2018-12-14T00:35:53+03:00
45

Почему в Москве зарплаты сильно выше, чем в регионах

Почему в Москве зарплаты сильно выше, чем в регионахПочему в Москве зарплаты сильно выше, чем в регионах

Об этом региональном неравенстве рассуждает профессор, доктор экономических наук Александр Бузгалин

Почему в Москве зарплаты сильно выше, чем в регионах

00:00
00:00

А. Бузгалин:

- Мы продолжаем тему, которая была поднята в моей предыдущей передаче и вызвала очень широкий спектр откликов, комментариев, во многих случаях злых, жестких, нелицеприятных – тема регионального неравенства в нашей стране. Большинство радиослушателей в своих сообщениях говорили о том, что это неравенство, во-первых, вопиюще, во-вторых, очень многие с какой-то тоской внутренней писали, что так и будем жить всегда, что в регионах московские корпорации обрекают людей на заработную плату в 10-20 тысяч рублей, что учителя в Москве и в регионах получают совершенно разные доходы, хотя дети везде, по идее, одинаковые и работа в регионах едва ли не тяжелее, чем в Москве, и т.д. В то же время есть и другое мнение. После своего эфира я говорил с москвичами и от некоторых представителей так называемого среднего класса услышал противоположное мнение. Москва – это просто пространство, где каждый может реализовать свои возможности, поэтому в Москву приезжают наиболее талантливые, наиболее активные люди и именно поэтому в силу их высоких индивидуальных способностей они получают большие доходы, проявляют свои таланты – здесь концентрация умов, здесь концентрация креативности, а периферия – это… ну, а дальше многоточие, поскольку высказываться негативно о регионах России вежливые (в кавычках или без - решайте сами), элитные (в кавычках или без – решайте сами) москвичи не захотели.

Напомню некоторые простейшие и хорошо известные цифры. В Москве заработная плата в 4-5 раз превышает зарплату в беднейших регионах нашей страны. Высок разрыв в социальных пособиях. Высок разрыв в расходах из регионального бюджета на решение социальных проблем. В Москве весь центр замостили гранитными, если не ошибаюсь, плитками. В регионах часто асфальт почему-то оказывается менее прочным, чем пластиковые пакеты. Извините, не могу не упомянуть старый анекдот – если пластиковый пакет разлагается через сто лет, а асфальт исчезает за один сезон, то, может быть, лучше мостить улицы пластиковыми пакетами?.. Вопрос, конечно, риторический и это, конечно, грустно, чем смешно. Ну, так почему же так? И насколько это справедливо?

Начну отвечать, пожалуй, с конца. И скажу прямо – это несправедливо. Несправедливо потому, что Россия, да и любая другая страна, - это страна, граждане которой и исходя из Конституции, если смотреть на формальную сторону дела… хотя Конституция это не просто формальная сторона дела. Конституция – это то, что должно регулировать нашу жизнь. Извините, чуть отвлекаюсь. Хотел сказать «регулирует», а потом подумал и сказал – должно регулировать нашу жизнь. Итак, исходя из Конституции, которая должна регулировать нашу жизнь, мы все равны. И не только перед законом, но и, как граждане государства, которое в этой же Конституции названо социальным. Социальное государство – это государство, которое работает на интересы общества, на интересы страны, а не на интересы какого-то отдельного социального слоя, класса или подгруппы этого класса. Если государственное устройство, устройство экономики, политическая система в целом, экономическая система в целом должны работать на интересы страны в целом, то глубокое социальное неравенство между регионами – это нонсенс. Это что-то невозможное, неправильное и несправедливое… ну, слово «неправильно», конечно, надо взять в кавычки, хотя, впрочем, может быть, и нет. Потому что, если Конституция – это правило, то неправильно - это антиконституционное… Давайте вместе подумаем – может быть, действительно, вот такое очень глубокое неравенство в распределении бюджетных ресурсов и всего остального – это антиконституционно? Неправильно, несправедливо.

Я думаю, мне возразят. На самом деле, большинство регионов, в отличие от нефтяных и Москвы, - это дотационные регионы. И здесь несправедливым выглядит не то, что в Москве и в некоторых регионах, где много нефти, доходы высокие, а в других низкие. Несправедливым с формальной точки зрения в данном случае выглядит то, что из бюджета перераспределяются деньги в пользу так называемых дотационных регионов. Регионов, которые не дают денег в бюджет больше, чем тратят на себя, а регионов, которые получают из бюджета денег больше, чем собирают. Я неправильно сказал про Москву… Давайте проще скажем. Регионы-доноры и регионы, получающие вот эти донорские ресурсы через федеральный бюджет. Большинство регионов России – это те, кто получает ресурсы, а не те, кто передает ресурсы в федеральный бюджет… Так где же правда?

Правда в том, что большинство бедных регионов России просто паразиты, которые не умеют работать и люди в которых не умеют работать, и власти у них неправильные, и поэтому они сидят на шее у общества? Или правда в чем-то другом, о чем я говорил в самом начале своего эфира? Я позволю себе высказать довольно банальное и, наверное, очевидное для большинства радиослушателей мнение. /Правда состоит в том, что основные доходы, которые получают регионы-доноры, богатые регионы – Москва, еще несколько областей и краев, где есть нефть и другие природные богатства – это доходы, которые должны принадлежать всей стране. Всем гражданам страны. Почему? Ответ достаточно просто. Собственником нефти является не тот или другой регион Сибири, Урала, Поволжья, собственником нефти является вся наша страна. Я подчеркну – все мы, как граждане страны, являемся собственниками нефти, газа, руд цветных и черных металлов, леса, практически всех природных богатств, за исключением некоторого ограниченного круга приватизированных, практически всех природных богатств собственниками являемся мы – граждане России. Соответственно, принадлежать эти богатства должны нам и отсюда рента, получаемая от эксплуатации этих богатств, не прибыль корпорации, подчеркиваю, а рента – должна принадлежать в равной мере всем гражданам России. Поэтому когда нефтяные регионы живут богаче, когда наиболее крупные корпорации сосредоточены в этих регионах и платят зарплату не только рабочим, но и всем остальным, кто в этом регионе живет, намного выше, когда их штаб-квартиры концентрируются в Москве и, может быть, еще в двух-трех городах России, и там концентрируется наиболее богатая часть управляющих, наиболее богатая часть сотрудников и весь примыкающий к ним персонал, весь обслуживающий персонал и слуги обслуживающего персонала, эта ситуация является, на мой взгляд, некорректной. И все доходы, которые должны идти в бюджет федеральный или региональный, в данном случае, надо концентрировать в федеральном бюджете и равномерно распределять по всей стране. И тогда учитель что в Москве, что в маленьком городе в российской глубинке будет получать одинаковую зарплату… Другое дело, что и в Москве очень высок уровень социальной дифференциации. И в Москве есть бедные нищие, причем, буквально бедные нищие. И в Москве есть те, кто живет на очень маленькую пенсию, получая некоторое дополнение от московского правительства, но все равно оставаясь чуть выше прожиточного минимума. Более того, в Москве социальная дифференциация выше, чем в нашей стране. По неофициальным оценкам экспертов, она достигает 40 раз. Не 16-и, как официально, по всей России, а 40 раз. Москва очень противоречивый город и вопрос – за счет каких москвичей и вообще за счет москвичей или как-то иначе надо решать проблемы выравнивания регионального развития, - это вопрос, который требует специального обсуждения.

Но давайте оставим в стороне цифры – на слух их воспринимать трудно, да и смысл нашего эфира не в том, чтобы пугать или травмировать друг друга теми или другими данными. Вопрос более глубок, что ли, содержателен, и не только в цифрах. Хотя цифры и важны. В чем же смысл нашего вопроса? Смысл в том, что Москва оказывается городом с очень высоким уровнем социального неравенства, прежде всего, в силу того, что здесь концентрируется огромное количество высокодоходных групп населения, которые стекаются со всей России в столицу. Но в Москве, тем не менее, и в ближайшем окружении Москвы – это сейчас огромная агломерация, включающая не только ближайшие пригороды, а фактически единый огромный организм, приближающийся, наверное, уже к 20 миллионам жителей, в Москве тоже есть своя периферия и свой центр. Если вы заглянете в беднейшие районы Москвы и сравните их с тем, что происходит в центре, на улицах, вымощенных гранитом и уставленных витринами в основном транснациональных корпораций с ценниками, которые зашкаливают не то что месячную, годовую пенсию… Извините, отвлекусь. В прошлый эфир был очень интересный звонок от учителя, она сейчас на пенсии, и говорила о том, что живет на 10500 рублей в месяц. Учитель, проработавший всю жизнь, ветеран труда. 10 тысяч в пересчете на годовое исчисление – 120 тысяч в год. Ну, наверное, какие-то еще вычеты, да. И одна из витрин в Москве, крупнейший универмаг, сумочка от какой-то корпорации, не буду называть, чтобы меня не обвинили в антирекламе – просто сумочка, стоит 132 тысячи рублей… И это вопрос не зависти. И даже не социальной справедливости. Это вопрос о том, зачем производить сумочки за 132 тысячи рублей, тратя не на производство, а на рекламу, на создание бренда, на то, чтобы повесить гражданам лапшу на уши… безумные деньги, вот эти самые 132 тысячи… значительную часть из них отправлять в качестве сверхдоходов хозяевам корпораций… Ну, эту сумочку произвела транснациональная корпорация, но представители этой корпорации живут наверняка в Москве, продается она в Москве, хозяева универмага, который продает эту сумочку, тоже живут в Москве… Часть из этих 132 тысяч осядет в их карманах… И это только одна сумочка! Вот насколько полезно и эффективно для экономики производить вот такую сумочку и не создавать возможности для того, чтобы учитель, не обязательно получая пенсию – работая – в регионе получал в полтора раза больше заработную плату? Что больше повысит эффективность экономики? Проданная сумочка или полгода или три месяца работы учителя? Что выгоднее для экономики, давайте цинично поставим вопрос. Вот сейчас мы приближаемся к ответу на вопрос – почему в Москве такие высокие доходы? Потому что в Москве сосредоточены штаб-квартиры, система управления крупных корпораций – и не только российских, но и транснациональных. Потому что в Москве сосредоточены финансовые корпорации, которые контролируют эти потоки, потому что в Москве сосредоточен обслуживающий персонал, который прислуживает и обслуживает, иногда ублажая прихоти, иногда создавая необходимые условия, для деятельности этого самого менеджмента - так называемых креативщиков, пиарщиков, рекламщиков, маркетологов, финансистов и других представителей наиболее престижных специальностей современного капиталистического мира вообще и России, в частности, а Москвы – в особенности. Вот в этом причина. Не в Москве, не в характере москвичей, не в том, что здесь какие-то особо скверные люди, хотя, наверное, какое-то влияние вот этот финансово-корпоративный капитал на породу людей, живущих в Москве, оказывает. Но главное не в этом. Главное в том, что в целом социально-экономическая система устроена таким образом, что она приводит к неравенству между ядром и периферией. В мире в целом это неравенство между глобальным центром и глобальной периферией. Между доходами тех, кто живет в странах западной Европы, в США, в меньшей мере, в Японии, Австралии. И в большей мере это касается, прежде всего, Соединенных Штатов Америки, где сконцентрированы основные транснациональные капиталы и огромный бюрократический аппарат. Это одна сторона медали – центр. Другая сторона медали – периферия. Миллиарды людей, которые живут нищенски даже по российским меркам. Это люди, которые получают не 10 тысяч в месяц – это прожиточный минимум в России, к которому стараются приблизить пенсии и заработные платы – а получают в три-четыре раза меньше. Представьте себе, что это за жизнь?.. Вот так устроена мировая капиталистическая экономика. В гораздо меньшей степени, тем не менее, похожим образом устроена экономика России. В ней тоже есть свой центр и своя периферия. В центре сконцентрирован капитал, на периферии труд. Это неправда, что в Москве люди работают талантливо активно и много. а на периферии живут бездельники, которые не хотят и не умеют работать. Правда состоит в том, что происходит дифференциация на регионы, где сосредоточен капитал, и на регионы, где сосредоточен труд. И в тех регионах, где сосредоточен труд, за зарплату рабочего аналогичного рабочему Москвы платят меньше… И это результат господствующей социально-экономической системы.

И еще раз подчеркну – дело не в москвичах. Дело даже не в том,что в столице легче больше зарабатывать, потому что здесь особый воздух или еще что-то. Дело в специфике капитала, когда элита крупных корпораций, когда обслуживающий их персонал, когда государственная бюрократия сосредоточены в одном месте и этот город становится символом капиталистической эксплуатации всей остальной страны…

Прежде всего, если у нас останется та, что сегодня в России, модель капитализма, проблему регионального неравенства мы не решим. Эта модель является своего рода пародией на мировой глобальный капитализм. В мировом глобальном капитализме есть центр периферии, есть корпоративный капитал, причем, преимущественно финансовый, спекулятивный, который паразитирует на всем остальном обществе, на человечестве, и отсюда там, где этот капитал сосредоточен, жизнь богаче, а там, где он эксплуатирует и высасывает соки из людей, жизнь бедная. Это противоречие между Европой и США, с одной стороны, Азией, Африкой и Латинской Америкой с другой стороны… и т.д. Примерно то же самое складывается в России, хотя разрыв в нашей стране меньше, чем разрыв в мире – там разрыв в десятки раз, у нас разрыв во многие разы между своего рода центром и периферией нашей с вами страны. Поэтому, если будет капитал корпоративный, финансово-спекулятивный, а в России еще и сырьевой, сращенный с высшей бюрократией, господствовать так, как это было всегда до настоящего времени, то и региональное неравенство будет оставаться. И с этим ничего не поделаешь, если не проводить серьезные глубокие реформы. О том, что они необходимы, говорится давно и упорно. Говорится корректной, соблюдающей Конституцию оппозицией, хотя и не только ею. В данном случае я хочу высказать позицию не оппозиции, а позицию экспертного сообщества. Сошлюсь на такие авторитеты, как академик Глазьев, член-корреспондент Российской Академии наук, научный руководитель института экономики Академии наук Руслан Гринберг, профессора московского, санкт-петербургского и многих других университетов… на свою собственную позицию и на наши работы совместно с Андреем Ивановичем Калгановым, которые можно найти в интернете, на позиции, пожалуй, больше части университетского и академического сообщества России. Эти люди говорят о том, что можно и должно проводить серьезные реформы в социально-экономической политике, правил игры институтов и лежащих в основе всего этого производственных отношений. Какие изменения? Ну, прежде всего, давно известные шаги. Главный источник регионального и любого другого неравенства в России – это концентрация сырьевых доходов в руках крупнейших корпораций и той части чиновничества, которая прямо или косвенно причастна к перераспределению этих сырьевых доходов. В ренте от нефти, от газа, от продажи цветных и черных металлов, удобрений и т.д., давайте четче скажем – в доходах от продажи сырья за рубеж, да и гражданам России, есть три части. Себестоимость – сырье надо добыть, переработать, транспортировать – раз. Прибыль, которая должна составлять 10-15% к себестоимости, ну, может быть, 20%, если очень эффективный бизнес. И рента, которая в общем доходе от сырья составляет от 50 и выше процентов по отношению к сумме прибыли и себестоимости. Вот сумма прибыли и себестоимости – это то, что должен получать бизнес. Государство или частные корпорации. А рента – чуть не половина дохода от нефти, газа и всего остального – это то, что должно получать общество. Должно получать, для того, чтобы думать, как потратить. И эти доходы должны принадлежать в равной мере тем, кто живет в Москве, тем, кто живет в малых городах, в деревнях, в областных центрах, на севере, на юге… и т.д. Так должно быть устроено экономическое пространство при капитализме. Подчеркиваю, рентные доходы, идущие собственнику, - это капитализм. По Конституции, собственники всех природных богатств России, за очень небольшим исключением ресурсов, находящихся в частной собственности, это граждане России… Соответственно, равномерное распределение доходов от ренты сырьевой должно обеспечивать базовое региональное равенство и базовое социальное равенство различных слоев в нашей стране. Эти доходы не обязательно всем раздавать, с тем, чтобы их потом легко потратить. Их можно использовать на развитие, на социальные нужды, на образование и т.д. Но это база. К этому надо добавить единую политику доходов для бюджетников. Я думаю, что врачи, учителя и т.д., должны получать одинаковые доходы из федерального бюджета, а не из региональных бюджетов. Это будет первый шаг. А дальше принудительно выселять штаб-квартиры корпораций из Москвы и концентрировать по регионам да плюс делать более прозрачными деятельность этих корпораций, плюс ставить под контроль хотя бы частично, хотя бы в некоторой мере корпоративный капитал и государственный аппарат под контроль граждан. Если мы сумеем это сделать, мы сделаем большой шаг вперед, для того, чтобы снимать и социальное неравенство в целом, и региональное неравенство в частности.

Еще один шаг тоже хорошо известен и постоянно дебатируется. Это вопрос о прогрессивном налогообложении наиболее высокодоходных групп населения. Прежде всего, тех же самых хозяев и высших управляющих различного рода корпораций в России. Это сырьевые и финансовые корпорации, в первую очередь, как наиболее доходная часть крупного бизнеса нашей страны. Но не только. Речь идет о таких вещах хорошо известных нам всем, как прогрессивный подоходный налог, прогрессивный налог на наследство, налог на роскошь и т.д. Позволю себе несколько комментариев в этой связи. Я буду не уставать говорить о необходимости использования рентных доходов и частичного перераспределения доходов сверхбогатых для выравнивания социального положения в стране. Почему это необходимо? Прежде всего, не только из соображений социальной справедливости, а потому, что доходы, которые вот эти миллионеры тратят на часы стоимостью в полмиллиона долларов, на яхту стоимостью в 200 миллионов долларов, на футбольную команду, которая играет в Англии и т.д. и т.п., потому что эти ресурсы можно и должно использовать на развитие экономики нашей страны и повышения благосостояния граждан, развития образования, науки, искусства, решения экологических проблем и т.д. И это помогает решать региональные проблемы. Плюс к этому другая политика в области государственных инвестиций. У нас сегодня инвестиции идут преимущественно на престижные объекты. Но, слава богу, что чемпионат мира по футболу проходил не только в Москве, хотя в основном и так в не бедных городах России. Но я позволю себе крамольную мысль. Если бы те ресурсы, которые мы тратили на Олимпиаду, на чемпионат мира по футболу, при всех прелестях и престижа, которые они дают, мы потратили на создание спортивных объектов, прежде всего, в российской глубинке, то, поверьте, это было бы мощным фактором повышения качества жизни в регионах. И это маленький пример того, как можно и нужно использовать социальные инвестиции, прежде всего, для развития бедных регионов, а не украшения плиткой и купленными в Европе деревьями центра Москвы…

Но давайте мы еще оставим для следующей передачи разговор о том, что делать для решения проблем, ибо без решения фундаментальных проблем экономики России проблемы регионального неравенства мы не решим.

Подпишитесь на новости:
45

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ