2018-08-09T15:22:00+03:00
28

Ну ее в сад! Нужна ли дача в XXI веке?

Ну ее в сад. Нужна ли дача в XXI веке?Ну ее в сад. Нужна ли дача в XXI веке?

Участки за городом - рабство или радость? Поспорят об этом ведущий редактор "Комсомольской правды", дачененавистник Сергей Пономарев и спецкорр "Комсомольской правды", дачница Дина Карпицкая

Ну ее в сад. Нужна ли дача в XXI веке?

00:00
00:00

- У забора мы посадим елки.

- Можно и елки.

- А вот здесь можно посадить пионы.

- Можно и пионы. Только лучше – огурцы.

- Да?

- Соленые!

- Точно, солененькие огурчики!

Афонина:

- Ну, знаете ли, кому что. Кому пионы, кому огурцы. А кому – подальше от дачи. И вспоминают о ней как страшный сон, когда наконец-то дачный сезон завершается, люди могут спокойно в городе вздохнуть. В общем, дача, участки за городом – рабство или радость? Вот сегодня такую тему «Радиорубки» мы выбрали для спора двух журналистов «Комсомольской правды». С нами сегодня в прямом эфире ведущий редактор «Комсомолки» Сергей Пономарев и спецкор «Комсомолки» Дина Карпицкая.

Пономарев:

- Здравствуйте. Слава богу, в городе.

Карпицкая:

- Я знаю, что вы в отпуске. Вы, наверное, с дачи только что приехали?

Пономарев:

- Нет, я на даче не был в этом году ни разу. Я надеюсь поставить рекорд и не посетить ее вообще.

Карпицкая:

- Сейчас мы вас переубедим.

Афонина:

- Есть люди, которые бросают курить и ставят рекорд, сколько они не прикасаются к сигарете. Сергей Пономарев ставит рекорды, сколько он не ездит на дачу. Вопрос у нас: участки за городом – радость или рабство? Дадим каждому из спорщиков свои две минуты монолога и славы. Дина, тебе начинать.

Карпицкая:

- Я хочу начать с того, что урбанизация у нас уже до самых мозгов людей пробила. И как это можно уже критиковать желание иметь дачу? У меня в голове это не укладывается. Город, город, только город. Это просто «работа» - от слова «раб», если вы не знаете, происходит. Для меня лично городская среда – это вот эта рабовладельческая история. Я не вижу здесь деревьев, я не вижу здесь речек, никакой живой природы. Я недавно ехала по МКАДу, и там у нас Химкинский залив, маленькая речка-вонючка. И там сидит какой-то мужчина с удочкой. Я на него смотрю – поток машин бешеный, а он сидит. Я думаю: боже, до чего людей уже довели! Он сидит и в этой лужице, к которой страшно подходить, рыбу ловит. Как людям не хватает природы, общения с самим собой. Для меня лично дача – такая отрада. Я всю неделю сплю и вижу вечера пятницы, чтобы уехать. Я даже иногда без сил после этой работы тяжелой еду. Это счастье, я считаю. Для меня понять, что людей критикуют за то, что у них есть дача, это вообще…

Афонина:

- Хорошо, давай поступим следующим образом. Свои аргументы прибереги для словесных баталий с Сергеем Пономаревым. Сергей, вам слово. Вы – противник дачного времяпрепровождения. Можете объяснить – почему?

Карпицкая:

- И объясните, чем вы в городе занимаетесь в выходные?

Пономарев:

- На мой взгляд, дача – это такой нелепый анахронизм советского времени. Я напомню историю. Первые дачи государственные появились в 30-х годах в Советском Союзе. И уже в начале 50-х и особенно в середине 50-х, в 60-х появились так называемые садовые участки в садовых товариществах, которые стали называть дачами. В некоторых регионах их до сих пор называют сады. Понятно, была мотивация выдачи этих участков – четыре или шести соток. Если большая семья, то выдавали 10 или даже 12 соток. Это было фактически подсобное хозяйство для того, чтобы выращивать свои овощи, картошку, ягоды и так далее.

Карпицкая:

- У вас наследие тяжелое. Вас заставляли картошку и ягоды…

Пономарев:

- Сейчас-то какой в этом смысл? Абсолютно свободный доступ ко всем фруктам, овощам, ягодам круглый год. Это такое рабство на самом деле. Я напомню, что в конце 80-х годов по телевизору показали очень популярный тогда бразильский сериал «Рабыня Изаура». И в российский обиход зашло название дачи – фазенда. Это до сих пор используется некоторыми телеканалами.

Карпицкая:

- Любя называют фазендой.

Пономарев:

- А что такое фазенда? Это бразильская загородная усадьба, где рабы выращивали сельхозпродукцию. И народ очень четко воспринял это понятие, потому что оно полностью соответствовало этому понятию. Это один момент. Второй момент. Наличие дачи делает человека ее заложником. Фактически ты не можешь смотреть на большой красивый разнообразный мир, который окружает нас. Когда сломались границы, когда нет железного занавеса, когда человек был вынужден «отдыхать» на этом участке, сейчас-то что? Пожалуйста, поезжай куда хочешь. Вы скажете, что деньги? Поговорим и о деньгах.

Афонина:

- Дина рвется в бой. Вот первые комментарии: «Дача – это беда с постоянными поборами на разные нужды садового товарищества. Со следующего года мы должны еще официально платить зарплату бухгалтеру и председателю».

Карпицкая:

- О каких упавших границах вы говорите, когда у нас 5 % населения только паспорт заграничный имеют в стране? Это вы по себе судите. А другим людям детей некуда вывезти летом, а нужно куда-то из города, из асфальта ребенка на чистый воздух. Куда? На какие шиши? Три месяца. Возьмем наш юг – это по самым скромным оценка на три месяца нужно полмиллиона, не меньше. На еду, на снятие жилья, на отправление туда бабушки, чтобы она там с ними сидела, смотрела. А еще плюс они заболели. Здесь все свое, родное. Мне очень жаль, что у вас такое тяжелое прошлое, с рабским трудом, с выращиванием картошки на даче, со всем остальным. У меня такого не было. Сколько себя помню в деревне, это радость, это речка, это бабочки, рассветы, закаты, какая-то жизнь. Может, я по природе такая…

Афонина:

- Прозвучала еще одна претензия к даче – что это постоянный источник, нет, не сбора урожая, а денег, которые в дачу нужно вкладывать. Ты ремонт в квартире делаешь один раз в десять лет. А дача нуждается постоянно.

Карпицкая:

- А платишь квартплату сколько ты? Каждый месяц.

Пономарев:

- Да ничего подобного. Я специально произвел некоторые расходы и подходы.

Карпицкая:

- Я три года назад обзавелась дачей. Я могу рассказать с нуля, сколько это стоит.

Пономарев:

- Ты, насколько я понимаю, ездишь на дачу на собственной машине.

Карпицкая:

- Абсолютно правильно понимаете.

Пономарев:

- Итак, следим за руками. На примере Подмосковья. В других регионах, в зависимости от климатических условий, ситуация может быть несколько другой. Подмосковье, дачный сезон длится максимум 5 месяцев – с мая по сентябрь.

Афонина:

- И неделя на Новый год, когда туда выезжают.

Карпицкая:

- Я туда каждые выходные езжу.

Пономарев:

- Пять месяцев.

Карпицкая:

- Плюсуйте двенадцать месяцев за меня. Я каждые выходные езжу.

Пономарев:

- Если ездить в течение этих пяти месяцев каждые выходные, то получается 20 поездок туда и обратно. Итак, средняя длина поездки в Москве по минимуму – сто километров. На самом деле ездят и в Калужскую область, и в Тверскую, и в Смоленскую. Возьмем по минимуму – сто километров. Двести километров – туда и обратно. На одну поездку надо минимум, с учетом пробок, 15 литров бензина.

Афонина:

- А вы на электричке.

Пономарев:

- 92-й бензин сейчас стоит 43 рубля за литр, 95-й – самый дешевый 46 рублей за литр. На одну поездку надо 650-700 рублей.

Карпицкая:

- Да надо не с дачами бороться, а с ценами на бензин.

Пономарев:

- За сезон дачный это 13-15 тысяч минимум только на транспорт.

Карпицкая:

- Один билет до Сочи туда-обратно.

Пономарев:

- Я только что вернулся с юга, туда-обратно я долетел за 6200 рублей.

Карпицкая:

- Вы, наверное, купили за год.

Пономарев:

- 13 тысяч рублей на бензин – это по прямой, без пробок. Я уже не говорю о 4-5 часах, которые люди проводят в поездках.

Карпицкая:

- Это глупые люди проводят. У нас есть Яндекс-навигатор. Открыл, посмотрел пробки и поехал.

Пономарев:

- Если вы едете не на машине, а используете общественный транспорт – электричку или автобус.

Карпицкая:

- А в городе вы его не используетесь, стесняюсь спросить?

Пономарев:

- Тогда те же 20 поездок обойдутся вам за сезон в 7 тысяч рублей при расстоянии 100-115 км. А если едет семья из трех человек, то это 21 тысяча рублей за сезон.

Карпицкая:

- Все мужчины такие крохоборы.

Пономарев:

- Каждый год надо платить налог на имущество. Электричество, газ, вода, где они есть, межевание, регистрация.

Карпицкая:

- Это все одноразовые платежи.

Пономарев:

- Электрик, бухгалтер и прочая обслуга.

Карпицкая:

- Вам дворецкого еще на даче только не хватает в ваших подсчетах.

Пономарев:

- Получается, что даже затраты, которые человек или семья несут в течение сезона на дачу, сопоставимы с пребыванием на том же самом турецком отеле 5 звезд «все включено».

Карпицкая:

- В течение десяти дней.

Пономарев:

- Да ничего подобного! 21-24 дня.

Афонина:

- Да вы что?

Карпицкая:

- Какая у вас там цифра получилась? И в какой «все включено» вы ездите? Дайте адрес. Я таких цен не видела.

Пономарев:

- Я потом еще приведу данные, что можно сделать, если эту дачу продать.

Карпицкая:

- Так, это вы уже наследством торгуете. Вот мои цифры. Я на даче купаюсь в озере бесплатно. Поехать на пляж платный, например, семьей из четырех человек – минимум 2 тысячи рублей. Доехать до этого пляжа – я не считала, я не крохоборюсь, честно вам признаюсь, на свои удовольствия. Доехала на таком же транспорте. Купить килограмм огурцов, которые растут в нашем регионе бесплатно. Потому что их посадил и раз в неделю полил. 100 рублей – это 1 килограмм. В неделю семья может съесть их 5 кг.

Пономарев:

- Вы одними огурцами питаетесь?

Карпицкая:

- Нет. Ягоды, фрукты.

Пономарев:

- Сколько вам огурцов тех надо?

Афонина:

- Они низкокалорийные.

Карпицкая:

- А маски их них делать? Поход к косметологу – 2 тысячи рублей. На даче наложил маску огуречную или земляничную из леса – сколько денег сэкономил. И вообще, на удовольствиях нельзя экономить. Дача – это удовольствие.

Афонина:

- Послушаем Николая.

Николай, Волгоград:

- У меня мнение такое. Здесь как стакан – наполовину полный, наполовину пустой. Кто хочет иметь дачу, тот имеет. Кто не хочет – тот не имеет. И аргументы можно приводить разные. У меня есть дача. Какая красота – приехать искупаться, стопочку налить, огурчик сорвать. Вот тебе…

Афонина:

- В продолжение вашей вкусной темы, в нашем утреннем эфире ведет программу «Вот такая петрушка» тетя Таня Кудряшова. Послушаем, что она рассказывает про дачный отдых.

Тетя Таня:

- Я на дачу уезжаю где-то полшестого утра, в шесть часов я уже там. И четыре часа до наступления жары, это очень неприятно, когда 37 в тени, но я работаю. Потому что кусок земли, который у тебя есть, он требует ухода. Вы напрягаете обстановку и говорите: ой, это так тяжело, это наказание, оброк. Нет, человек разумный, понимает, что продукты, которые он вырастил сам, они вкусные, они экологически чистые. Инструменты для того, чтобы это все сделать быстро и было время отдыхать, должны быть очень современными и хорошими. Нельзя руками десять соток картошки, как принято в Сибири. В Подмосковье это не принято. Кормить семью? Ну, нет. Та картошка, которая продается в магазине, это только для студентов. У нас обожают такой сорт картофеля, который называется «Адретта». Туда масла не надо сливочного, он сам желтый, вкусный, рассыпчатый. У него повышенное содержание крахмала. Оттого и любим так сибиряками.

Афонина:

- И это называется – отдых?

Пономарев:

- Да это рабство на самом деле.

Карпицкая:

- Это варианты. У кого как. Я на даче не выращиваю ничего. Я даже траву там не кошу. Я приезжаю и наслаждаюсь тем, что у меня природа. Сейчас современные технологии. Сейчас не нужно там убиваться и что-то делать. Все работает дистанционно. У меня есть специальная розетка, которая включает в нужный мне момент обогреватель. Я приезжаю – у меня уже тепло. У меня там камера видеонаблюдения, которая обходится 500 рублей в месяц, вставляешь сим-карту.

Афонина:

- У тебя и вода есть? И туалет?

Карпицкая:

- Зимой и летом.

Афонина:

- Сколько ж ты за эту дачу заплатила?

Карпицкая:

- Да вообще немного.

Афонина:

- Это еще раз доказывает, что дачи непопулярны. Потому что, если такие условия можно за недорого себе обеспечить, значит, что спроса нет.

Карпицкая:

- Я там жить готова. Единственное, что на работу гонят всякие выпускающие редактора.

Пономарев:

- Когда мои тесть и теща, люди старой формации, деревенские, купили дачу, от которой я сейчас всячески отбиваюсь, они меня пытаются затащить, дача была вся заставлена парниками, грядками. Сначала моими усилиями и уговорами треть этого места была засеяна газоном. Потом еще. Практически сейчас ничего не осталось. Хотя наезды по поводу раскапывания и создания новых грядок продолжаются. В любом случае на этой даче, даже если она засеяна газоном, без работы не останешься. Газон нужно косить. Даже небольшие грядки надо полоть. Смородину нужно собирать.

Карпицкая:

- Что ее собирать? Пошел к кустику, сорвал, в рот себе положил.

Пономарев:

- А зачем? Сколько той смородины надо? Хочется мне смородины поесть – да я пошел на рынок и купил ее за полкопейки.

Карпицкая:

- И что вы там купили? Откуда вы знаете, где эта смородина росла, как ее собирали, какими руками?

Пономарев:

- А чем она отличаются? Да какая разница? Я ее помыл.

Карпицкая:

- Да у меня дочь ходит, с куста ест.

Пономарев:

- И что?

Афонина:

- А ты ее не опрыскиваешь от вредителей?

Карпицкая:

- Ничего я не делаю.

Афонина:

- Плодожорки не размножаются?

Карпицкая:

- Я как плодожорка там размножаюсь.

Афонина:

- Послушаем Татьяну из Москвы.

Татьяна:

- Дорогие друзья, я поддерживаю полностью Сергея. А девушке я рекомендую взять карандашик и тетрадочку и подсчитать все расходы. У меня дача была 25 лет. Мы взяли ее в 1989 году, отстроились, вырастили сад. Муж потерял здоровье, раньше времени умер. И сейчас бы мне сегодняшние мозги да в то время. Я бы никогда дачу не взяла. Но был 1989 год, было голодно. Я выращивала все. Нажила кучу болезней. Потом восстанавливалась. А муж ушел раньше времени на тот свет.

Карпицкая:

- Страсти-то какие! Мне 35. У меня куча друзей моего возраста. Все бездачные ко мне приезжают, завидуют мне.

Афонина:

- Один раз приехать – почему бы и нет?

Карпицкая:

- И хотят тоже.

Пономарев:

- В гости я с удовольствием приеду. Но зачем ее иметь самому?

Афонина:

- «Дача – это место отдыха, а не подсобное хозяйство». «Занятно слушать рассуждения московского дачененавистника. В провинции дача – это подспорье для многих пенсионеров, которые не могут позволить себе фрукты и овощи из магазина», - пишет нам Максим. «Дача – это вечный двигатель. Один раз приобрел – всю жизнь при деле». «Дача – это привет из прошлого. Так уж получилось, что по наследству достались аж две дачи. Обе продал за ненадобностью. Что там делать? Овощи-фрукты есть в магазинах. А вот интернета и телевидения нет. Ребенка вожу в парки и театры». – пишет нам Руслан.

Карпицкая:

- Да есть там интернет и телевидение. Что за темные люди живут? У нас технологии уже давно продвинулись вперед. Интернет есть везде.

Афонина:

- «Сидите там в своих каменных джунглях. А я сижу на пережитке и травлюсь кислородом». «Просто надо меру знать, не надо зацикливаться только на даче. Но и не надо от природы отдаляться».

«А сколько раз приехал, а урожай уже до тебя собрали?» «Рабство XXI века – это когда всё из супермаркетов. Большие компании (США в первую очередь) хотят всех кормить только своей продукцией. Попробуйте в США вырастить без лицензии грядочку картофеля. Слава богу, у нас есть возможность питаться благодаря даче альтернативно». Очень короткое сообщение: «Дача – это всё». «Моя дача в 15 км от МКАД. Такси туда стоит 300 рублей, а электричка вообще 66». «Дача и рабство? Да у вас просто руки под не то заточены. Дача или дом в деревне – замечательное вложение средств. Хороший участок, в хорошем месте, с хорошим домом, дача – это хорошая тренировка для мозгов: как, где, что, как лучше, как сделал. В общем, как сделал, так и жить будешь. Дерзай, твори, как душе угодно. Свобода творчества, голова идет кругом от свободы и разнообразия. Столько хочется сделать. Я свободен!» «Каждый дачу делает под себя, кто хочет, трудится, как раб на плантации, кто хочет отдыхать – отдыхает. Точную границу провести невозможно». Еще пишут, что «ехать из одной толпы в другую отдыхать – ну какая же это радость?»

Карпицкая:

- Я как квалифицированный специалист-управленец скажу, что смена видов деятельности – это лучший отдых для мозга. Если ты в городе (как я, например) целыми днями пишешь тексты, а приезжаешь на дачу, включаешь супермощную косилку, косишь траву, так проветривается голова. Мне на мой участок в 10 соток достаточно 40 минут на это. Неужели это такая убийственная работа, из-за которой мне надо все продать и ездить в какой-то турецкий отель?

Пономарев:

- На самом деле дача это такая цепь, которая тебя держит…

Карпицкая:

- Да ничего меня не держит. На эти выходные я поеду на Селигер с палатками. Я открыла компьютер, посмотрела видеокамеру, что у меня там все прекрасно, и уехала спокойно. Я зимой уезжаю на месяц куда-нибудь.

Пономарев:

- Это цепь.

Карпицкая:

- В чем цепь? Если захочу, я сдам ее в аренду. 10 тысяч за выходные буду брать, и на эти деньги буду отдыхать, если вдруг она мне не нужна будет.

Пономарев:

- Фактически весь дачный сезон ты, так или иначе, к этому участку привязан.

Карпицкая:

- Да я не привязана. Я с радостью туда езжу. Я привязана к работе, к сожалению. Я сюда вынуждена приезжать, а туда… Я за эти выходные искупалась раз 35 на своей даче, я на лодке каталась, я ходила грибы собирать…

Пономарев:

- На самом деле эта дача закрывает железным занавесом тебя от мира.

Карпицкая:

- Сколько стоит килограмм белых грибов на рынке?

Пономарев:

- Понятия не имею.

Карпицкая:

- Я в эти выходные килограмм собрала. Сколько денег я сэкономила? Тысячи две, я думаю, не меньше.

Афонина:

- И как счастливы молодые семьи, которые отправляют родителей на дачу, а сами наслаждаются…

Карпицкая:

- Да, живут и радуются.

Афонина:

- Еще сообщение. «У меня тут все кочки знакомые, пруд, знакомая выдра, ягоды, грибы, Родина, мама».

Пономарев:

- Да, и куча соседей.

Карпицкая:

- Для многих это место встречи всей семьи. В квартирах люди не любят собираться, а на дачу все приезжают с удовольствием – шашлычки пожарить, посидеть, пообщаться.

Пономарев:

- Приезжают на чужую дачу…

Афонина:

- Давайте Сергея из Москвы послушаем.

Сергей:

- Если у Пономарева есть дети, и если есть где-то родственники в деревне, пусть отправляет туда детей на лето. А то, что он говорит, пойти в супермаркет, купить ягоды, фрукты, арбузы и так далее… Я сам дальнобойщик, я вожу эту гадость. Это гадость, это отрава. Что делается на полях? А дача или подсобное хозяйство – это экологически чистые продукты. Раз в неделю поехали, отдохнули, покушали эту вишню, этот огурец несчастный съели…

Пономарев:

- Особенно подмосковная дача – это бахча просто и фруктовый сад.

Афонина:

- Я смотрю, на чем эти витамины выращивают. У нас народ особо не покупает то, что сам производит. У меня этот огурец как-то в рот не лезет. Дина, ты не понимаешь, о чем я говорю? А у тебя газон, поэтому ты и не понимаешь.

Карпицкая:

- Родители на даче огурцы выращивают.

Афонина:

- Компостная яма у тебя чем наполняется? Ты чем удобряешь? Родители от тебя скрывают, чем они удобряют огурцы. Сергей, вы согласны с тем, что это труд не для слабонервных? Когда ты увидишь, как это все делается, как производится, в обморок упасть хочется.

Пономарев:

- Я знаю производительность этого труда. Это называется мешок картошки по весне посадил, полтора мешка по осени собрал. То есть артель «Напрасный труд».

Карпицкая:

- Да что вы прицепились к этому огороду? Кому нравится, тот копает, кому не нравится, тот не копает. Я вообще и картошку не ем. И не выращиваю.

Афонина:

- Не случайно придуманы анекдоты: «Женщина, а вы кто? Ну-ка, пожалуйста, в коленопреклоненную позу. А, Марья Ивановна, так это вы».

Пономарев:

- Куча анекдотов про дачный труд, и все они, к сожалению, неприличные.

Карпицкая:

- Я в прошлом году писала про дауншифтеров, которые уехали из города жить в деревню. Они же начинали как дачники. Люди приезжали, и у них там открывалось второе дыхание, они меняли профессию в корне. Один бизнесмен пчеловодом стал…

Афонина:

- А тебя не смутило, что эти люди уехали туда, где нет больше никаких людей вокруг?

Карпицкая:

- Не всегда так.

Афонина:

- Дело в том, что дачные склоки, споры и дрязги – это предмет еще тех судебных разбирательств. Нам что, в городе этого не хватает с соседями?

Карпицкая:

- Дача – это была ступень, чтобы поменять свою жизнь. Понятно, что они начинали с таких скученных дачных участков.

Пономарев:

- У тебя какие-то странные все примеры – дауншифтеры… То есть какие-то ненормальные люди.

Афонина:

- Сергей Александрович, вам наши слушатели пишут: «А вы что, в Турцию каждые выходные летаете?»

Пономарев:

- Возьмем самый захудалый дачный участок, то есть в садовом товариществе 6 соток в пределах 100 км от Москвы. Это не коттеджный поселок, даже не дом в деревне, это самый захудалый дачный участок 6 соток с дощатым домиком. Его стоимость – не менее 1 миллиона рублей. Но есть разные направления, где стоимость дачи доходит и до 2 миллионов, и до 3, и до 5. Даже если 1 миллион, этих денег, если продать вашу дачу, хватит на то, чтобы всей семьей ездить за границу, в Турцию или Таиланд, 7-8-9, а то и 10 лет, в зависимости от того, за сколько вы продадите эту дачу. Продав дачу, вы сможете лично посмотреть и побывать в Лувре, в Прадо…

Карпицкая:

- Один раз.

Пономарев:

- Извините, если вы будете сидеть на даче, вообще ни разу не побываете. В Брюссельской королевской академии художеств. Да где угодно. А что вы предлагаете вместо этого? Сидеть на даче, кормить комаров и с соседом пить водку.

Карпицкая:

- И Родину любить.

Афонина:

- Между прочим, про комаров. В Волгоградской области мужчина попал к врачам с лихорадкой Западного Нила, после того как вернулся с отдыха на даче за Волгой. И это, между прочим, уже второй случай. Первый был зафиксирован в Среднеахтубинском районе…

Карпицкая:

- Может, он в Египте отдыхал до этого?

Афонина:

- Нет. Этот опасный вирус – лихорадка Западного Нила – комары переносят наши, российские комары. Сейчас начали обрабатывать водоемы, а жителям говорят: вешайте сетки на окна и двери и пользуйтесь защитной одеждой.

Пономарев:

- А сколько случаев, когда погуляли на даче мыши, другие грызуны и заразили вас всевозможными боррелиозами и прочими опасными болезнями.

Карпицкая:

- А в городе у нас преступники с ножами бегают? Пожалуйста, парк Горького, место, где выходные люди проводят. Студента-медика долбанули по голове, он в коме.

Афонина:

- Давайте еще один телефонный звонок примем. Александр из Московской области.

Александр:

- Давайте я вам расскажу про дачу. Куриную грудку купил. Морковка своя, перчик болгарский свой, укропчик свой, лучок свой. Самогонку я сам варю. В гробу я видел по 400 рублей эту водку.

Пономарев:

- Александр, так вы хлев заведите, и там крупный рогатый скот можно еще разводить. И говядина будет, и свинина, и крольчатина.

Афонина:

- Заместитель главного редактора «КП» Андрей Дятлов тоже решил поучаствовать в нашем споре.

Дятлов:

- Меня поймут те, у кого есть кошки или собаки. Дома каждое животное должно иметь тот угол, куда оно может убежать, когда хозяин гонится за ним с тапочком, чтобы за что-то наказать. Человеку нужен точно такой же угол – будет он называться дача или будет называться 6 соток вообще без домика, без всего. Человек уезжает на дачу, для того чтобы собрать себя, поднять после трудовой недели, забыть о каких-то дурных проявлениях в течение недели со стороны начальства, со стороны знакомых, друзей. Чтобы, в конце концов, отключить телефон и просто заняться тем, что он хочет сделать. Так что дача – это некое такое душевное, духовное убежище для человека.

Карпицкая:

- Согласна.

Афонина:

- Вот нам еще пишут: «Лучший отдых – это смена деятельности». А вот забавный комментарий: «Какая экономия – все лето в трусах. Это же кайф». Кстати, хорошая дачная мода. Что о ней думает эксперт моды Влад Лисовец, и нужна ли ему дача?

Лисовец:

- Такой отдых не предпочитаю. Объясню почему. Чтобы один день отдохнуть красиво, в чистоте, среди стриженой травки, всю неделю надо полоть, пахать, шпаклевать, мазать. Эта жизнь на небольшом кусочке земли, но вокруг тебя забор, меня вообще не прельщает. Поэтому дачи никогда не было, не мечтал и точно никогда не будет.

Карпицкая:

- Скажите, Сергей, вам когда-нибудь хочется на природу выехать?

Пономарев:

- Конечно, мне хочется на природу.

Карпицкая:

- И что вы делаете?

Пономарев:

- Я еду на природу, а не на дачный участок с забором.

Карпицкая:

- Куда именно?

Пономарев:

- Да хоть куда. Хоть в лес. Хоть выйду из своего дома, пойду к речке, пойду в рощу, пойду в парк. Вот природа.

Карпицкая:

- Городская природа. А такую, чтобы совсем вдали?

Пономарев:

- А если вдали, для этого я предпочитаю ездить по другим регионам, по другим странам.

Карпицкая:

- Так вы приплюсуйте в свою смету вот это все, другие регионы.

Пономарев:

- Для этого я и предлагаю продать вашу дачу и ездить, сколько хотите.

Карпицкая:

- Хочу заметить, что у нас люди любят природу натуральную. Даже парк «Зарядье» у нас выполнен в каком стиле? Там все, как натуральная природа – поля, леса воссозданные. Там сидят и балдеют. Которые не имеют дач, которым хоть чуть-чуть глотнуть этой русской природы.

Афонина:

- Нам пишут: «Да зачем мне ваша Турция? Дачка моя – это куда лучше. А Лувр я и по телику могу на даче поглазеть. А вы травитесь заморскими овощами». Еще подсчитывают (кстати, не в пользу дачи), рассказывают о том, как хотели, «накопив 3 миллиона, приобрести дачу, а еще оказалось, что нужно брать кредит в банке». В общем, люди поняли, что ну ее, эту дачу, не потянем.

Пономарев:

- Еще к вопросу об отдыхе на природе. Я только что вернулся с Черного моря. Дорога до Краснодара на самолете занимала у меня 2 часа и от Краснодара до побережья – 1,5 часа. Итого 3,5 часа. До дачи я еду с помощью общественного транспорта и всего остального 4 часа.

Карпицкая:

- А до аэропорта вы не с помощью общественного транспорта доезжаете?

Пономарев:

- Аэроэкспресс – полчаса.

Карпицкая:

- Так приплюсуйте.

Пономарев:

- Хорошо, 4 часа.

Карпицкая:

- У богатых свои причуды. Слетать в Краснодар на выходные, собирать чемоданы, взять детей ревущих, тащить их в этот аэропорт, они там попить попросили, тут поесть попросили.

Пономарев:

- Я взял самый дешевый тариф. Туда и обратно билет стоил 6 тысяч рублей.

Карпицкая:

- А попить кофе в аэропорту, а поесть?

Афонина:

- Нам пишет Михаил: «У меня отпуск один раз в год. И я хочу отдыхать на море, в Севастополе».

Нам звонят из Симферополя.

Николай:

- Я живу в окрестностях Симферополя, где-то в пределах 10 км. Проехать очень просто. Дача – это образ жизни. Я живу порядка 20 лет, я пенсионер. Никаких затрат особых она не несет. Ничего особенного я не выращиваю. У нас легко все растет – виноград, косточковые деревья. Затраты небольшие. Насчет комаров. У нас ничего такого у нас нет. Вообще приобретайте в удобных, красивых местах. У нас сейчас все это, слава богу, очень доступно. А вообще я поддерживаю Дину Карпицкую.

Афонина:

- В начале летнего сезона был проведен опрос ВЦИОМ – где россияне лето собираются проводить. Так вот, 45% сказали, что останутся в городе, 34% сказали, что на дачах. По Крыму тоже высказались. Сказали, что отдохнут этим летом в Крыму 10%, еще 42% опрошенных сообщили, что могут навестить полуостров в следующем сезоне.

Карпицкая:

- Те, кто едет в Крым, они там арендуют те самые дачи крымские, эти дома. Они же не снимают квартиры себе.

Пономарев:

- То есть они живут на садовых участках, что ли?

Карпицкая:

- Да, тоже на дачах. На таких дачах на море и живут, с персиковыми садами, с виноградной лозой.

Пономарев:

- Бедные владельцы пансионатов, отелей и т.д. Оказывается, эти люди живут на садовых участках. Смешно.

Карпицкая:

- Когда я ездила в Анапу, я не хотела жить в отеле, я жила в частном доме, который как дача выглядит.

Афонина:

- Нам пишут: «Дача – это только для здоровых. Дорога изматывает. Пока доедешь, надышишься выхлопными газами в пробках. Это как приговор – ездить на дачу. Хочешь, не хочешь, а надо сеять, надо полоть».

Карпицкая:

- И кто это внушил нашим людям?

Афонина:

- Мы спрашивали у слушателей: участки за городом – это рабство или радость? Дина Карпицкая говорила, что радость, а Сергей Пономарев говорил, что это рабство. 62% наших радиослушателей сказали о том, что дача для них – это радость.

Карпицкая:

- Не нужен нам берег турецкий…

Пономарев:

- А мне нужен турецкий, итальянский, французский, и Океания, и Юго-Восточная Азия. Дача не нужна.

Карпицкая:

- Современные люди могут себе позволить всё.

Ну ее в сад! Нужна ли дача в XXI веке?.Радиорубка. Ведущая Елена Афонина. Участки за городом - рабство или радость? Поспорят об этом ведущий редактор "Комсомольской правды", дачененавистник Сергей Пономарев и спецкорр "Комсомольской правды", дачница Дина Карпицкая.

Подпишитесь на новости:
28

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ