Медицинские направления, косметические. Это тоже нано, продукты высочайшей переработки. Нам этот проект интересен. Первый этап – 200 млн. долларов они заявляют. Мы им сегодня землю подготовили, работаем с ними. В этом плане Юрий Петрович совершенно правильно говорит. И они сегодня тянутся. Но уже мы им предлагаем сегодня и другие вещи. Если мы говорим о недрах, то не просто недра копать, а говорим: давайте обогатительный комбинат строить вместе. Опять переработка. Может, мы некоторых инвесторов даже пока немножко отодвигаем с простейшими предложениями. Потом, может, и на них согласимся. Но сегодня мы идем по технологиям высоким, инновационным, которые в ногу со временем идут, которые оставляют у нас прибавленную стоимость на территории края, на территории России. И которые дают нам возможность создать высокопроизводительные, а значит и высокооплачиваемые рабочие места. Что для нас очень важно на Дальнем Востоке. И сегодня эта тема номер один для развития со странами АТР.

Арасланов:

- А почему Комсомольск? Не потому ли, что губернатор Шпорт там родился, этот город привлек президентское внимание?

Шпорт:

- Во-первых, это город, который строился всем Советским Союзом. Это была всесоюзная стройка. Комсомольск всегда развивался по постановлению ЦК КПСС, Совмина СССР. Если вы посмотрите вехи развития Комсомольска, их было три. Были постановления Совмина, утверждены ЦК. И тогда сюда привозили людей со всей страны. И строили то один оборонный завод, то второй, потом третий, а потом еще ветви – сопрягающие производства – высокоинтеллектуальной оборонной продукции. И он развивался всегда в ногу со временем всей страной. Во время 90-х годов, период, когда старые законы уже не работали, новых еще не было, конечно же, получился сбой. Когда мы уже с 2000-х годов начали создавать новую Россию, мне посчастливилось в это время участвовать в этом, я избрался депутатом Госдумы от оборонщиков нашего края. Как раз мы создали… если взять 2000-й год и сегодня, это небо и земля по тому, как мы решаем вопросы и социальные, и оборонные вопросы, и промышленные. Сегодня все по-другому. Мы развили сегодня технологии наши, мы уже от пятого технологического уклада переходим к шестому. Это есть в Комсомольске. Почему президент на это пошел? Президент-то там не родился. Это я там родился. Не я же подписывал этот указ. Он там просто бывал много раз. Он был там первый раз в 1999 году в качестве премьер-министра. Был у нас на заводе. Я его принимал, был главным инженером предприятия. Он был потом несколько раз. Посещая город, он видит, что мы делаем сегодня высочайшие образцы технологий и продуктов из этих технологий, в виде самолетов, подводных лодок, кораблей.

А город подотстал. И возможностей у города в нашей системе сегодня развиваться нет. А у края 19 районов. Но край – это примерно 5 Германий, 3 Англии или 1,7 Франции по территории. 788 тысяч квадратных километров. Есть такие северные территории, их 60 %, где нет никаких заводов, где нет никаких дорог. Там живут коренные малочисленные народы севера. Всего у нас 145 национальностей проживает в Хабаровском крае. Проблем очень много. Поэтому, когда я объяснял президенту, в чем сегодня дисбаланс в Комсомольске сложился, все очень просто, он сразу это оценил, потому что он это видел. И по городу ездил не раз, обращал внимание на улицы. Самолет делаем пятого поколения сегодня.

Арасланов:

- Это Т-50.

Шпорт:

- Истребитель пятого поколения, самый лучший истребитель. А люди живут где-то в третьем поколении сегодня. И догнать просто так это невозможно. Что получается? Люди, которые занимаются интеллектуальным трудом, мозги – их не остановишь, когда с работы приходишь. Человек, который пишет программу, а у нас программисты сами пишут программы, суперпрограммы, им надо выйти с работы и где-то отдохнуть, развлечься, отвлечься. Нужен театр, спортивный комплекс. А там -40. На Новый год -43 как здрасьте. И человеку, которому негде отдохнуть, у него наступает накопленная усталость. Если у него не хватает сил и мужества, не у всех есть такая закалка, они просто не выдерживают, собираются и уезжают. А умные люди везде нужны.

Арасланов:

- И никакой Т-50 не получится.

Шпорт:

- Последнее время из города по две тысячи в год людей начали уезжать. Вот что меня лично встревожило. Когда президент об этом узнал, он согласился, что надо оказать поддержку. Может быть, даже, когда мы говорили, это будет пилотный проект, у нас еще есть такие города точечные, которые играют важную роль для страны, но сами уже не могут развиваться, им надо поддержку разовую сделать. Вот отработаем на Комсомольске, я уверен, что процесс пойдет правильно и он будет потом применен и к другим точечным городам президентского внимания. Вот в чем смысл.

Арасланов:

- Т-50 – это тот самый проект, к которому у индийцев большой интерес. Они его заявляли на том же саммите БРИКС. Наверняка вы этот проект лично курируете, как авиатор, как профессор академии военных наук. На какой стадии там все идет?

Шпорт:

- Сегодня проходят испытания. Сделали уже десяток таких самолетов. Они проходят испытательные полеты. По разным профилям. Раньше делали один-два самолета, на испытания запускали, он долго, профилей испытательных много, много лет проходили. Сегодня другая технология. Делаем партию самолетов побольше, каждый проходит определенны этап, чтобы сократить время предсерийного объекта работ. К 2018 году завод должен выйти на серийное производство. Тогда они пойдут на вооружение и в нашу систему военно-воздушных сил, и пойдет в сопредельные государства, которые участвуют в разработке. Они изначально заявлялись. Самолет проявляет сегодня на испытаниях хорошие результаты. Он подтверждает тактико-технические данные, которые были прописаны в задании.

Арасланов:

- Вам лично он нравится?

Шпорт:

- Да, мне он нравится. Я просто знаю, что он превосходит уже сегодня аналоги, которые есть в мире. Он практически один всего аналог.

Арасланов:

- В эфире прошлой программы «Губернатор» мы задали слушателям очень просто вопрос: а вы бы своего губернатора отправили в отставку? 73 % нашей аудитории говорят о том, что они бы отправили своего губернатора в отставку. Это много или мало?

Шпорт:

- Много, конечно. Здесь оправдываться нет смысла. Просто есть много вопросов, которые волнуют людей. Мы делаем иногда большие дела, может, где-то не замечая маленьких вопросов, которые волнуют людей каждый день. Например, мы строим большие клиники. Делаем все для того, чтобы у нас была высокотехнологичная медицинская помощь. Я думаю, мы сегодня первые на Дальнем Востоке, а может и в Сибири даже. Мы построили центр позитронно-эмиссионной томографии, чего нет за Уралом вообще нигде. Их всего четыре в Москве и Санкт-Петербург и один в Хабаровском крае. Мы делаем сами радиофармпрепараты, фтордезоксиглюкозу делаем, метионин делаем меченый 12-м углеродом. Я их наизусть знаем. Это ядерная медицина. Мы построили этот комплекс, он сегодня работает, он приносит пользу. Мы на уровне клетки обнаруживаем сегодня опухоль злокачественную. Никто не может этого делать. У нас есть центр сердечнососудистой хирургии, мощнейший. Который делает операции и на открытом сердце, и на закрытом. У нас есть перинатальный центр мощнейший. Мы сегодня из 500-граммовых комочков выращиваем людей. Это хорошо.

Но когда какая-нибудь девушка привела ребенка в поликлинику на прием, а ее не приняли там, ей вот это все, знаете, до самого дальнего фонаря. Я это понимаю. И куда ей идти? Конечно, к губернатору. И на местах многие такие вопросы – маленькие в большом плане, но очень важные для каждого человека, наверное, мы упускаем. Это есть. И люди, когда их спрашивают, они выражают вот эти свои каждодневные проблемы. Там вода из крана не побежала, там ребенка не приняли, счетчик показал не те параметры, пришла квитанция. У нас такое было, женщина ко мне лично на прием пришла, я ее принял, она бывшая учительница. Мне было просто интересно поговорить. У нее лифта в подъезде нет, ей за лифт начислили деньги. Конечно, если ее спросить, она скажет: убрать всех губернаторов. Я этих людей понимаю. И стараюсь со своей командой эти вопросы разбирать, чтобы они доходили до нас, чтобы была обратная реакция. Все-таки мы сегодня в медицине пошли на первую медицинскую ступень и работаем по ФАПам в деревнях, чтобы там было все хорошо. Вверху у нас уже хорошо, мы теперь пошли вниз. Потому что вопросы идут оттуда. Образование, медицина. Больше всего вопросов по медицине. И в ЖКХ. Это касается каждого человека каждый час.

Арасланов:

- За весь губернаторский полк сейчас ответил губернатор, который в рейтинге эффективности губернаторов Фонда развития гражданского общества на 13-м месте. Для одного из наших слушателей есть памятный губернаторский подарок. Слушайте внимательно вопрос и присылайте ответы: в Хабаровске есть достопримечательность, которую держал в руках едва ли не каждый житель России. Недавно она справила свой столетний юбилей. Что это?

Есть еще рейтинг цитируемости. Там вы на 41-м месте. Это говорит о том, что вы тот самый губернатор, который предпочитает не говорить, но делать.

Шпорт:

- Вот видите, я бы такого вывода не сделал. Подсказали – спасибо.

Арасланов:

- По крайней мере, мне так кажется.

Шпорт:

- В принципе, так и есть. Как меня учили, нужно делами своими показать, а не языком, что ты сделал. Это наиболее воспринимаемый нашими людьми способ. Многие обижаются, когда люди задают колкие вопросы. Как-то меня спросили журналисты: вы работали на заводе. Я всю жизнь работал на большом объединении, 30 тысяч работающих. Это моя основная профессия – инженер-авиастроитель. На разных должностях. Спрашивают: чем отличается работа на заводе от работы в регионе? Я сам придумал это ноу-хау. Ничем не отличается. Как раньше строили предприятия. У нас были коровы – 1200 голов, 40 тысяч кур-несушек, 35 тысяч свиней, подсобное хозяйство, детские сады, больницы, все на заводе висело. Все хозяйство и социальная жизнь, и свой поселок, где жили люди, - это все наше было, заводское. Мы это все проходили. Но есть одно лишь отличие. На заводе, если кто-нибудь прогуливает и пьет день и ночь, на работу не ходит, его можно уволить. Плохого работника уволить с завода, и больше ты его не увидишь. А из края уволить никого нельзя. Какие люди есть, с такими мы и должны жить и работать. Слушать их, понимать их, приходить к ним. Такая участь руководителей – работать с тем населением, которое есть на территории. Они же доверили нам управлять.

Арасланов:

- Спасибо за этот разговор.

Подпишитесь на новости:
1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ