2016-12-30T17:45:27+03:00

Аскар Рахимбердиев: Мы один из необходимых компонентов, один из необходимых продуктов, которые нужны для того, чтобы работать вот уже в новых реалиях

Торговля. Итоги 2016 годаТорговля. Итоги 2016 года

Торговля. Итоги 2016 года

Торговля. Итоги 2016 года

00:00
00:00

Афонина:

- В течение ближайших 45 минут в прямом эфире нам с вами предстоит поговорить, как новейшие технологии проникают в торговлю. И самое главное – что нам-то, покупателям, от этого? И поможет нам разобраться в порой достаточно сложных схемах сооснователь сервиса для управления торговлей «Мой склад» Аскар Рахимбердиев.

Рахимбердиев:

- Всем добрый день!

Афонина:

- Да, сразу хочется спросить – вот мы слышим от наших экономистов и от кабинета министров, что в нашей стране постепенно ситуация экономическая налаживается. Поскольку «Мой склад» это облачный сервис для управления торговлей, вот вы ощущаете, что действительно пошло движение в позитивном направлении?

Рахимбердиев:

- Здесь как бы две стороны есть. Первая сторона – это как дела идут у нас. У нас очень хорошая динамика, это связано с разными причинами. А есть еще как идут дела вообще целиком в стране. И вообще в стране, вот если посмотреть розничную торговлю с января по октябрь, то оборот розничной торговли падает медленнее, чем он падал в прошлом году. Ну, то есть, в 2015-м розница упала процентов на 9 за этот период, а в этом году упала на 5. То есть, какая-то нормализация идет, но нельзя сказать, что пока торговля перешла в рост.

Афонина:

- В таком случае, если мы сейчас говорим о том, что по-прежнему никак мы не вернемся к той отправной точке, когда у нас и производство продукции, и сбыт, и потребление были более-менее каким-то образом урегулированы, то что сейчас? Переизбыток чего-то? Покупатели не хотят приобретать? И как в таком случае удается работать с теми, кто вам доверяет, вот теми компаниями, которые приходят к вам, теми, кто доверяет свою бизнес-судьбу вам?

Рахимбердиев:

- Для нас здесь такой самый серьезный драйвер и вообще для всего рынка – это государство. В 2016-м государство очень серьезно взялось за розничную торговлю, там целых три таких больших проекта, вот, я думаю, о них как раз немного поговорим сегодня. И ЕГАИС, это оборот алкоголя. Это такая вроде бы абсолютно нишевая отраслевая штука, но она важная, я объясню потом почему. Это контроль за изделиями из меха. И совершенно такой огромный проект – это переход на онлайн-кассы, который начался и у нас вот в 2017 году вся страна будет переходить на онлайн-кассы. Кроме того, это еще не конец. В 2017 году тоже будет много чего интересного. Все эти проекты, они на самом деле заставляют торговлю использовать новую технологию, они заставляют подключаться к интернету, выходить в облака, потому что государственные системы, которые используют, это фактически облачные сервисы. Они называются государственная информационная система, а на самом деле это облачные сервисы. То есть, государство говорит – дорогой предприниматель, для того, чтобы ты мог продолжать торговать, пожалуйста, подключайся к облачному государственному сервису. И предпринимателям приходится автоматизироваться. Потому что на счетах ты в интернет не выйдешь и к облачному сервису не подключишься. А им необходимо использовать какие-то решения, такое, как наше, да. Ну и что мы делаем? Мы стараемся им немного помочь уменьшить проблемы с переездом и дать какие-то бонусы. Раз уж ты все равно пользуешься какими-то решениями, значит, ты можешь получать с этого заодно определенные бонусы.

Афонина:

- Я сразу хочу обратиться к тем предпринимателям, перед которыми стоит такой вопрос – кому довериться и в техническом плане и, может быть, в плане какого-то обучения определенного, ликбеза, в этих новшествах, которые вводятся, и в этом году велись, и в следующем у нас будет тема вот как раз, которая касается онлайн-касс, она актуальная для следующего года как нельзя. Так вот, пожалуйста, вы запишите или запомните, сайт компании «Мой склад» - moysklad.ru – вот и все. Элементарно заходите и всю дополнительную информацию там получаете. Аскар, давайте мы по этим пунктам сейчас и пройдем. Вот когда начинается обсуждение тех громких, увы, к сожалению, трагических историй сродни иркутской, тут же возникает вопрос – зачем тогда вводился этот ЕГАИС, если пьют все равно не пойми что, если плюют на официальную торговлю. Зачем тогда было мучиться с этим ЕГАИС?

Рахимбердиев:

- На самом деле, с ЕГАИС получилось, на мой взгляд, неплохо. Потому что, во-первых, он дает гарантию того, что, если я, как покупатель, хочу купить какой-то продукт с предсказуемым качеством, у меня есть возможность это проверить. ФСРАР – это росалкогольрегулирование – они сделали мобильное приложение, то есть, его можно скачать, установить на телефон… можно взять просто бутылку, просканировать акцизную марку и просто в приложении сразу будет видно – существует в принципе эта бутылка с точки зрения государства или она как-то совершенно непонятно возникла и, наверное, лучше это не покупать. Чеки можно проверять аналогично, когда ты уже купил и тебе выдали чек. Это хорошая штука, она защищает добросовестных торговцев и добросовестных потребителей, покупателей, которые не хотят покупать что-то совершенно непонятное. Вот эта недавняя ситуация в Иркутске, там же по сути это связано с тем, что там речь идет не про напитки, то есть, про продукцию, которая не предназначена для того, чтобы это можно было пить. Здесь вот, наверное, вот именно к ЕГАИСу не может быть каких-то претензий. Эта система не должна работать в этом сегменте. В этом сегменте – во всяком случае, то, что касается лекарственных средств, вот государство планирует делать эксперимент в 2017 году. То есть, речь идет о том, чтобы каждую коробку с аспирином и абсолютно с чем угодно, вот эту коробочку с лекарством, когда она импортирована, либо она произведена на заводе производителе, у нее был какой-то уникальный номер. И потом по этому номеру и государство, и мы, как покупатели, сможем отслеживать, что это такое? То есть, можно будет посмотреть, откуда она вообще взялась. Или понять, что это подделка, потому что, по данным этой системы, ее нигде нет. Там единственное сейчас идут обсуждения, как технически это делать. Потому что RFID метки, ну, они относительно дорогие и бывают лекарства, которые стоят там 10 рублей, они очень сильно увеличат стоимость и это, наверное, неприемлемо. А может быть будут делать на основе штрих-кодов, но это как бы такие технические детали, но в любом случае идея такая, что, конечно, эти системы, аналогичные ЕГАИСу, они будут распространяться на другие области. Вот лекарства, потом, скорее всего, будет еда. Потом что-то еще и еще… На самом деле, вот современные технологии позволяют и государству, и нам как бы в онлайне смотреть, что происходит, как движутся товары, откуда они взялись. И фактически понятно, что вот абсолютно черный рынок, на него это не очень влияет. Потому что я вот знаю, что я хочу купить что-то заведомо поддельное, зато в пять раз дешевле, тут, наверное, ничего не изменится. А вот серый рынок, на который что-то как-то ввезли, но криво, с нарушениями, где-то подделки просочились, вот по серому рынку это ударит очень хорошо. На мой взгляд, это, скорее, хорошая такая история, хорошая новость для нас, как для обычных покупателей.

Афонина:

- Тем не менее, рассказывали, что даже умудряются некоторые кассиры и ЕГАИС обойти. Каким образом? Да просто одну бутылку пробивают, а другую нет. Мимо кассы, что называется, пропускают. Ну, это уже на совести каждого продавца и каждого кассира…

Кстати, вот, например, если мы покупаем алкоголь, вы знаете, что теперь это нужно делать на отдельной кассе в некоторых магазинах…

Рахимбердиев:

- Ну, не обязательно, это уже техническое… в некоторых так сделано, да.

Афонина:

- Вот мы были удивлены, когда узнали, что, оказывается, это можно делать как-то отдельно. Почему-то пробивают два раза, вертят бутылку…

Рахимбердиев:

- Да, это все вот фактически элементы такой защиты, которая… Для чего вертят бутылку? На самом деле вот сейчас в системе ЕГАИС отслеживается, какие бутылки и какого алкоголя по расчетам должны находиться в определенном магазине. Вот, кстати, если кассир не будет пробивать проданные бутылки, то рано или поздно это приведет к неприятностям. На самом деле, не очень можно обмануть… ну, кассир, конечно, обманет, но с точки зрения ЕГАИС в магазине будет все больше и больше копиться алкоголя непроданного и потом там с большой вероятностью придут и спросят – а почему у вас такие огромные запасы? Поэтому, когда сканируется бутылка, сканируется ее акцизная марка и фиксируется то, что эта бутылка продана. То есть, она списана с этого магазина и на чеке печатается такой квадратный куар-код, по которому вы… на самом деле это просто адрес сайта, по которому вы можете посмотреть, что же за алкоголь вы купили, что это такое с точки зрения именно системы ЕГАИС.

Афонина:

- Примерно то же самое теперь и с мехами?

Рахимбердиев:

- Да, мы помним скандал, когда продавцы там говорили – ой, мы к этому не готовы, для нас это чипирование это какой-то ужас, это будет сильно сказываться на стоимости и так уж дорогих шуб… вот что сейчас-то происходит?

Рахимбердиев:

- В данном случае чипирование не слишком дорогое, тем более, такой сегмент, что, прямо скажем, не бюджетный – натуральный мех.

Афонина:

- Вообще-то да. Вдвойне обидно, когда ты покупаешь не натуральный мех.

Рахимбердиев:

- Да, вот это неприятно. И вот это действительно, судя по всему, очень хорошо в таких ситуациях защищает опять же обычных покупателей. Вот есть цифры, которые оценивал Минпромторг. На самом деле вот обязательно это чипирование этих шкур, шуб и т.д., оно стало обязательным с 12 августа этого года. То есть, фактически в обязательном режиме это идет буквально 3-4 месяца всего лишь. Но при этом Минпромторг оценивает, что легальный оборот соответствующих изделий увеличился почти в 10 раз – на 850%.

Афонина:

- За счет чего это произошло?

Рахимбердиев:

- Приходится декларировать все это, приходится все показывать… Опять же, есть, конечно, черный рынок, он всегда останется. Но его доля очень сильно снижается в данном случае.

Афонина:

- Ну а вот на этих рынках, которые находятся в Москве там за пределами МКАД или еще где-нибудь – большие такие торговые помещения, там тоже должна быть чипированная продукция? Или там это не обязательно?

Рахимбердиев:

- Это относится, насколько я знаю, ко всем изделиям, независимо от того, как они реализуются.

Афонина:

- Давайте примем телефонные звонки, а потом перейдем к онлайн-кассам, потому что уже есть вопросы по этой теме. Александр, здравствуйте.

Звонок в эфир - Александр:

- Добрый день, Елена и Аскар. Все то, о чем вы говорите, конечно, хорошо, но минус в том, что система рассчитана на продвинутых пользователей, что о нашем народе не скажешь. Люди с разным интеллектом. Но есть хорошая поговорка – если один человек сделал, другой обязательно найдет способ сломать. Вот жулики всегда найдут способ обойти эти системы. Вот мы делегировали по Конституции власть государству, которое должно там контролировать и оберегать, но вот, к сожалению, этот вопрос вами не поднимается. Скажите, зачем отменили налоговую полицию? Вот налоговики жалуются, что им очень не хватает силовой поддержки.

Афонина:

- Я не знаю, насколько этот вопрос по адресу…

Рахимбердиев:

- Наверное, не совсем, потому что я не представляю в данном случае государство, я, скорее, комментирую его действия, как это работает, для кого это хорошо, для кого это плохо. Поэтому я смогу прокомментировать именно по системам. Действительно, им нужно учиться – это правда. Но, к счастью, не всем, а тем, кто занимается этим бизнесом. Тем, кто занимается торговлей. Действительно, какое-то обучение нужно. Наверное, со временем системы будут совершенствоваться и становится более простыми. Понятно, что любую систему можно как-то обмануть. Я уже говорил о том, что вот абсолютно черный сегмент, он абсолютно черным и останется, здесь ничего не меняется. Но здесь, наверное, речь идет о том, что, насколько просто или сложно вот жить в серой зоне. Вот в серой зоне жить становится сложнее. И это то, чего добивалось государство, это то, чего оно добилось. Вот я говорил, статистика по этим шубам десятикратный рост легального оборота, он довольно хорошо это показывает. Кроме того, там для обычных граждан, для обычных покупателей, ну, уменьшается шанс столкнуться с подделками и чем-то совершенно непонятным. Поэтому в целом есть вопросы по тому, как это реализуется, безусловно. А в целом, ну, наверное, это все-таки, скорее движение в правильном направлении происходит.

Афонина:

- Вот я хочу обратиться с еще одним вопросом к нашим читателям. Вот мы сейчас говорили о ЕГАИС, который должен защитить нас от паленого алкоголя, мы говорим о чипировании меховых изделий, вот вы в связи с этими шагами правительства, а мы понимаем, что это решение правительства, как раз направленное на то, чтобы мы были более защищены, как покупатели, вот вы чувствуете себя более защищенными?

Андрей, здравствуйте.

Звонок в эфир - Андрей:

- Добрый день. У меня просто мнение, что увеличение всех вот этих нововведений – оно в конечном итоге складывается на стоимости продукции. То есть, я согласен с тем, что те вещества и препараты, которые могут быть опасны для здоровья, их нужно контролировать онлайн и можно контролировать, но остальное… мелочевку… Вот, допустим, захожу я в магазин и вижу – сыр. Ну, это сырный продукт, но он до сих пор называется сыр. Он не этикетирован, на нем ничего нет, но он стоит уже прилично и называется сыром. Ну, как-то вот так…

Афонина:

- Да, спасибо, Андрей, отличный вопрос. Кстати, Аскар, вы начали говорить, что вполне вероятно, потом, уже, может быть, даже в ближайшем будущем будет или чипирование, или вот такая же система применяться к другим продуктам. А как?

Рахимбердиев:

- Точно такой же принцип. Когда что-то, то, что потом будет продаваться, появляется, как может появиться? Либо завезли в страну, либо произвели. Вот этому товару отдельная единица товара, да, вот там пачке сыра в данном случае, присваивается какой-то уникальный номер – это может быть штрих-код, это может быть радиочип, что угодно. И дальше появляется возможность отслеживать, что с ним дальше происходит. В принципе, я должен сказать, что для бизнеса дополнительные расходы не очень сильно увеличиваются. Вот я думаю, что для шуб эти расходы, ну, там все-таки достаточно дорогие все эти изделия, там какая-то совершенно незаметная доля. ЕГАИС тоже не очень накладная штука. Онлайн-кассы – для них самое сложно – это перейти. Вот перейти с тех касс, которые сейчас используются, на новые онлайн-кассы. Действительно, иногда их нужно менять, нужно чего-то докупать, нужно интернет провести в конечном итоге на все торговые точки. Но потом, когда это будет сделано, на самом деле, вот обслуживание касс, оно будет не дороже, скорее всего, даже немного дешевле. Вот мы делали такие оценки -для предпринимателя содержание одной онлайн-торговой точки становится чуть дешевле. Поэтому здесь не стоит ожидать, что себестоимость будет расти. Вот как будут меняться цены – это другая история. Но это зависит не только от себестоимости. Вот себестоимость, судя по всему, более-менее заметно не изменится.

Афонина:

- Еще один вопрос к нашим радиослушателям. Скажите, пожалуйста, готовы ли вы платить чуть больше за гарантированно качественный продукт или все-таки вам лучше заплатить поменьше, ну а там уж, что называется, как повезет? Вот вы готовы экономить на таких новшествах, о которых мы сейчас говорили с Аскаром?

Аскар, давайте сначала на общий вопрос от Константина ответим. «Во всем мире качество продуктов регулирует конкуренция. Попробуй отрави! А у нас сейчас в стране есть честная конкуренция?»

Рахимбердиев:

- У нас есть такая проблема, что, если ты торгуешь в белую, тебе очень сложно конкурировать с тем, кто торгует в серую, в черную и т.д. Поэтому, с моей точки зрения, чем больше государство выдавливает торговцев вот именно в эту белую зону, они там находятся действительно в равных условиях, вот при этом качество конкуренции действительно улучшается. Пока у нас кто-то платит все, а кто-то не платит ни НДС, ни таможенных сборов, вообще ничего, ну, нормальной конкуренции на самом деле здесь не будет.

Афонина:

- То есть, в любом случае продавцы в серую и в черную схему будут выигрывать, потому что не надо платить налоги и прочее… но тогда, получается, что и покупатели, как мы понимаем, не защищены абсолютно ничем?

Рахимбердиев:

- Безусловно. То есть, здесь речь идет о том, чтобы создать для всех, заставить играть в равных условиях. Вот это хорошая штука, в этом случае действительно конкуренция начинает нормально работать.

Афонина:

- Давайте мы сейчас перейдем к тому вопросу, который и заинтересовал большую часть нашей аудитории. До 1 июля 2017 года российский бизнес должен будет перейти на онлайн-кассы. Есть уже конкретные вопросы. Аскар, скажите, а вот для тех, которые только сейчас узнали о том, что такое онлайн-кассы и каким образом они должны работать, вот можно такой маленький ликбез провести?

Рахимбердиев:

- Да. Онлайн-кассы – это означает то, что в течение 2017 года абсолютно все кассы, которые у нас в стране есть, их нужно будет заменить. И новые кассы должны быть подключены к интернету и они должны будут через посредников, но в конечном итоге в налоговую инспекцию в онлайне передавать в электронном виде все выбитые чеки. То есть, совершается покупка, ты получил оплату, чек пробил и этот чек уехал и появился в налоговой.

Афонина:

- А для того. чтобы эти кассовые аппараты, такие модернизированные, появились, кто-то должен получить право на то, чтобы эти аппараты предоставлять, ну и, соответственно, бизнес должен к кому-то обращаться? Насколько я понимаю, как раз ваш облачный сервис «Мой склад», он и относится к числу тех, кому это право дано сейчас?

Рахимбердиев:

- Мы один из необходимых компонентов, один из необходимых продуктов, которые нужны для того, чтобы работать вот уже в новых реалиях. То есть, для этого нужна самая онлайн-касса – это такая коробочка, устройство, да. Ну, я сказал, что все кассы нужно заменить, но на самом деле не совсем так, большинство касс можно модернизировать. И вот здесь производители кассовой техники сертифицируют свои новые онлайн-кассы, ФНС ведет реестр, в этом реестре уже больше 40 моделей касс сертифицированных, соответственно, процесс уже идет. Дальше еще присутствует такой посредник для передачи онлайн-чеков из кассы в ФНC. Это называется оператор фискальных данных, они тоже сертифицируются и тоже есть реестр, их сейчас пять вот этих операторов уже работают. И следующее, вот как раз то, что делаем мы, это кассовая программа. Это ПО, которое управляет кассой, которая говорит кассе – пожалуйста, напечатай чек с такими вот продуктами, такая вот сумма и, пожалуйста, этот чек потом нужно будет отправить в налоговую. Вот мы делаем эту последнюю часть работы – программное обеспечение.

Афонина:

- А у нас телефонный звонок есть. Вячеслав, здравствуйте.

Звонок в эфир - Вячеслав:

- Здравствуйте. Вот вы упомянули цена-качество. Для меня не факт, что цена является показателем качества. К примеру, несколько десятков человек отравились боярышником. До этого несколько недель назад в кафе или в ресторане было массовое мероприятие, коллектив собрался и больше там 10 человек отравились, причем, алкоголем, казалось бы более высокого уровня…

Афонина:

- Нет, подождите, мы сейчас говорим о других вещах. Вот если вы приобретаете, допустим, бутылку алкоголя с тем самым ЕГАИС, тем самым кодом, который считывается, акцизной маркой. Или вы приобретаете в сомнительном магазине бутылку, которая никоим образом не маркирована, кода на ней нет, но за меньшие деньги. Вы каким путем пойдете? Вам как спокойнее будет? Сэкономить? Или приобрести алкоголь, который имеет акцизную марку?

Звонок в эфир - Вячеслав:

- Без марки я вообще не возьму, даже и смотреть не буду. А по поводу дорогих – опять же не факт, что не начнут со временем появляться подделки, так же, как и с акцизными марками…

Афонина:

- В общем, доверяйте, но проверяйте. Понятно. Аскар, итак, по онлайн-кассам. Обслуживание онлайн-касс становится дороже. Помимо обслуживания ЦТО, плюс нужно платить 3000 в год за ОФД…

Рахимбердиев:

- ОФД – это как раз подключение для передачи электронных чеков в налоговую. Действительно, сейчас фактически по всей стране есть такой общий тариф у всех ОФД – это 3 тысячи рублей в год за кассу. На самом деле, вот минимальная стоимость обслуживания становится меньше. Потому что теперь обслуживание вот в ЦТО – центр технического обслуживания – становится не обязательным. Поэтому если там очень сильно нужно сэкономить, то можно за него не платить. А стоимость обслуживания ОФД несколько ниже на самом деле, чем стоимость обслуживания в ЦТО. Поэтому минимальная стоимость все-таки становится ниже.

Афонина:

- Еще один вопрос. «Модернизировать стоит 8 тысяч плюс ФН 8 тысяч или купить новую кассу за 26 тысяч. Супер! Всего ничего! И это припарки в 150 касс!» - пишет наш радиослушатель.

Рахимбердиев:

- Да. Ну, естественно, я вот говорил о том, что при переходе на эту новую систему это не только деньги на обновление оборудования, может быть, там замену, многим придется менять программное обеспечение, которое они используют, оно бывает несовместимо, покупать новое, обучать персонал… учиться самому. То есть, там много чего меняется и действительно это не очень просто. Вот если все это посчитать, это не только затраты на замену оборудования, это еще и время на обучение персонала… ну, это все достаточно складывается в ощутимую сумму. Но здесь, наверное, из хорошего что можно сказать? То, что правительство планирует делать налоговый вычет для индивидуальных предпринимателей.

Афонина:

- Вот как раз вопрос в кассу. «Что будет с системой налогообложения, если я состою в ЕНВД, плану фиксированную плату за квадратный метр, в каком виде ставить отчетность после перехода на онлайн?»

Рахимбердиев:

- Система налогообложения никак не меняется. То есть, меняется только как вы работаете с кассой, куда она подключается. А система налогообложения не меняется никак.

Афонина:

- Тем не менее, кто будет менять ФН? Самим нельзя, слетаешь с гарантии. А главное - зачем онлайн-кассы?

Рахимбердиев:

- Наверное, вопрос такой – зачем нужен ФН – фискальный накопитель? Если касса онлайн и чеки в электронном виде все равно отправляются в налоговую? Отвечу на этот вопрос, ну, как я его понял. На самом деле, фискальный накопитель – это такая защищенная память, это аналог того, что раньше называлось КЛЗ. Точно такая же защищенная память, которая по сути мешает скручивать показания кассы, мешает прятать выручку. Зачем он нужен? Есть определенный плюс. На самом деле, два плюса. Первый плюс заключается в том, что можно работать, если интернет пропал. Поскольку все чеки записываются в этот фискальный накопитель, до 30 дней можно работать в таком режиме. То есть, налоговая не считает, что это нормальный режим, то есть, нельзя раз в месяц подключать кассу, выгружать все продажи, потом снова уходить в офлайн, так делать нельзя. Но если какая-то авария с интернетом, ничего страшного, продажи не остановятся. И это возможно потому, что чеки хранятся в этом ФН. Второе – это то, что, наверное, вначале могут быть какие-то технические проблемы. Чек уехал к оператору фискальных данных, а в налоговую не приехал. К вам пришли и спросили – а где чеки, почему ты не отчитывался? И поскольку они все равно все хранятся в этом фискальном накопителе, у вас будет возможность сказать – вот, пожалуйста, у меня все записано, я отправил, а что было дальше, где они потерялись, это ваши проблемы, разбирайтесь без меня.

Афонина:

- Индивидуальный предприниматель спрашивает – нам вроде касса не положена, что, теперь надо будет?

Рахимбердиев:

- Индивидуальные предприниматели могут спокойно жить до 1 июля 2018 года. То есть, в 2017-м году меняют все кассы, которые уже сейчас у нас в стране работают. Действительно, ИП на НВД-патенте сейчас освобождены, а в 2018 году, с 1 июля всем придется начать использовать онлайн-кассы.

Афонина:

- Какие еще новинки нас в следующем году ждут?

Рахимбердиев:

- Есть еще другие интересные вещи, наверное, они в основном связаны с тем, что мы стараемся при помощи всяких технических вещей избавляться от людей, избавляться от сотрудников. Вот сейчас распространяется такой новый интересный формат – магазин без людей. Вот там ОЗОН анонсировал пару ритейлеров, запускает или уже запустил у нас такой формат, называется «Scan and go»… и это позволит как раз снизить себестоимость.

Афонина:

- Ну что ж, поживем – увидим. Спасибо огромное.

Подпишитесь на новости:

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ