2016-11-01T15:35:19+03:00
2

Почему телевидение становится скучным?

Алексей Лихницкий и Роман Юнусов в гостях у Радио «Комсомольская правда»Алексей Лихницкий и Роман Юнусов в гостях у Радио «Комсомольская правда»Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

Об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» мы поговорили с Романом Юнусовым и Алексеем Лихницким, дуэтом «Сестры Зайцевы» и ведущими развлекательного шоу «Подмосковные вечера» [аудио]

Почему телевидение становится скучным?

00:00
00:00

Садков:

- У нас в гостях Роман Юнусов и Алексей Лихницкий. Люди, которые в данный момент являются ведущими проекта «Подмосковные вечера».

- Здрасти. Всем добрый день и добрый вечер!

- Мы не знаем, кто и когда просыпается.

- Камчатка, добрый вечер!

Садков:

- «Подмосковные вечера» - проект, который не самый пожилой на нашем ТВ. Недавно появился. Но у него есть определенное количество поклонников. Вы стали его ведущими. Как это получилось?

- Позвали на кастинг. Жесткий отбор. Рассказать стишок, песня.

- Посидеть на руках у Деда Мороза. Все по-честному было.

Садков?

- Этот формат иностранный?

- Да.

Садков:

- Там как-то вы похожи на тех ведущих?

- Нет.

- Там ведет женщина.

- Двух ведущих там нет. Мы попробовались. И, видимо, срослось.

- Команда, которая снимает программу «Вечерний Ургант», там наши старые друзья-авторы. Они пригласили попробоваться на роль ведущих. Мы пришли. Там много претендентов было. И уже ведущих к тому момента Первого канала. Алла Михеева, Дмитрий Хрусталев, много пар и не пиар пробовали, девушек, мужчин. Мы в дуэте решили попробоваться на роль ведущих.

- Это был самый быстрый кастинг. Мы за минут семь отстрелялись и ушли.

- Не, нас потом еще раз приглашали. Почему? Дважды приходили.

- Это другая программа уже была.

Садков:

- Тайны Первого выдаете.

- С Митькой. Другая программа.

Садков:

- Рассказывайте, что за программа.

- Она не вышла. Вдруг мы раскроем тайну. Нет. Прошлись. И потом сказали, что вы нам больше всего подходите.

Садков:

- Когда начиналась программа «Вечерний Ургант», с моей точки зрения, было ощущение, что все гости, приходящие к Ивану, тони крайне зажаты. Отсюда родилась версия, что все наши звезды очень зажаты. И импровизационные вещи – это не совсем про наших звезд.

- Это, наверное, поначалу было, сейчас уже…

Садков:

- В «Урганте» они точно раскрылись.

- Да. Полегче стало.

Садков:

- А вы как своих?

- Постепенно. Да и мы постепенно раскрываемся.

- Расслабляемся. Понимаем, где нужно шутить, где нужно побыстрее сказать правила игры. Избавляемся от слов-паразитов. Нам Ваня поставил суфлер под камеру.

- Не говори, какие слова!

Садков:

- Да ладно!

- И крупными написал и перечеркнул. «Итак, дорогие друзья!». Это невозможно. Это не говорить никогда! А что нам делать, если у нас все друзья дорогие?

- Я себя поймал на мысли: странно. Очень много камер. Мы же вроде как на радио пришли. И непонятно: четыре камеры стоят. То ли в камеру хочешь сказать или не в камеру.

Садков:

- Говорите в камеру.

- Ты кого в камере найти хочешь?

- Зрителя.

- Нас же смотрят! Конечно, в интернет-пространстве.

Садков:

- Была история. Мы проводили некую акцию. Пришло не очень много народа. И выступал там Кобзон. И он не начал петь, пока не увидел большого количества зрителя. Он увидел этот рынок, повернулся туда. И пел уже людям.

- Я совершенно прекрасно его понимаю.

Садков:

- Ваши звезды эмоциональны? Просто они разные. Кстати, много отрезается?

- Нет. Отрезается немного.

- Ничего не переписывается, скажем так.

- Да.

- Что-то, какие-то вещи. Есть хронометраж, во-первых.

Садков:

- А были гости, которые своей эмоциональностью тянули одеяло на себя?

- О, это постоянно.

- Вроде программа. Мы рассчитывали, сняли программу 55 лет КВН. Были одни кавээнщики. Половина наших старых друзей, с которыми мы пересекались по КВН и так далее. И мы рассчитываем на хорошую программу. Нет, программа-то отличная, но когда приходят актрисы, с которыми ты не знаком и думаешь, что будет, непонятно. Закрытая она будет сидеть, не отвечать. А на самом деле она бегает, пляшет, отгадывает, плачет, смеется! Фейерверк эмоций просто!

- Это, как правило, такое.

Садков:

- Сложно с этим?

- Наоборот, легче. Ты заводишься.

- Классно. Это же азарт. Это игра, в первую очередь.

Садков:

- Две программы. Юлия Топольницкая когда была и Екатерина Шпица. Они, по-моему, просто там и на диван падали…

- Во-во. Да. Шпица, по-моему, под ней кнопка была. Я пробовал подпрыгивать, как она, с дивана, у меня не получалось. Она как сидела, так и выскакивала на метр вверх с дивана, зная ответ. Я пробовал. Чисто физиологически так не получается.

- А наши знакомые кавээнщики приходят и камедиклабовцы, камедивуменовцы, нет, все классно, круто, смешно и энергично, но нет такого фейерверка эмоций, какой выдают те люди, от которых не ждешь. Может, более насмеявшиеся, наюморившиеся люди.

Садков:

- Петросяна позвать. Ребят из «Аншлага».

- Ну, можно. Почему нет? Сделать команда «Аншлаг» против «Кривого зеркала».

- Одни и те же придут.

Садков:

- Самая ожидаемая программа в плане возможности ее анонсировать – программа, где команда Урганта была против команды Галкина. Вам понравилась эта программа?

- Это отличная была программа. К предыдущему вопросу. А звездой программы стал Гудков, которые просто выжигал землю, потому что чувствовал себя в своей тарелке. Маринка Федункина, ставки делались на одних, а сработали другие.

Садков:

- А кому пришла в голову идея Галкин против Урганта?

- Накануне съемок приходил. Максим. Он вернулся со второго канала на Первый. И его первое появление было у Вани в «Вечернем Урганте». Думаю, что там предложил, типа, Макс, приходи поиграть в новую программу.

Садков:

- Когда вы составляете команду одних против других вы думаете о параллелях, скрытых интригах?

- Конечно.

- Дуэли! Нам нужны дуэли!

Садков:

- Варнава - Хрусталев, из того, что я могу вспомнить.

- Прекрасная дуэль была. Сейчас были «Реальные пацаны». Вован был в одной команде, Антоха в другой. Чтобы было противостояние какое-то.

Садков:

- А вы заводите их перед игрой?

- Они сами заводятся игрой.

Садков:

- Инструктаж?

- Конечно. Инструктаж. Есть игры, в которых длинный свод правил. И если его весь рассказывать прямо там, уснут и зрители, и… Мы мелочи, нюансы объяснили. И на самих съемках бы объясняем только важные моменты.

- Например, показываем, а дальше ребята втягиваются и играют. И втягиваются в эту азартную игру так, что... Исинбаева так прыгала, Лена была у нас.

- Без шеста.

- И она прямо так! Ее не остановить было! Видимо, спортивный характер, умение радоваться победе, даже маленькой. Такой выплеск эмоций. И те, кто рядом сидит, заряжается. На самом деле, одной зажигалки в команде достаточно, чтобы все на ушах стояли.

Садков:

- Это импровизация, что происходит с самими командами?

- Конечно. Это игра. Наша задача – следить за правилами.

Садков:

- Вы следите за правилами?

- Очень строго! Вначале нам было сложно, потому что вроде как игра, но в то же время игра-то на серьезные деньги – 500 тысяч рублей.

- Надо соблюдать эту грань, чтобы была и игра, и чтобы это не превращалось в балаган.

- И нам ребята, и Ваня, он является продюсером этого шоу, он помогает нам, подсказывает, что правильно сделать, а что нет. Он говорит: строго со всеми, потому что деньги на кону! И как бы давайте правила соблюдайте, чтобы все было в секунду, правильные ответы.

Кто-то говорит, например… Недавно была свадебная категория. Нужно было отгадать голубя. Даже такая мелочь, как множественное и единственное число. Иначе не засчитаем. Все строго.

Садков:

- Я знаю, что Иван два раза был в предыдущих, тех, которые показали. Я правильно понимаю, было два пула показанных? И сейчас новый третий.

- Послушайте, он продюсер. Мне кажется, он с проверками приходит. Постоянно на крайнюю программу съемочную. И в крайний день.

- И записки, как тренер футбольный делает. В блокнотик.

Садков:

- А какой-то разбор полетов у вас происходит после?

- Конечно.

- Минимально.

- Сейчас чуть поменьше, а первые показы да. Плюсы и минусы, где подужать, где…

- Бывают даже наказания какие-то. Могут заковать в наручники и поливать холодной водой в ледяном лесу.

- Или хлестать микрофоном тридцать раз.

Садков:

- Кстати, хороший конкурс. О конкурсах. Есть какой-то набор, из которого вы собираете, как из конструктора, программу? Или каждый раз что-то придумываете?

- Сейчас сняли новый пул. Там семь новых игр. Добавляется, конечно.

Садков:

- А в оригинальном формате аналогичные конкурсы?

- Да.

- Есть конкурс, не помню, как называется. Мы не стали делать, он подходит больше для западной публики. Для их конъюнктуры.

- Угадай американского президента?

- Типа того. Перечислить всех президентов Америки. А так мы адаптируем под нашу страну.

Садков:

- А сами вы проходили эти конкурсы перед тем, как…

- Мы играем. Да. Интересно.

- Сами играем, правила изучаем. И придумываем.

- Нам самим интересно.

Садков:

- А сама культура игр, не сказать, что настольные… Подвижные игры?

- Мы их называем диванные.

- Крокодилити, кастрюлити.

Садков:

- Почему это стало так популярно? Был момент... Это студенческая история, по большому счету..

- Она всегда была популярна, мне кажется. Даже во времена Наташи Ростовой, когда были фанты. Подобные игры существовали всегда. «Мафия» та же. Был у нее взлет. Создавались даже кафе, где играли, чемпионат по «Мафии». Игра телевизионная была «Мафия». По-моему, выходила.

- Думаю, потому что очень удобный формат. Суббота, вечер. Собрались на даче. Что делать? Тут конкретный ответ. Мы показываем, что делать.

- Алкоголем и табакокурением заниматься?

- Есть, чем заняться. И занять себя не сложно. Это каждый возле телевизора может повторить. В этом и прелесть.

Садков:

- А вы покемонов ловили?

- Нет.

- Вы пытаетесь наш уровень...

Садков:

- Я пытаюсь понять.

- Мы не ловили. Мы просто знали, где они.

- Да.

- На меня подействовала информация, что это спецслужбы. И они могут зайти в твой телефон через эту программу. И увидеть, что я делаю.

- А так как, делаю я много чего…

- На меня эта информация подействовала. И я не стал закачивать эту игру. И посмотрел, как люди гибнут. В Америке чувак с крыши упал, шел покемона ловить.

Садков:

- Недавно в Японии водитель человека сбил, ловя покемона.

- Видите.

- Заставь дурака богу молиться, он лоб расшибет.

Садков:

- Насчет дураков и богу молиться. Эту грань не переходят ваши игроки? Понятно, азарт ко многому обязывает…Эту грань сложно поймать, чтобы с ума не сходили?

- Там все так устроено, что даже трудно себе представить, как можно нарушить эту грань. Там даже правилами не предусмотрено. Нет, конечно, могут ругаться, как обычно бывает в компании. Но для этого есть мы, судьи.

- Ведущие-судьи.

- И спорить никому не приходится.

Садков:

- Есть очевидный факт, что люди сейчас значительно больше сидят в телефоне и в интернете, нежели смотрят телевизор или играют в крокодила или в «Мафию». Ваша публика – это кто? Молодежь вас смотрит?

- Я думаю, что да. Это такие вещи. Понимаете, это временно, что все сидят в телефоне. Просто появились новые гаджеты. Правила этикета пользования еще не изобрели. Думаю, что чуть позже, когда люди поймут, что это красиво, это не красиво, при всех сидеть и ковыряться в телефоне – это некрасиво. Когда будут какие-то правила этикета, а они уже будут, я думаю, что сейчас поколение, которое подрастает, прекрасно понимает. Тем более, они в детстве уже наиграются. Детскими болезнями надо отболеть в детстве. А взрослые сидят, потому что у них в детстве не было. И надо наиграться. А вот эти вещи - общение живое не заменит ничего.

- Когда в такие игры играешь, как у нас, а я прошу брать на вооружение наши игры, играть у себя дома, изготавливать кубики, что еще?

- Фотошопить лица, заменять героям фильмов кошачьими мордами.

- Отгадывать знаменитостей и так далее. А когда в такие игры играешь, нет времени на гаджеты, чтобы зайти и посмотреть свою ленту.

Садков:

- Вы сами жертвы соцсетей?

- Я знаю людей, которые… Я активный пользователь, хотя знаю людей, которые доказывают обратное. И я не активный по сравнению с другими. Я смотрю ленту ежедневно. Недавно были в Минске у Вадьки Галыгина в гостях. Два дня там провели. И я вообще не пользовался телефоном. А знаю, кто по 20 фотографий в час выкладывает отовсюду, и себя, и так далее. Я не знаю, как у них время остается на что-то другое.

- Я думаю, что это недостаток внимания просто. Люди, обращайте друг на друга больше внимания, и не придется никому страдать из-за того, что товарищ рядом сидит в телефоне.

Садков:

- Многие артисты говорят, что это хорошее подспорье для отработки своей популярности, общение с фанатами, с поклонниками.

- Да, но можно все делать, наверное…

- Все хорошо, но в меру. Лекарство от яда отличают только дозы.

- Хотя есть специальные люди, которые ведут их дела, их аккаунты и так далее.

- Это самое правильное. А вообще способ общения с публикой вполне себе классный.

- Я сам смотрю.

Садков:

- А как вы относитесь к идее участвовать в каких-то проектах? Вас не звали куда-нибудь? «Необитаемый остров», «Лед».

- Не, почему? Участвовали и в рекламных проектах, и в телевизионных. Алексей в музыкальных, я в театральных.

Садков:

- Это нужно для, как звезды говорят в программах, мы пришли для того, чтобы открыть что-то новое. Или это нужно для пиара и продвижения самого себя?

- Да просто тебе нравится это делать. И ты это делаешь.

- Очень трудно себя заставить сделать что-то, что тебе не хочется. Пиар – это что-то такое эфемерное, ты не можешь это пощупать, потрогать. Если ты едешь на коньках, тебе остается умение кататься на коньках, это то, что действительно тебе остается на всю жизнь. Если ты в танцы идешь танцевать с кем-то, тебе же это останется, ты это понимаешь, ты это можешь потрогать, можешь ощутить. Я думаю, что человек, который умеет танцевать, он себя будет чувствовать на голову выше на танцевальных вечеринках.

- Я всегда завидовал тем людям, которые умеют очень хорошо петь. Если бы мы пели, какой бы дуэт у нас был.

- Кстати, в новых программах мы поем.

Садков:

- Заменили «Бумбокс»?

- Новый конкурс – пьяный караоке. Jukebox Trio поют песню с красивыми глазами, а мы со смешными голосами помогаем.

Садков:

- Понятно, что вы у многих ассоциируетесь по-прежнему как резиденты Comedy Club, люди уже не ориентируются, кто и где находится. Постоянные повторы на ТНТ этой программы, поэтому многие до сих пор считают… Вы же сейчас не имеете отношение к Comedy Club?

- Да, причем уже года три мы не снимаемся в Comedy Club.

- Но мы сохранили дружеские отношения. И то, что нас показывают, это хорошо, здорово, значит, все-таки было создано что-то хорошее за эти годы.

- И многие сейчас уже узнают как ведущих «Подмосковных вечеров».

- Меня один раз как диджея узнал милиционер.

- Многие спрашивают, как дела. Я говорю: нормально, сейчас ведем «Подмосковные вечера» на Первом канале. «А что в Comedy?» - «Мы уже давно там ни снимаемся». – «Да ладно». То есть для людей, видимо, не произошло какого-то такого… Тот, кто поближе, наверняка знает, что мы уже не работаем, а кто не так близко общается с нами, говорят: мы даже не заметили, что вас там нет.

Садков:

- Я помню, кому-то говорил: вы знаете, что Галыгин вернулся в Comedy Club? Говорят: а он что, уходил?

- Это из этой же серии.

Садков:

- Тем не менее, когда вы пересматриваете свои номера комедийные, вы как к ним относитесь с течением времени?

- Конечно, это интересно. Те самые ранние…

Садков:

- Такой трэш был…

Да, был трэш. Нам тогда сколько лет было? Мы всё делали по-честному, мы никого не обманывали. Тогда мы вот так были: не нравится – не дружите с нами. Мы тогда думали так.

Садков:

- Отпишитесь в Инстаграме.

- Да. Мы тогда думали так. Сейчас, может быть, мы по-другому их сделали бы, но меня очень умиляет смотреть.

- Некоторые номера невозможно смотреть, смогласен, сейчас, а некоторые смотришь и думаешь: да, ничего. Были очень хорошие.

Садков:

- Я как зритель, наблюдая за вами, мне всегда нравился Comedy Club, когда он начинался. Какой-то трэш, просто вырубался. Потом – классно, здорово. Потом опять. Я про другое. Сейчас, по-моему, на канале ТНТ-4 повторяют старые выпуски Comedy Club, и большинство людей, которые в эту студию приходят, просто знакомые, говорят: это невозможно смотреть, как тогда могли так шутить?

- Я хочу сказать, что, может быть, из-за этого смотрели. Потому что там было поле для эксперимента. Экспериментов было реально много. Не факт, что они все были удачные. Я больше чем уверен, что многие включали как раз посмотреть, будет что-то такое или нет. Потому что если ты включаешь программу и знаешь точно, что сейчас будет там, то и нет такого интереса.

- Да, наверное, удивляли.

Садков:

- А сейчас изменился юмор, вообще потребность в таком юморе отпала?

- Я думаю, что как-то так отшлифовано уже, и уже понимаешь, наверное, что это для одного, это для другого, это для закрытой вечеринки, это для не закрытой.

- Конечно, когда 15 лет в этом варишься, уже…

Садков:

- По этой логике, сейчас должны прийти какие-то пацаны, которые всех вас и всех нас смоют.

- Они уже пришли. Стендап – хороший пример.

Садков:

- Молодые и борзые, которые могут что-то новое показать.

- Другой формат, искренний разговор со зрителем.

Садков:

- Не могу не спросить, почему вы были «Сестрами Зайцевыми», откуда идея этой шутки? Я из тех древних людей, которые помнят настоящих сестер Зайцевых.

- Мы их тоже помним, поэтому так и назвались. История долгая. Это первое, что пришло в голову, это было наше первое выступление в кафе, где мы…

- Первые самые выпуски.

- Даже не выпуски, это были клубные вечеринки, где только всё собиралось, где только для своих, 200-300 человек.

Садков:

- Черный КВН?

- Нет, не черный.

Садков:

- Comedy Club.

- Да, Comedy Club. Делали, что хотели. Мы пришли, первое выступление принесли, но не придумали, как мы будем называться. В общем, за секунду к нам подбежал ведущий, спросил: как вас объявить? Мы быстро выпалили, что было. Он ушел, так объявил. Мы подумали, что потом передумаем. Вот передумали.

Садков:

- Вы сейчас отказываетесь от этого названия?

- Потом мы добавили имена: Роман, Алексей. А сейчас - Роман Юнусов и Алексей Лихницкий.

Садков:

- Была смешная история. Когда я уже забыл о существовании певиц сестер Зайцевых, а уже знал о существовании вас, я ехал в маршрутке, за мной сидели две девочки, и одна другой говорит: да вообще она такая крутая, и вообще сестры Зайцевы свою одежду отдали. Я сразу подумал о вас, потом понял, что это была какая-то хитрая история с теми сестрами Зайцевыми.

- У нас была история, что пришли две тетки на наш концерт, сидели на 1-м или 2-м ряду, отсмеялись весь концерт. Потом концерт закончился, они говорят: подождите, а сестры Зайцевы будут? Не на тех пришли. Думали, это разогрев какой-то или еще что-то.

Садков:

- Вам сейчас как дуэту не нужно название, нет маркетинговой необходимости?

- Фамилии и имена.

Садков:

- Достаточно?

- Я думаю, мы растем, и по возрасту нам уже не положено… Да нет, это название есть, никто нас не спутает. Нам нет пока необходимости идентифицироваться в этом плане, потому что нам кажется, что и так нас знают все.

Садков:

- Когда я готовился к эфиру, я вдруг понял, что у Романа есть страница в Википедии, а у Алексея нет. Как так получилось?

- Моя страница в Википедии… Ее нет. Потому что там всё неправильно. А фотографию вы видели?

Садков:

- Фотография потрясающая.

- Роман Юнусов летит из Казантипа домой. Кто это подписал вообще, как это исправить?

Садков:

- Написано, что место рождения разнится. По-моему, это про Феофана Грека и про вас.

- Причем я был как-то на какой-то радиостанции в прямом эфире. Поступил телефонный звонок. Радиослушатель говорит: Роман, я слышал вашу проблему, я все исправлю в Википедии, я исправил вам отчество с Альбертовича на Андреевича. Через какое-то время захожу – опять Альбертович.

Садков:

- Вы можете сами это поправить.

- Я пробовал. Не получается у меня почему-то.

Садков:

- В Стендапе была прекрасная шутка. Парень-осетин выступает и говорит: хорошо в Осетии не знают, что в Википедии можно самим всё править. Тогда вопрос отпадает, почему у вас нет страницы.

- Хватает моей. Я могу ответить вам встречным вопросом: зачем?

Садков:

- Тоже верно. Известный человек – это тот, который есть в Википедии, но которого нет ВКонтакте.

- И ВКонтакте меня нет. В Фейсбуке есть.

Садков:

- А как вы связываетесь с концертными… У вас есть какой-то директор?

- Да, конечно. Дело организовано, поставлено на рельсы.

Садков:

- Ваш юмор больше брутальный, может быть, с нарочитой немного грубостью. Кто вас прежде всего приглашает, больше на женскую аудиторию это рассчитано или на мужскую?

- По-разному. Есть когда день рождения, 50 лет кому-то, начальник фирмы серьезной. А недавно работали – девушке 30 лет.

- Приблизительно я могу составить портрет, но я думаю, что связь такая, что мы максимально честные.

- Мы росли, когда появился Comedy, вместе.

- Да, поэтому мы максимально честно к этому всему относимся. Даже есть, скажем так, некоторые команды КВН, молодые ребята, которые выходят на сцену и шутят про политику, про социалку. Я не поверю никогда в жизни, в свои 19 или 20 лет этим живет. Он сейчас просто выходит и всех обманывает. Ну, у нас такой бэкграунд, что мы – ребята из маленьких городочков, у нас нет какого-то большого творческого бэкграунда или каких-то родственников из консерватории, или каких-то больших литературоведов. Мы такие, какие есть, никого обманывать в этом плане не пытаемся.

Садков:

- Юмор о политике, о каких-то вещах, которые, как вы правильно сказали, в воздухе витают, это есть. Вы вообще политизированные люди сами по себе в жизни?

- Нет.

- Моя точка зрения, что это абсолютно бессмысленно. Когда двое стоят и спорят о политике, и каждый уверен, что он-то точно знает, представляете, как со стороны это смешно, когда они оба вообще ничего не знают, но с такими уверенными лицами… Я считаю, что каждый занимается своим делом.

- Да, совершенно верно. Без комментариев.

Садков:

- Тем не менее, вопрос задается. И многие говорят, что сейчас стало сложнее вообще шутить, потому что больше каких-то сдерживающих факторов, много тем, на которые просто так однозначно не пошутишь. Это даже не столько цензура, сколько какое-то понимание того, что одна фраза может…

- Да цензура, чего мы будем кривить. Цензура, цензура. Слава богу, что мы не в этой нише находимся, где она нас касается.

Садков:

- Вы сказали, что ребята, которые в 18-19 лет выходят и шутят о чем-то… Это же написанные шутки, видимо, авторы все-таки это делают.

- Не знаю. Они же согласились их говорить. Не могу сказать за всех. То, что я вижу, так и воспринимаю.

- Раньше, наверное, было полегче. В том плане, что посвободнее даже. Вспомните первые выпуски Comedy, даже крепкое словцо применяли чаще. А сейчас, ради того, чтобы сказать, мы так не делаем.

- И мы подросли, и дети у нас уже есть. Все меняется, все куда-то движется, не стоит на месте. И слава богу.

Садков:

- Вы сами свои шутки пишете или у вас тоже есть какие-то авторы?

- И авторы есть, и сами пишем. В какой-то момент голова не соображает уже, тогда подключаем.

- Было время, когда без авторов сложно было. Особенно когда первые гастроли очень жесткие начались, когда у нас было 5 дней гастролей, 2 дня мы в Москве, и один из них еще обязательно была вечеринка Comedy. И мы долгое время оберегали эти вечеринки, старались их не прекращать ни в коем случае, чтобы они были, несмотря ни на что, хотя нам как актерам это были самые финансово невыгодные концерты. Но мы их берегли. 5 дней в гастролях, еще день надо выступать, 1 день дома.

- И так года 2-3.

- Поэтому, конечно, без авторов было бы сложно. В гастролях успеваешь что-то придумывать, писать. Не надо же постоянно сидеть в кабинете в ручкой и листочком, придумал – записал.

Садков:

- А сейчас нет кризиса с авторами? Момент, что всё уже пошучено, не наступил?

- Есть такое ощущение всегда, честно говоря. Но потом опять рождается какая-то мысль.

Садков:

- Долгое время законодателем мод в нашем юморе был КВН, потом Comedy. Сейчас, мне кажется, они по своей академичности во многом сравнялись. Стендап – это тоже часть Comedy, по большому счету. Вы ожидаете, что появится какая-то программа, которая опять взорвет танцпол?

- «Подмосковные вечера»?

Садков:

- Да, я вас подводил к этому.

- Конечно. Она уже появилась.

Садков:

- Вы смотрите иностранные юмористические программы, вам интересен какой-то иностранный юмор?

- Не знаю. Как форма, конечно, интересно.

- Есть различные стендап-комики западные.

Садков:

- Поднабраться идей каких-то.

- Я стендап-комиков не смотрю. А вот как идеи всякие возникают, очень много неожиданных совершенно, можно корейское телевидение… У них там все своеобразное, жесткое…

- Японское. Японские шоу – это отдельная тема.

Садков:

- Вам смешно, когда вы это смотрите?

- Да. Смотря что вы смотрели.

- Мне кажется, что очень цинично, и это здорово.

Садков:

- Есть такая версия, что наш юмор, он никогда не будет совсем открытым, потому что мы сами по себе зажаты. Вы согласны с этим?

- Нет. Вон Comedy вышел, всю страну разорвал. Ничего там закрытого не было.

- Та же, например, «Прожарка», взять американскую версию и русскую версию.

- Это две разные. Я знаю почему, у меня есть ответ. Дело вовсе не в зажатости звезд. Это потому, что у них там есть звездная тусовка, есть понятие звездной тусовки, они там реально общаются, звезд там реального много. А у нас они есть, но мало кто дружит и общается, все об этом знают, и тут вдруг они входят и преподносят, как будто они дружат. Они не дружат все.

- Но они умеют посмеяться над собой, и смеются, какая бы шутки ни была унизительная или оскорбительная.

- Да, это есть.

Садков:

- Вы про наших?

- Нет, я про американских, но и про наших. Кто-то про кого-то пошутит, и он воспримет это на всю жизнь.

- Да, самоиронии недостаточно.

Садков:

- Ее не хватает и у политиков наших, и просто у людей. Что касается звезд, вы правильно сказали, что у нас их на самом деле не так много. Есть звезды канала ТНТ, есть звезды канала СТС. То есть звезды какие-то нишевые.

- Это понятная история.

Садков:

- Вы сейчас на Первом с «Подмосковными вечерами». Вам звезд хватает для ваших гостей?

- Пока что мы еще не столько много…

- Не 500-ая программа, чтобы говорить об этом. Пока хватает.

Садков:

- Вы допускаете, что по второму, по третьему разу люди пойдут?

- Уже так.

- В «Подмосковных вечерах» нет значения, это звезда, которой сейчас заполнены все газеты, или это просто какой-то актер, известный человек. Нам, например, не принципиально. Самое главное, чтобы был человек нормальный, раскованный, веселый, с самоиронией.

Садков:

- А это от профессии зависит? Спортсмены, например, были закованы?

- Нет. Я думаю, это зависит от профессионализма. Как правило, чем менее профессиональный человек, тем более он закованный. Самые большие профессионалы, у них самоиронии – вот так.

Садков:

- Причем неважно, в какой области профессионал?

- Неважно, в какой области. У них самоиронии – вот так. Сразу можно по этой черте определить на самом деле звездность того или иного человека.

Садков:

- Интересный взгляд.

- Монтсеррат Кабалье как-то сказала: «Мы не настолько велики, чтобы скромничать».

Садков:

- Понятно, что звезды приходят… Они бесплатно участвуют в программе.

- Надеюсь, что да.

- У нас? Почему бесплатно? 500 тысяч рублей – главный приз.

Садков:

- А его реально выиграть? Я так понимаю, один раз за все время кто-то выиграл.

- Не один.

Садков:

- Я про новый пул.

- Новый пул…

- Порадовал своими сюрпризами.

Садков:

- А у вас нет установки от продюсеров: ребята, сделайте так, чтобы они не выиграли?

- Нет, такого нет.

- Наоборот, все делается для того, что, ребята, выиграйте.

- Никто никого не обманывает, всё по чесноку. Это же видно, когда какие-то элементы шоу, договоренности и т.д. Всё по чесноку.

- Просто когда люди выходят, там же финал надо угадывать… Это тебе с дивана кажется, что ты можешь, всё легко. А когда ты стоишь там, в эту кругу, когда финал, когда на кону 500 тысяч, сразу какой-то ступор у многих наступает. Настолько всё переключается, когда ты находишься под прицелом кучи камер, гостей в студии и т.д.

- И плюс еще сама игра. Не факт, если бы были выключены камеры, было бы по-другому.

Садков:

- У вас зрители практически не участвуют, их не показывают. Это тоже часть игры? Они нужны?

- Конечно. Живая эмоция.

Садков:

- Их не видно и практически не слышно, я бы сказал.

- Слышно.

- Дюжев со сломанной ногой чайку показывает. Вы бы посмотрели на это.

Садков:

- А когда мы это посмотрим?

- В преддверии Нового года.

Садков:

- Новые выпуски «Подмосковных вечеров»?

- Новые выпуски с 5 ноября уже начнутся. С новыми играми, кстати.

Садков:

- Наши юмористические программы вы смотрите, и если смотрите, то какие?

- Comedy Club, Стендап. Наши ребята, интересно смотреть. С кем дружим, с кем общаемся.

- Ну да, они много работают, интересно узнать, над чем.

Садков:

- Если я правильно посчитал, ваша юность пришлась на то время, когда лидировал по юмору, наверное, все еще «Аншлаг», Петросян…

- «Вечерний Ургант» мы забыли назвать.

- Я его не расцениваю как юмористическую программу, но в итоге она такой получается. Это скорее такое подведение итогов дня. Но получается она в итоге очень классной.

- «Прожекторперисхилтон» был еще. Может быть, он вернется когда-нибудь. Это было реально весело.

Садков:

- Такая сложная закрутка с контрактными обязательствами участников, что, похоже, уже не будет.

- Я думаю, их внутренняя энергия, которая тянет их друг к другу, победит все контракты, они соберутся, и мы снова будем радоваться.

Садков:

- Насколько я знаю, они сейчас дают концерты отдельно.

- Что подтверждает нашу правоту.

Садков:

- Как вам кажется, имеет смысл этот проект показывать в концертном варианте, тот же «Прожерторперисхилтон» или, скажем, вашу программу?

- Мне очень трудно судить, я не был ни на одном концерте.

- Судя по тому, что все чаще и чаще они организовываются, я думаю, что да.

Садков:

- А «Подмосковные вечера» могут выступать как концерт?

- Да. А почему нет? Это реально весело.

- Если к тому же будут известные им люди… Не обязательно известные, а, допустим, знакомые.

- Ну да, если знакомые, это вообще будет истерика. Всегда интересно посмотреть, как известные люди раскрываются. Когда еще увидишь, как Билан отгадывает, как поет Пелагея какую-то песню? Он вскакивает с дивана, бежит сам отгадывать, показывать что-то.

- Это чисто в детство надо впасть на некоторое время.

Садков:

- Я слышал замечание, что нечестно происходит у вас этот конкурс, потому что если на согласную оканчивается звук, который надо петь, и гласную, - совершенно разные возможности.

- Самое главное, чтобы была гласная. А там уж он сообразит.

Садков:

- Вот если «хрю» - это удобно, а «гав»…

- Не знаю. Мне кажется, без разницы.

- Я думаю, это рассуждения в пользу бедных. Все возможно.

Садков:

- Пользуюсь той самой безумной страницей в Википедии…

- Говорят, что вы неплохо готовите ежей.

Садков:

- Помимо ежей, рассказано, что вы совершенно случайно стали дуэтом, чуть ли не искусственно это получилось.

- Он шел под дождем грустный, а я видел в переходе…

- Мы учились вместе в одной академии, мы играли в одной команде КВН. Не знаю, что тут случайного.

Садков:

- Вы друг другу не надоедаете за время совместных выступлений, подготовки к проектам?

- Нет. Мы строго дозируем наше время. В гостиницах мы живем в разных номерах.

- Хотя начинали вместе.

- В целом нам очень весело вдвоем, поэтому вряд ли мы откажемся.

Садков:

- Можно сказать, что вы в отпуск хотите поехать…

- Мы частенько ездим. Мы познакомились в 97-м году. В следующем году 20 лет, как мы знакомы.

- Мы больше знакомы, чем не знакомы.

- 20 лет. Мы думаем, может быть, сделать какую-то программу – 20 лет вместе…

- 40 на двоих. Мемуары, книгу выпустим.

Садков:

- Одно другому не мешает.

- Битва за славу.

Садков:

- Огромное спасибо, что пришли.

- Спасибо, что пригласили.

Садков:

- Удачи вам. И спасибо вам за программу, она правда классная. «Подмосковные вечера» смотрите по субботам.

- Смотрите, играйте вместе с нами.

- Перенимайте опыт, играйте у себя дома, на даче.

- Это очень классно объединяет команду. Это действительно весело, это не натянутый способ веселья.

- Забывайте про гаджеты, встречайтесь с друзьями, общайтесь, и все у вас будет хорошо.

Садков:

- Можно вас попросить поздравить наших читателей и радиослушателей с Новым годом?

- Дорогие зрители, читатели «Телепрограммы», мы поздравляем вас с наступающим Новым годом. Желаем вам в новом году как можно больше живого общения.

- Не болейте, берегите себя, чаще путешествуйте, смотрите мир.

- А будет грустно, включайте в субботу телевизор.

- Да. А какую программу? «Подмосковные вечера». Удачи, везения и всего вам самого наилучшего в новом 2017 году.

Подпишитесь на новости:
2

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ